Компании борются с рейдерами неюридическими методами

Журнал «Деловой квартал» №38 от 22 октября 2007 г.

Средний бизнес Челябинской области попал в сферу внимания столичных рейдеров. По оценкам экспертов, от 80 до 90% челябинских компаний потенциально уязвимы для захвата. Наиболее эффективной защитой от рейдеров пока остаются неюридические методы, балансирующие на грани закона.

Эксперты:
Леонид Вахрамеев, председатель совета директоров ГК «Интерсвязь»
Марина Волкова, директор АНО «Челябинский .Предпринимательский Дом», управляющий партнер фирмы «Лазерные технологии»
Евгения Голенкова, генеральный директор ОАО «Агентство антикризисных технологий и инвестиций» (Москва)
Павел Масленников, генеральный директор ГК «Азия»
Егор Пащина, финансовый директор компании Eagle Venture Partners (Москва)
Олег Пермяков, директор ЗАО «Корпорация СТРАТУМ»


Южноуральские компании редко оказываются готовы к отражению рейдерских атак. Наглядно ситуацию характеризует тот факт, что у челябинских бизнесменов нет даже общего понимания самого термина «рейдерство». Генеральный директор ГК «Азия»ПАВЕЛ МАСЛЕННИКОВ определяет его как захват чужого имущества либо бизнеса с помощью лазеек в законодательных механизмах, которые до конца не прописаны или же прописаны, но не исполняются. Директор АНО «Челябинский Предпринимательский Дом», управляющий партнер фирмы «Лазерные технологии» МАРИНА ВОЛКОВА трактует понятие «рейдерские действия» шире: как захват предприятия вопреки воле его собственника за счет юридической неграмотности собственников, несовершенства законодательства либо с помощью силовых, административных, криминальных и прочих нерыночных ресурсов. Неопределенным понятие «рейдерство» остается еще и из-за того, что оно не прописано в законодательстве. Директор ЗАО «Корпорация СТРАТУМ» ОЛЕГ ПЕРМЯКОВ: «Это термин не профессиональных юристов, а экономических журналистов и предпринимателей. Это некий «слон», который понимается каждым по-своему, исключительно на уровне ощущений». Другая причина существования различных трактовок рейдерства — отсутствие в России цивилизованного рынка слияний и поглощений. «В ходу — передел собственности с применением законных, полузаконных и незаконных методов. Причем процветает криминальный захват собственности и бизнеса, а не цивилизованный экономический процесс. Под определение «рейдерство» пока что подводят все корпоративные конфликты, вооруженные захваты предприятий или их активов, которые по своей сути являются преступлениями. На Западе, где ситуация иная, под рейдерством понимают поглощение слабых, неэффективно управляемых компаний без согласия их владельцев и топ-менеджеров более сильными конкурентами», — говорит генеральный директор ОАО «Агентство антикризисных технологий и инвестиций» (специализируется на рынке слияний и поглощений) ЕВГЕНИЯ ГОЛЕНКОВА.

Рейдеры любят погорячее
В последнее время деятельность рейд-структур перемещается из Москвы и Санкт-Петербурга в регионы. Например, в Челябинской области в конце лета у всех на слуху был громкий, сопровождающийся взаимными обвинениями в рейдерстве скандал между руководством ММК и объединением его миноритарных (мелких) акционеров. Сегодня — шумиха вокруг имущественных споров между ЗАО «Трест Востокметаллургмонтаж» и отделившимися от него ранее строительными компаниями. По словам г-жи Голенковой, так происходит, потому что отыскать богатые, но уязвимые компании в столицах рейдерам уже довольно сложно. В столичном крупном бизнесе основной передел собственности уже произошел, и в некоторых случаях даже неоднократно. «В Челябинске подобными методами кого — либо начинают поглощать примерно раз в месяц», — отмечает председатель совета директоров ГК «Интерсвязь» ЛЕОНИД ВАХРАМЕЕВ. По словам г-на Пермякова, 80-90% компаний среднего бизнеса крайне уязвимы для рейдеров, потому что владельцы с самого начала не обращали внимания на соблюдение всех формальных процедур: не документировали должным образом проведение ежегодного собрания акционеров, не регистрировали эмиссию акций, не оформляли в полном соответствии с законодательством крупные сделки (на сумму свыше 25% чистых активов общества).

Олег Пермяков: «Несколько лет спустя, когда весь этот бардак накопится, рейдер через своего человека в компании или просто предполагая, что таких документов не существует, находит зацепки. Раз большая часть сделок нелегитимна, значит, их можно оспорить через суд. Для этого достаточно найти некую пострадавшую сторону. В результате компанию начинают атаковать: на протяжении года-двух она получает иски по всем возможным основаниям, а затем — предложение продать бизнес по смешной цене».

В первую очередь рейдеров интересуют два варианта: захват действующего высокорентабельного бизнеса («машинки по печатанию денег») либо бизнеса с обширным имущественным комплексом. По словам Олега Пермякова, цель рейдеров в первом случае — купить или получить в собственность компанию как можно дешевле и управлять ею в своих интересах на правах собственника или перепродать со значительной выгодой.
К основным критериям, по которым отбираются «деньгопечатные машинки», помимо успешности, относятся технологичность и понятность. Технологичными компаниями г-н Пермяков называет те, которые не зависят от одного человека, будь то топ-менеджер или исполнитель. Например, консалтинг по этому критерию для рейдеров абсолютно непривлекателен, потому что носителем бизнеса являются конкретные люди, которых проще перекупить за более высокую зарплату.
Во-вторых, бизнес не должен быть слишком сложным. Олег Пермяков говорит, что теоретически можно представить рейд, направленный на разработчика интегральных микросхем или производство микропроцессоров, но число потенциальных рейдеров будет крайне ограниченным. Для того чтобы бизнес был привлекательным для захвата, он должен быть понятен нормальному человеку. Например, интерес рейдеров к ГК «Интерсвязь» объясняется отлаженностью производственных процессов: для получения прибыли всего-то требуется, следуя прописанным регламентам, подключать квартиры, запускать в них «шланг» (кабель) и качать абонентскую плату.

Леонид Вахрамеев ИнтерсвязьЛЕОНИД ВАХРАМЕЕВ: «Самое главное во время рейдерской атаки — это не сидеть сложа руки. Нужно предпринимать как можно больше активных действий, пусть даже они будут не совсем правильными».

Рейдеров привлекают НИИ либо заводы, находящиеся в городской черте: их можно перепродать или перепрофилировать. Недвижимое имущество можно раздробить, часть активов продать и вернуть вложенные в организацию рейда средства, а часть — перепрофилировать под офисную или торговую недвижимость как один из наиболее несложных и высокодоходных бизнесов.

Потенциальным жертвам рассчитывать не на кого
Точка отсчета истории рейдерства в России — начало 90-х. На Южном Урале, по словам Марины Волковой, это 1997-1998 гг., когда по Челябинской области прокатилась так называемая первая волна передела собственности. Она была связана с захватом активов крупных промышленных предприятий. В качестве примеров компаний, которые в это время стали объектами рейдерских атак, эксперты называют завод им. Колющенко, Челябинский тракторный завод, «Челябинскуголь», Златоустовский металлургический завод.
В 1997 г. во время первой попытки захвата завода им. Колющенко. Марина Волкова была советником генерального директора этого предприятия. По словам г-жи Волковой, рейдеры начали с того, что попробовали опротестовать законность сделки по приобретению на вторичном рынке пакета акций основным владельцем завода. Сделать это у них не получилось, потому что юридически сделка была безупречна. Тогда рейдеры предприняли вторую попытку. Потенциального директора, которого хотел назначить основной владелец, задержала милиция и поместила в КПЗ. После этого собственнику позвонил неизвестный и потребовал перенести собрание акционеров, на котором планировалось назначить директора, на неопределенный срок. В случае неисполнения требований неизвестный пообещал, что помещенному в КПЗ соискателю директорской должности «будет нехорошо». Для того чтобы разрешить эту ситуацию, руководство предприятия обратилось в редакцию одной из уважаемых городских газет и сделало произошедшее достоянием общественности. Рейдеры отступили, потенциального директора милиция отпустила.

Третья рейдерская атака на завод закончилась сменой собственников. В 1998 г., вспоминает Марина Волкова, городская налоговая инспекция подала иск о банкротстве завода им. Колющенко и инициировала введение на нем арбитражного управления. Владельцы с таким поворотом дел не согласились и в поисках защиты обратились в суд. Завод действительно задолжал налоговикам 53 млн руб., но, как утверждает г-жа Волкова, не был самым крупным неплательщиком в городе: «Это была полуторамесячная выручка завода, поэтому он стоял далеко не в первых списках банкротов». Разбирательства длились несколько месяцев. Бывало, что топ-менеджеры завода приходили в суд к назначенному времени, безрезультатно ждали начала заседания до самого вечера, а на следующий день получали решение суда, в котором было написано, что они не явились. В самый разгар атаки нападающая сторона применила ход конем: организовала силовой захват административного здания предприятия силами одного из челябинских ЧОП. Во время захвата объекта основному собственнику завода, юристу и Марине Волковой удалось забаррикадироваться в одном из кабинетов. Выйти из помещения живыми и здоровыми вновь помогла пресса. Свои письма в СМИ и заявления в правоохранительные органы осажденные передавали с помощью веревки своим соратникам, у которых был доступ к верхним этажам захваченного здания. Взаперти они провели целую неделю. «Заместитель прокурора города приехал только после того, как новость о силовом захвате через региональную прессу попала в центральные издания. Нас освободили, составили протоколы, завели несколько уголовных дел. Они, по сути, ничем положительным не закончились — следователем назначили бывшую учительницу», — рассказывает г-жа Волкова. В итоге внешнее управление на заводе было продлено, а активы предприятия проданы по заниженным ценам. Например, административное здание площадью 1,7 тыс. кв. м при рыночной стоимости не менее 30 млн руб. ушло за 82 тыс. руб. ОЛЕГ ПЕРМЯКОВОЛЕГ ПЕРМЯКОВ: «80-90% компаний среднего бизнеса крайне уязвимы для рейдеров, потому что владельцы с самого момента основания не обращали внимания на соблюдение всех формальных процедур».

Марина Волкова: «Самое обидное, что юридический вариант для защиты от физического рейдерства не годится. Когда мы сидели «в осаде», все необходимые бумаги у нас были в идеальном состоянии, но кто бы их спросил? Первый раз помогла огласка. И во второй раз она тоже сработала, но только лишь в том плане, что мы остались живы и здоровы, а вот прежнего завода им. Колющенко уже нет».

Компании предпочитают активную оборону
Одна из основных тенденций в сфере рейдерства на Южном Урале — переключение внимания захватчиков с крупных предприятий на средний и малый бизнес. Среди наиболее известных примеров — атаки на ГК «Азия», ГК «Интерсвязь», ГК «ВнешЭкономАудит», «ИСКО ЛТД». Причем юридические способы защиты по-прежнему малоэффективны. Например, помощью правоохранителей не удалось воспользоваться топ-менеджменту ГК «Азия» и ГК «Интерсвязь».
Одной из первых сравнительно небольшой челябинской компанией, подвергшейся нападению рейдеров, стала ГК «Азия». В 1999 г. ее генеральный ди¬ректор ПАВЕЛ МАСЛЕННИКОВ приобрел у частного предпринимателя складской комплекс. Как раз в этот период, вспоминает г-н Масленников, прежний порядок, при котором подобные сделки оформлялись нотариально и регистрировались в БТИ, был отменен, а сменившая его регистрация в Регпалате еще только набирала обороты. В результате оформление склада в собственность ГК «Азия» затянулось. Вдруг у продавца — частного предпринимателя началось банкротство, появился конкурсный управляющий, который потребовал безвозмездно вернуть склад. После отказа объект был захвачен группой лиц. Налетчики обосновались в административном здании и взяли периметр под охрану. Хранившиеся на нем товары оказались «под арестом». Работа компании была частично парализована. Павлу Масленникову вновь предложили отказаться от склада, но в этот раз — в обмен на «арестованные» товары. Топ-менеджмент «Азии» вызвал милицию. «Правоохранители приехали и заявили, что налицо внутренний спор двух хозяйствующих субъектов, в который они вмешиваться не будут. Стало понятно, что в правовом поле проблема силового захвата не решается. Путь прокуратуры, судебных приставов — это путь в никуда. Ни у одной из силовых структур не было законных оснований применить к одной из сторон силу», — говорит Павел Масленников.
Для решения проблемы руководство «Азии» наняло одно из челябинских охранных предприятий. Прибыв на место, его сотрудники предприняли энергичные попытки проникнуть на территорию склада. Обстановка накалилась, захватчики опять пошли на переговоры. В процессе выяснилось, что заказчик рейда не заплатил исполнителям всю запрошенную ими сумму и что они согласны уйти и не возвращаться, если получат деньги от г-на Масленникова. На том и договорились. Хотя г-н Масленников отрицает в данном случае сам термин «откат», де-факто ему пришлось заплатить за прекращение конфликта.
Во время рейда на ГК «Интерсвязь» прибегнуть к помощи правоохранителей владельцам бизнеса помешала организованная рейдерами кампания черного PR. Председатель совета директоров ГК «Интерсвязь» ЛЕОНИД ВАХРАМЕЕВ рассказывает, что заметил начало рейда в ноябре 2006 г., когда в локальные отделения ряда государственных структур (от пенсионного фонда до пожарной инспекции) на его компании одновременно пришли запросы из вышестоящих подразделений. В конце декабря — начале января также одномоментно большинство контролирующих органов начали массированные проверки «Интерсвязи». Затем на руководство компании было заведе¬но уголовное дело по факту падения на женщину железобетонной плиты с крыши многоэтажного дома. Как утверждает г-н Вахрамеев, к компании этот факт никакого отношения не имеет. Подробности этого дела появились в ряде СМИ без каких-либо комментариев компании (сотрудников ГК «Интерсвязь» просто никто не спросил). «А в субботу, перед праздниками, когда остановить или исправить никто ничего уже не может, сразу на трех телевизионных каналах был сделан соответствующий сюжет», — описывает начало рейдерской атаки г-н Вахрамеев.
День ото дня поток негатива усиливался. Рядом с офисом «Интерсвязи» стали появляться пикетчики, которые кричали «заученные кричалки». «А потом со мной встретился офицер милиции. Он сказал, что против нас организован рейд и что в ближайшее время на меня могут выйти представители криминальных структур», — рассказывает Леонид Вахрамеев. Так и случилось: на пике информационного давления в офис «Интерсвязи» на встречу с руководством пришел человек, который отрекомендовался как представитель группы московских инвесторов. Визитки не дал, телефона, имени, отчества и фамилии не назвал. Суть разговора сводилась к тому, что группа московских инвесторов слышала, что у «Интерсвязи» проблемы, поэтому в срочном порядке ради избавления от проблем предлагает продать фирму по цене в 20 раз меньше ее реальной стоимости (по собственным оценкам г-на Вахрамеева, реальная сто¬имость бизнеса- $10 млн). Свое «коммерческое предложение» рейд-инвестор закончил словами: «Вы же понимаете, что дальше будет хуже». Поняв, что противник раскрылся и ожидает капитуляции, а никак не нападения, г-н Вахрамеев начал действовать решительно. Сначала он хитростью убедил посетителя позвонить на сотовый телефон генерального директора «Интерсвязи». Намекнув, что его номер зафиксирован АОН, Леонид Вахрамеев стал настойчиво интересоваться личностями и местонахождением остальных представителей «группы». Растерявшийся и испуганный таким напором «инвестор» буквально сбежал из офиса компании, но инициатива уже была в руках г-на Вахрамеева: «Самое главное в такие моменты — это не сидеть сложа руки. Нужно предпринимать как можно больше активных действий во всех направлениях, так или иначе связанных с попыткой захвата. Пусть даже эти действия будут не совсем правильными, но они всколыхнут или напугают замешанных в деле людей, заставят их суетиться, делать ошибки или просто как-то проявить себя», — говорит председатель совета директоров «Интерсвязи». После того как посетитель поспешно ретировался, раскрыв и подтвердив существование заговора, Леонид Вахрамеев, не откладывая, лично проехал по всем СМИ, участвовавшим в информационной атаке, и некоторые из журналистов, испугавшись визита, назвали имена заказчиков. Буквально на следующий день PR-кампания и все проверки закончились. Еще через какой-то промежуток времени уголовное дело было закрыто.
Сейчас Леонид Вахрамеев признается, что действовал экспромтом. Вариант обратиться с заявлением в милицию или прокуратуру он не рассматривал с самого начала. «Писать бесполезно. На рассмотрение заявлений ушло бы дней десять! За это время черный PR рейдеров нас бы просто расплющил. Негативное общественное мнение — это самое мощное, что они создали. Как только прошел слух об уголовном деле, многие наши партнеры сразу же приостановили сотрудничество», — объясняет г-н Вахрамеев.


Как определить, что на компанию покушаются рейдеры.

Признак рейдерской атаки Форма собственности
ООО ЗАО ОАО
Вооруженные люди в масках захватили и удерживают собственность компании + + +
Единовременно большинство контролирующих органов устроили проверку деятельности компании + + +
СМИ интенсивно распространяют негативную и не соответствующую действительности ин¬формацию о компании без официальных комментариев ее представителей или указания причин, по которым такие комментарии отсутствуют. Рядом с офисом появились пикеты + + +
На владельца или топ-менеджера компании заведено уголовное дело по факту, к которому он не имеет никакого отношения + + +
Ключевого сотрудника компании поместили в КПЗ без каких-либо оснований + + +
Неожиданно и практически безосновательно началась процедура банкротства компании + + +
Компания получает исковые заявления по всем возможным и невозможным основаниям + + +
У компании безосновательно отозвали лицензию на профильный, подлежащий лицензиро¬ванию вид деятельности + + +
В офисе компании появились незнакомые люди и предъявили решение суда, о котором юрист или руководитель компании слышит впервые + + +
Неизвестные люди заставляют оформить значительный пакет акций на чье-либо имя + +
В документацию, которая хранится у налоговиков, без каких-либо на то причин был вписан новый генеральный директор +
У ворот компании скупают ее акции по многократно завышенным ценам +
Акционеры примерно в одно и то же время получили открытку или пустой лист бумаги заказным письмом с уведомлением +
Группе акционеров был физически перекрыт доступ на собрание акционеров компании +
Руководству компании поступило предложение продать бизнес (или имущество) по цене в 10-20 раз ниже его реальной стоимости + + +

«Самолечение» чревато конфликтом с законом
Описанные во всех трех примерах способы борьбы с захватчиками Евгения Голенкова относит в большей степени к «плохому самолечению», а не к эффективной защите от рейдеров. По словам г-жи Голенковой, подход к защитным мероприятиям должен быть комплексным.

Контр-PR, например, может дать эффект только при условии выстраивания грамотной стратегии защиты. Если же использовать PR как самостоятельный инструмент против рейдерской группы, являющейся лишь исполнителем заказа, значимого результата не будет. Рейдеры не любят огласки, но докапываться нужно до заказчика. Если высветить связь между захватом и его заказчиком (обычно крупная солидная компания, заинтересованная в активе или бизнесе компании-мишени), то, скорее всего, это вынудит оппонента выйти на путь переговоров.
Силовые методы, как и административный ресурс, г-жа Голенкова называет в корне неправильным подходом к защите активов. На каждую силу всегда может найтись другая. Прибегая к помощи ЧОП для силового входа на свое предприятие, собственник вполне может в глазах правоохранительных органов сам оказаться рейдером. Непосредственно во время рейдерской атаки стороннему малоискушенному наблюдателю довольно сложно разобраться, кто из конфликтующих сторон действительно рейдер. Ведь рейдерские захваты детально планируются, и поэтому любые экспрессивные, стратегически не продуманные действия жертвы обязательно станут козырной картой в руках захватчика. Используемая иногда с целью напугать фотосъемка или демонстративная слежка за лицом, которое подозревается в рейдерстве, может привести обороняющегося собственника в правоохранительные органы в качестве подозреваемого или обвиняемого в преступлении, предусмотренном Уголовным кодексом в разделе «Преступления против личности».
ПАВЕЛ МАСЛЕННИКОВПАВЕЛ МАСЛЕННИКОВ: «В правовом поле проблема силового захвата не решается. Путь прокуратуры, судебных приставов — путь в никуда. Ни у одной из силовых структур нет законных оснований применить к одной из сторон силу».

Рейдер, как микроб, боится чистоты
О том, как, пережив нападение, обезопасили свой бизнес от рейдерских атак на будущее, собственники компаний рассказывают лишь в общих чертах. Они опасаются, что, раскрыв подробности, тем самым ослабят свою защиту. Павел Масленников, для того чтобы не допустить повторных рейдов на складской комплекс, довел оформление сделки до логического конца, проверив и перепроверив все потенциальные «узкие места». Для защиты бизнеса в целом г-н Масленников выбрал курс на максимальную юридическую чистоту: несмотря на то что каждый случай рейдерства индивидуален, он, в принципе, становится возможен, когда есть двоякое толкование имущественных прав. Поэтому для защиты нужно все зарегистрировать и максимально узаконить. При любой сделке или покупке бизнеса юридическая служба ГК «Азия» обращает первоочередное внимание не на то, как компании будут замечательно работать друг с другом, а на то, как будут расходиться, если кого-либо что-то не устроит.
Стратегия защиты от рейдерских захватов Марины Волковой держится на трех ключевых правилах. Во-первых, не хранить все яйца в одной корзине, то есть оформить бизнес по частям на разных юридических и физических лиц. По мнению г-жи Волковой, такую структуру трудно взять просто потому, что вопросы собственности непрозрачны. Второе правило — не высовываться. Компания с репутацией бедной и убогой никому не нужна, так как рейдеров привлекают успешные и динамично развивающиеся бизнесы. Наконец, третье — связи и знакомства с чиновниками и политическими фигурами, которые в случае чего смогут применить против рейдеров административный ресурс или «телефонное право». Также г-жа Волкова советует владельцам ООО регулярно брать выписки из налоговой инспекции, чтобы знать, кто сегодня в компании числится учредителем и директором. Российский опыт рейдерства показывает, что в основном перехват собственности обществ с ограниченной ответственностью идет за счет фальсификации хранящихся в налоговой инспекции документов.
Хорошей профилактикой рейдерства может стать сотрудничество с кредитными организациями. Марина Волкова рекомендует брать кредит под залог имущества компании. Чтобы исключить возможность сговора кредиторов с рейдерами, нужно задействовать как минимум два банка. В случае рейда службы безопасности банков (обычно это высокоэффективные профессиональные организации с отлаженными алгоритмами действий) встанут на защиту залога.
Финансовый директор компании Eagle Venture Partners ЕГОР ПАЩИНА для снижения риска рейдерского захвата рекомендует привести все внутренние бизнес — процессы в порядок и начать работать с крупной инвестиционной компанией, у которой уже есть сложившаяся репутация: «Сейчас на российском рынке наиболее активными игроками являются западные ФПИ* и фонды с преимущественно иностранным капиталом. Их профессиональный подход и практика не допускают враждебных поглощений. Сотрудничество всегда строится на принципах конфиденциальности и добровольности. Никто информацию третьим лицам не продает и не натравливает на компанию рейдеров». По словам г-на Пащины, когда фирма работает с подобным фондом, все связанные с корпоративным управлением процедуры формализуются и приводятся в порядок. «Захваты происходят в основном тогда, когда в управлении царит бардак, когда реестр находится внутри самой компании, когда реестродержатель — «карманный», — убежден Егор Пащина.

* ФОНД ПРЯМЫХ ИНВЕСТИЦИИ (ФПИ) — коммерческая организация, специализирующаяся на долгосрочных инвестициях в ценные бумаги (в основном в акции первичной эмиссии) непубличных компаний (акции которых не котируются на публичном рынке).

Александр Чирков. Журнал «Деловой квартал», №38 от 22 октября 2007 г.


Добавить комментарий

*

code