Александр Самойлов о «Родственных связях»

Александр Самойлов о «Родственных связях»: «…книга может претендовать на то, чтобы стать явлением»

Если предположить, что автор названием книги даёт нам какой-то намёк, обозначает точку, с которой он смотрит на собрание своих текстов, то может показаться, что название книги Полины Потаповой слишком избыточно. Ну, конечно, всё пребывает в связи со всем, а поэт — зоркий глаз! — самые неожиданные связи подмечает и подносит нам на блюдечеке стихотворения. А мы ахаем. На самом же деле никаких связей в книге нет. Полина Потапова говорит об этом прямо в лоб: «Не умею вязать — не свяжу двух носков…». Но, может быть, она их видит? Нет. Реальность, проникающая в стихотворения Потаповой, определяется на вкус, на ощупь, на слух, но никак не на глаз: «а ты лежишь с открытыми глазами / и слышишь всё, / не видя ничего». Видят у неё только сны.

Может показаться, что у автора какая-то проблема со зрением. Почти нет цвета, а если есть, то это скорее звук, как например, крафт: «ты прощён и у жизни отпрошен / и в листве цвета крафта скукожен / эмбрионом». Или вот стихотворение о художнике «Дождь против слов» — ни одного названия цвета! А вот, как надо понимать, стихотворение, давшее название всей книге. Вчитаемся:

на страницах крошево
на подоле кружево
над фасадом крашеным
не заметить крыши нам

вырастают вешенки
багровеют вишенки
за словами важными
вон же мы

Смотрите. Вишенки — багровеют. Но багровеют тут — это не цвет, это процесс, багровеют, значит, растут. А вот — фасад крашеный, за которым — не заметить. Который – как слова важные, скрывающие «нас». Похоже, что цвет у Потаповой — это всегда сигнал опасности, подмены. Это какое-то крошево-кружево родственных, то есть ложных связей.

Именно этим привлекают стихотворения Полины Потаповой. Странным, может быть даже не осознаваемым самим автором, поиском.

Многие пишут стихи с готовой культурной позиции. Будь то удалившийся от суеты жизни патриарх или козлоногий юноша, неистовствующий при свете полной луны, — всё это слишком понятно и, как следствие, не интересно.

А вот когда в текстах нет этого послания городу и миру, нет определённости, то есть мертвечины, — тогда и книга может претендовать на то, чтобы стать явлением. Книга Полины Потаповой «Родственные связи» именно такова.

Александр Самойлов,
поэт, куратор Книжного магазина ПОЭЗИЯ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

*

code