КФС. Елена Оболикшта

Елена Оболикшта о поэте и поэзии в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

 

* * *
в дубай на реактивных ранцах
летали дни
над головами пакистанцев
передохни
вдевая смех по самый ужас
меж рёбер слов
среди брыкающихся кружев
почти лесов
не оборачивайся сразу
и бойся не
стирая жизнь как будто фразу
наедине
завравшиеся мониторы
один патрон
в руке архангела который
приговорён
сплавляться вниз по корвалолу
как по реке
сквозь продырявленные сёла
на языке

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с.)

* * *
сколько ни говори но она у рта
пристальная заплечная немота
и безголосы улицы на просвет
вытянуты ладони разжатых бед
там голоса легки самый белый твой
только последний поезд идёт домой
вдох или выдох слева но оглянись
как виновато смотрит сквозь пальцы жизнь

(Антология современной уральской поэзии. 2004-2011 гг. https://www.marginaly.ru/html/Antolog_3/avtory/051_obolikshta.html )

* * *
мне снится наш ковчег
о комната твоя
мой ангел имярек
о зимняя земля
и оловянный двор
о екатеринберег
и медленный топор
на деревянном небе
а слово тяжело
идёт пустынным садом
и тесно и светло
с ним рядом

(Антология современной уральской поэзии. 2004-2011 гг. https://www.marginaly.ru/html/Antolog_3/avtory/051_obolikshta.html )

***

«Поэзия же гораздо более мобильное средство передвижения – скорость, длина строки, плотность и легкость, которые возможны в ней, позволяют преодолевать любые расстояния в считанные секунды».
«Сам процесс написания стихов важнее, чем их последующая судьба и участие в мероприятиях».

(Энциклопедия. Уральская поэтическая школа. https://www.marginaly.ru/html/Vsjachina/Enciklopedija/summary/obolikshta.pdf)

 

* * *

осатаневший Хлестаков гонял чертей
и разбегаясь головой о пятый угол
припоминал стреноженных блядей
как быстрое порнокино без звука

ушибленный он сел на подоконник
углы улыбок режут левый бок
вся комната его многоугольник
он одинок

поэзия давно не лезет в рот
безвыходно тошнит на полуслове
не оттого что нет а оттого что врет
и Хлестаков молчит про остальное

сырая ночь как срок его мотает
через окно колючку и страну
железный ангел за кадык хватает
и курит отвернувшись на луну

луна расписана по-португальски
а Бог уснул и не сменил матрас
и Хлестаков о звезды режет пальцы
в них целясь головой в который раз

(Дети Ра №8(58)-2009 http://reading-hall.ru/publication.php?id=1023 )

***
длится молчание в лицах
столько-то лет

изо рта высыпаются птицы
каменные и нет

слов легковесных воду я
Господи лил водой

Там никого кроме голубя
сказанного Тобой

(«Урал-Транзит» № 23-2008 https://www.promegalit.ru/public/107_elena_obolikshta_dlitsja_molchanie_v_litsakh.html)

***
Где спят мои глаза, когда я слышу
во сне стихи о лодке и слезе,
где руки теплые графитом пишут
по вертикали в снежной полосе
листа, и без того зачеркнутого клеткой,
линейкой, белизной ли, пустотой
ли, кляксой-меткой ли, плохой отметкой:
вставай-из-класса-вон-иди-домой.
Где спят мои глаза, лицом к метели,
и проводов, плывущих вдоль земли,
с которых птицы-ноты улетели.
где светят лишь фонарные нули,
что слышат эти пальцы, кровь тугую
перебирая сердцем от любви
и до утра, где дождь бежит вслепую,
а соль ресницы ест, как ни реви.
С ума сойти. С плота ступить на мостик.
На убыль и на уголь от огня,
от чирка спички выброшенный хвостик –
фитиль меня.
Где спят мои глаза, шестые сутки
там мальчик в лодке дальше и светлей,
его охота, камыши и утки –
все солоней глазам,
все – солоней…

(«Урал-Транзит» №21-2007 https://www.promegalit.ru/public/272_elena_obolikshta_rassypala_sol.html)

***
«Для меня существование поэзии – это возможность речи, которая отличается от разговоров на улице, от перекрикивающих друг друга заголовков прессы и рекламы, от выхолощенного профессионального языка, даже от самой доверительной дружеской беседы. Отличие это – не в содержании, а в тоне, т.е. не в том, ЧТО говорится, а в том, КАК. Или такое состояние, в котором всё это способно поэзией стать, когда звучит каким-то особенным голосом. Для каждого поэта, как и для каждого непишущего человека, наверное, характерен какой-то свой, особенный тон речи, звучание голоса, интонации. И все это накладывает огромный след на то, что именно человек говорит, и чаще оказывается даже важнее и честнее самих слов».

(«Новая реальность» № 1-2009 https://www.promegalit.ru/public/340_elena_obolikshta_edinstvennaja_mestnost_vozmozhnogo_poiska.html)

***

Мои безропотные дни:
солома, ветер.

Ни вечереющего, ни –
пустое небо.

– Всё время только забывай,
а в полшестого
отсюда видно будет рай,
и слышно слово.

(«Альтернация» №10-2012 https://www.promegalit.ru/public/5891_elena_obolikshta_portrety.html)

* * *
пристально молчит
ласточка на камень
девочка поёт
глядя в темноту
где-то посреди
северных названий
я тебя как веру обрету
поезда везут
мёртвые деревья
поперёк страны
вдоль живых берёз
я прочту тебя
как стихотворение
тихо затвержу
и проснусь от слёз

(«День и ночь» №1-2-2009 http://www.zh-zal.ru/din/2009/1/obo46.html )

* * *
когда поет непреднамеренно страна
порезанные страшно прятать пальцы
он говорил но зажили слова

и оборачивается словарь
в косых снегах слетевшихся от Бога
слова как лодки прорастающие в лед
и вот уже не видно этих лодок
а дерево корнями небо пьет

(«Крещатик» № 4-2009 http://www.zh-zal.ru/kreschatik/2009/4/ob16.html)

Из интервью Надежде Медведкиной «Лично мне создание текстов нужно как терапия, чтоб не сойти с ума»
«…часто именно черновики представляли наибольший интерес…. Сколько раз замечала: открываю какой-нибудь свой старый блокнот, а там на полях мелко написано несколько слов, и они оказываются началом нового стихотворения, а в момент, когда эти слова были написаны, я не обратила на них внимания. Как будто стихи продолжают сами себя через неопределенное время, я даже склоняюсь к мысли, что их может дописать другой человек, если стихи пожелают длиться дальше».
«…стихи, наоборот, выступают в роли спасательного круга. Ведь многое, что происходит с нами, мы просто не успеваем осознать, и сделать это за нас может поэзия. Лично мне создание таких текстов нужно как терапия, чтоб не сойти с ума. Маленькая возможность абсолютной свободы — такой, которая недоступна больше нигде в жизни».
«…я интуитивно ощущаю в стихах какую-то энергию, и знаю, что слова должны не препятствовать ее потоку, а наоборот усиливать его, как лупа солнечные лучи. Поэтому надо, как скульптору, уметь отсекать лишнее. Часто без пунктуации текст мне нравится больше, чем с ней — и я убираю все заглавные буквы и запятые. Это вообще вписывается в мою теорию, которую можно назвать «человек-минус». Человек-минус — тот, который будет искать что-то самое главное, копать вглубь, а не вширь, отказываться от многого ради того, что считает главным и единственно важным. Есть и человек-плюс — он будет расширять диапазон своих увлечений, накапливать вещи, принадлежности к тем или иным группам, постоянно вести поиск своей идентификации и считать себя и тем, и другим, и третьим. Я скорее человек-минус, в том числе и в поэзии…»

(«Вечерний Челябинск» от 08.05.2015 https://vecherka.su/articles/society/113796/ )


Добавить комментарий