А вагончик-то не стронулся!

А вагончик-то не стронулся! (рецензия на рецензию). Марина Волкова

Статьи Андрея Пермякова читаю всегда с улыбкой. Во-первых, за письменной речью всегда слышится живая, с невнятицей в звуках и торопливости в мыслях речь Андрея (а человек он очень симпатичный, и, чтоб не говорил, всегда слышишь главное: «В Багдаде все спокойно»). Во-вторых, в каждой из его статей обязательно встретится какой-нибудь кульбит, из тех, про которые говорят  «ни к селу, ни к городу», но читать такие пассажи весело, а иногда и поучительно. Про себя я Андрея зову «литературным Жириновским» (в начальную, лучшую пору его, Жириновского, карьеры): тот же задор, бешеная работоспособность, те же вбрасывания самых невероятных идей и умение держать нос по ветру. Но вступление явно затянулось (Пермякову подражаю!), пора переходить к сути.

А суть в том, что рецензия Андрея Пермякова «Перрон останется» на альманах-навигатор «ПаровозЪ» («Волга», №№3-4 за 2018) моих ожиданий не оправдала. Совсем. Понятно, что это моя проблема, раз ожидания мои, но виноват-то кто? Правильно: Пушкин. Ожидания между тем были абсолютно конкретные: вот придет Пермяков и на примере «Паровоза» подробно объяснит, чем альманах отличается от антологии и как они, эти альманахи, устроены в 21 веке. Мое ожидание было взлелеяно недавними бурными обсуждениями темы поэтических антологий. В обсуждении  этом Пермяков был как всегда активен, искрометен и нетривиален. А тут такой шанс – выходит альманах, собранный Виталием Кальпиди, составителем  антологий,– есть что с чем сравнивать, чистота эксперимента гарантирована! Увы, Андрей не только не использовал возможность внести свой вклад в науку или хотя бы в глоссарий, но в статье почти поставил знак равенства между альманахом и антологией: «Их задача состоит в фиксации литературного процесса».

Итак, ожидаемого в статье нет. А что есть? Есть анализ списка поэтов альманаха  (в сравнении с первыми тремя томами «Антология современной уральской поэзии») по принципам «были-остались-исчезли-новички» и «по городам».  Есть некоторые оценки некоторых подборок. Есть гадания, будет-нет четвертый том АСУП. Есть вклад в формирование имиджа «главного акционера и владельца бренда» в стиле «хозяин-барин». Есть общая оценка альманаха: «Всё-таки альманах «ПаровозЪ» получился цельным объектом, отражающим очередной этап развития УПШ». Есть оценка культурного жеста, приведшего к появлению альманаха: «По моему мнению, альманах этот кажется очень хорошим прецедентом сотрудничества писательского союза и неформально сформировавшейся структуры» (от себя добавлю, что, возможно, этот прецедент сотрудничества в наше время куда важнее самого альманаха). Есть понимание, что именно триединство альманаха, фестиваля и сайта – «правильная» единица современного литературного процесса, направленного на поддержание и предъявление поэтической школы (выделено мною, МВ, как еще одна наиважнейшая цель проекта). Есть, наконец, приличествующие случаю фанфары в конце статьи: «Состоявшийся и удавшийся замысел порождает множество других идей и концепций». Но самое полезное  в рецензии  Пермякова –  вопрос «В чём будет заключаться самостоятельная культурная ценность альманаха?». Поставьте вместо слова «альманах» имя любой поэтической книги — и получите универсальный критерий ее проектирования на этапе замысла и ее оценки на этапе критики. Со вторым, кстати, Андрей в рецензии справился весьма достойно.

После такого перечисления наличествующего просто придется дать некоторые комментарии и к другим вопросам, вокруг которых построена рецензия Андрея Пермякова.

Четвертый том будет (эта «интрига» Андрея рассмешила отдельно: а позвонить-написать-спросить трудно было?).

Вавилова в «Паровозе» нет, потому что отказался.

Кальпиди, безусловно, сам формирует состав антологий (и альманаха), но всегда привлекает других – в первом томе через консультации с отдельными поэтами, в следующих – спрашивая рекомендации у всех участников процесса. Вот шестой пункт из письма поэтам, которых он пригласил в 4-й том АСУП: «Прошу Вас также ответить на вопрос: кого из авторов, не вошедших в предыдущий, то есть 3-й том Антологии современной уральской поэзии, Вы бы включили в нынешний – 4-й том, если бы это зависело от Вас. Понятно, что речь идёт только о поэтах, живущих на Урале (Пермский край, Свердловская область, Челябинская область, Курганская область). Было бы идеально, если к Вашему списку были приложены ссылки или тексты тех поэтов, кого Вы рекомендуете».

«Пермский список» не ограничивается только списком отсутствующих, которых заметил Андрей. В нем еще есть отсутствующие, которых он не заметил, и есть  новые фамилии, которые Андрей не заметил тоже, хотя именно эта «прибавочная стоимость», на мой взгляд, гораздо важнее для Перми, чем отсутствие (иногда по причине собственной безалаберности или равнодушия собратьев по цеху).

Про выбывших: в альманахе – только авторы, проживающие ныне на Урале. Одна из причин такого решения – катастрофически разросшееся количество поэтов УПШ. Иначе бы и «ПаровозЪ» пришлось перевести в многотомник (в него и так не вошли культурные истории поэтов и культуротрегерские досье — их пришлось размещать на сайте проекта). А вот в антологиях СУП публикуются все, кто достойно работал в течение определенного срока на Урале, и ушедшие поэты  в том числе: Долматов, Гашек, Тягунов, Рыжий, Гашев, Борисов, Киселева…

И все-таки: чем альманах отличается от антологии, а, Андрей Пермяков?

P.S. На всякий случай: мои представления о значимости «Паровоза» выделены курсивом. Плюс еще одно: альманах — вклад в строительство и расширение поэтического кластера на Урале (об этом в статье А.П. не было, но это важно). Это сайт фестиваля, посвященного выходу «Паровоза», на нем — все об участниках альманаха, о задачах и мероприятиях фестиваля http://www.mv74.ru/gul2/  Еще раз повторяю мантру современного литпроцесса: книга+сайт+мероприятия

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

*

code