КФС. Александр Маниченко

Александр Маниченко о поэте и поэзии в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

ФИНАЛ

 

1

читай меня как книгу или диск

как флэшку партитуру или роль

промежду строк и поверху страниц

не дочитав возьми меня с собой

возьми меня открой и посмотри

какие звуки/знаки у меня внутри

 

бери меня измором на слабо

за горло на испуг за корешок

носи меня в кармане и в метро

 

следи чтоб не пропал и не ушёл

храни меня как тайну на уме

штудируй как учебник поутру

т. е. специализируйся на мне

не выпускай из рук

 

смотри меня как зеркало как сон

разгадывай как тетраграмматон

 

направь меня как мотылька и пламя

считай меня как ускользающее время

читай меня как собственное имя

 

2

это я а не ты вышел на свет

полный любви

по колено печаль и под сердцем секрет

уже не твои

в том они что ты всегда в тени

 

поэтому я и привёл тебя в дом

руками обнял

телом объял тебя животом

в рот тебя взял

(мне не очень понятно кто кого взял)

 

предательским телом краской стыдливой

чем-то внутри

семечком спермой слюной царапиной прокушенной губой

языком неповоротливым некрасивым

говоришь во мне

через меня говори

 

3

ах чёрные чайки кружатся над частным телом

кричат печально и жадно ждут когда поживёшь

падальщики несмелые

отбирают любую вещь

плакальщики говорливые, што вы ждёте

когда я тут сгнию на корню

буду как тот поэт забуду любые слова

не смогу ни добра ни зла

ни ярости ни тоски

 

ах любители чужой победы спутники моего поражения

правильное подчеркнуть

слетайтесь как голодные вороны вот мои глаза

вот мои внутренности

вот грудь и язык

берите его раз я больше никак никогда

ни добра ни зла

ни ярости ни тоски

 

што дальше, рассказчик?

мой автор-повествователь, што ещё уготовил ты

какие ещё повороты какие финты

для чего я потребен сюжету если всё уже позади

и нет у меня

ни для кого

ничего своего

ни добра ни зла

ни ярости ни тоски?

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с.)

 

 

Из ответов на вопросы журнала «Воздух» № 1-2-2012 «Младшее поэтическое поколение — о себе»

  1. Есть ли у вас ощущение принадлежности к определённому литературному поколению, общности каких-то поэтических или культурных задач, стоящих перед теми, кто пришёл в литературу одновременно с вами?
  2. В какой степени вы чувствуете себя равными при взаимодействии со старшими коллегами, в какой — младшими по статусу? В какой степени то или другое восприятие себя вам помогает или мешает?
  3. Есть ли в работе непосредственно предшествующих вам, находящихся сегодня на сцене литературных поколений — будь то в области поэтики или в профессиональном поведении, в организации литературной жизни — что-либо, от чего вам хотелось бы решительно дистанцироваться? Что вызывает у вас желание сказать: «Мы пойдём другим путём?»

 

  1. Конечно, есть. А дальше — сложности.

Потому что границы этого поколения (по моим ощущениям) значительно меньше, чем в социологическом понимании. Никакие не 20 лет. Возможно, это связано с недавней историей — вполне логично, что есть ощутимая разница между поколением перед-, во время и постперестроечным, счёт идёт на какие-то пятилетия.

Потому что задницей ощущается потребность в поиске, номинации и концептуировании общих «каких-то поэтических или культурных задач», но назвать их, объединить конструктивные усилия и солидаризироваться не только по принципу возраста (который многими ощущается так же, как и мной) не получается. Либо ещё не время, либо ещё молодо-зелено-глупо.

 

  1. Для меня всё выглядит так: есть вот этот «цех», в нём туча народу трудится на «общее дело», все этим хороши, близки и родственны. И, конечно, различаются по стажу, по качеству, по отношению к своей работе и к этому «общему делу». Но это почти семья или коммуна, иерархия рудиментарна, и мы все братья и сёстры. Такая вот — очень примерно и грубо — утопия. По большому счёту — все равны. Действительно возможно просто по-человечески говорить с разными зубрами и видеть, что они принимают тебя всерьёз и с интересом. То есть оба-все поколения нуждаются и заинтересованы друг в друге и легко это признают. Хотя по фактическим заслугам, естественно, формируется персональный пантеон, уважение и пиетет. Либо наоборот. Меня эта картинка вполне устраивает, всё удобно и уютно, в таком режиме получается адекватное общение и, скажем так, учёба (себя я всё-таки ощущаю чем-то вроде подмастерья, должного внимательно следить за мастерами и тырить производственные секреты).

 

  1. Если учесть, что и «предшествующие поколения» неоднородны и не едины, то вопрос становится непонятен. Наверное, есть желание уйти именно от этого часто агрессивного разобщения и закукливания. Но я ещё не решил, что больше способствует «общему делу» — дружественное сотрудничество и взаимоуважение или агрессивное отталкивание.

 

 

 

Такой вот вопрос

 

утром он спит в вагоне метро

некрасивая девочка склоняется перед ним:

«я сосуд добра я источник тепла

я тебя не обману

 

возьми мою руку не подведу

я тебя подниму поведу

через шум и безмолвие свет и тьму

 

конечно каждый едет один

на работу таков порядок вещей

но для тебя я его изменю

до наступленья конца дней

 

кому другому тебя понять

кроме девочки то есть меня

боявшейся платье во дворе помять?»

 

рабочее утро нового дня

нрзб и толкотня

она всё зачёркивает говоря:

«рабочее утро нового дня

посмей послушать меня

я всё зачёркиваю вот это вот говоря»

 

душа моя заговори

на внятном языке внутри

убогого простого

пустого сердца моего

в урочный ранний час в метро

каким возможно словом

 

как сердцу высказать сердец

и шум и ярость боль и треск

стук клапана и крови плеск?

 

Как сердцу высказать сердец

И шум и ярость боль и треск

Стук клапана и крови плеск?

 

КАК СЕРДЦУ ВЫСКАЗАТЬ СЕРДЕЦ

И ШУМ, И ЯРОСТЬ, БОЛЬ И ТРЕСК,

СТУК КЛАПАНА И КРОВИ ПЛЕСК?

 

(«Воздух» № 4-2011 http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2011-4/manichenko/)

 

 

 

 

ЛОГОЦЕНТРИЧЕСКИЙ ПЛАЧ

 

(верстку следует смотреть здесь http://polutona.ru/?show=0812110916)

 

 

 

1

 

где значение и где значимость

где знание а где знакомство с другим

раз как-то вышел я на крыльцо в тени а

чуть дальше ярко так солнце светит слепит глаза

всем мёртвым и всем живым

старое радио ещё вещает с помехами

алла сделаешь по-другому?

ксеня я хочу красиво

 

у меня на северке солнце

у меня в александровском ветер

в центре живут наташа маша памятник горькому и курчатову

вроде всё на этом

 

много друзей у меня             нет у меня друзей

это хорошо или                    это плохо

в мире антиномии и спида

это ничего не значит            значит всё

 

слово золотое равноценно

деревянному стеклянному пустому

сердцу оловянному другого

(третьего чужого и Другого)

 

боженька я хочу навечно

 

 

2

 

мы оставим предметы оставим живых

мы всё прочее уберём

мы забудем абстрактное будем просты

пойдём в мир вещей и войдём

 

мы встанем спиной к бестелесному то

есть отринем лукавых теней

на стенах платоновского шапито

забудем бесплотных идей

 

тактильные чувства оставим себе

то что в ощущеньях дано

от мы только я оставлю себе

я буду один

я буду одна

я буду одно

 

 

3

 

ах

если бы жизнь порождала слова

если бы песня как роза цвела

зримая глазом

во все бы глаза

мы наблюдали б движение гла

голов по тверди воздушной

от разверстого в акте творения рта

до пластичной реальности в акте любви

понимающей и принимающей дар

 

если б физис устраивался людьми

я был бы действительно нужным

 

 

4

 

солнышко где ты ходишь

глянь какая луна

постыдилась хоть бы

того что она одна

 

нет не то

 

смертушка чё ты хочешь

которых тебе подавай

из списка курсивом ариалом курьером тахомой

одного только

меня одного не трогай не подходи не вычёркивай

 

нет не то

 

боженька дай мне слово

тёплое как корова

 

я запишу его на листок

буду помнить что ты со мной

знать как я одинок

 

 

5

 

я имею болезненную возможность наблюдать

как лучшие самые настоящие искренние и прекрасные из помыслов запечатлённые в конкретных словах прямо у всех на глазах утрачивают свою плотность и подлинность

как слова и их определения обмениваются кровью разбавляя её водопроводной водой водами Леты и слюной Одина и снова обмениваются этой жижицей

как рты произносящие слова любви и веры слабеют и закрываются не осознавая повода для собственной немоты

как логика начинает хромать спотыкаться обрушиваться как большое гнилое дерево в глухом лесу пока никто не видит не тыкает пальцем не кричит «Лжец!»

как автобус уходит от остановки и исчезает за углом а через минуту уже никто и не помнит этого автобуса и людей в нём сидевших и не просто не помнит а даже не подозревает об их существовании и в самых смелых мечтах представить не может их

как Великий А’Туин выплывает из бездны восстанавливает на своей спине давно мёртвых слонов и возвращается на своё изначальное место в основе земли

как воробей вылетающий словом или как-то так не нуждается в поимке потому что никто не ловит его никому и в голову не приходит ловить его

как стимпанк оказывается умнее и интересней твёрдой НФ а на всех остальных фронтах постмодернизм сдаёт свои позиции серьёзности варварства или варварской серьёзности

как абстрактные понятия затемняют значение прячут смысл препятствуют пониманию причины конфликта и уводят нас отсюда куда-то туда

как день проходит за днём наступающим за днём заканчивавшимся днём в отчаянной попытке возвеличить момент

как интенциональное сознание перципиента устремляется не наружу и не в себя а в прекрасную беспечную потому что там нет ничего пустоту

как одиночество настигает чёрт возьми каждого и не заканчивается посмертно

как молох становится шире жирнее вбирая всё новые определения обозначения концепты и правила нового века поклонники и идолопоклонников вспотев от усилий тянет лапы всё дальше и тоже теряет силы подлинность и что-то едва уловимое языком в то время

как идея спасения с завидным упорством опять и опять оказывается на вершине аксиологической системы координат каждого человека от могилы и до утробы

как река времён уносит в своём голодном стремлении старые вещи и мне больно на это смотреть и непонятно как к этому относиться

как новые вещи приходят на смену вещам а слова остаются

 

если и не для нас и не для меня

 

может и не для нас и не для меня

 

даже и не для нас и не для меня

 

но

 

слова остаются

 

(Полутона http://polutona.ru/?show=0812110916

 

 

 

 

***

говорю – не молчи давай

говори на своём ветру

простынями лови ветра

речь не сочти за труд

 

не чернеет глаза в глаза

повторяюсь плыву назад

всё равно если твой-не-твой

 

главное – что живой

 

только это всё не беда

то ли это не те слова

растворяется и бежит

между пальцев моих вода

 

(«Волга XXI век» №3-4-2008 http://magazines.russ.ru/volga21/2008/3/ma95.html)

 

 

 

 

* * *

мёртвые читают книги

все – от Гомера – до Кинга

тихо парят по залам

библиотечным устало

даже и после смерти

хотите – верьте-не-верьте

мёртвые не уходят

они живут вместе с нами

и в сумраке библиотек

можно на них наткнуться

и не понять, кто этот

очередной читатель

с тихим шелестом в пальцах

 

тихо в читальном зале!

 

(«45-я параллель»  https://45parallel.net/aleksandr_manichenko/ikar_matissa_letit_k_obemnomu_dzhazu/)

 

 

 

***

А пока я пишу – мой возлюбленный не умирает.

П.Барскова

 

 

 

если я замолчу – ты поймёшь это только превратно

отвратительно невероятно замрёшь на последнем шагу

перед пропастью не разглядишь я держу тебя это так надо

я держу тебя словно как будто тебя не держать не могу

на весу на руках не на слух но на ощупь на теле

на нестоящем деле распада на атомы и

ничего что вы все умереть так красиво хотели

я пока говорю вы пока ещё все /не умри!/

не растай я печатаю речь я её посвящаю

всем тебе я читаю слова ты читатель мой ждёшь

мой герой точки нет тишины и забвенья не зная

ты живёшь даже так если я замолчу ты – живёшь

 

(«45-я параллель» https://45parallel.net/aleksandr_manichenko/ikar_matissa_letit_k_obemnomu_dzhazu/)


Добавить комментарий