Либединский и улица его имени

Впрочем, пора выбираться из уныния. Немного цветов мы нашли и здесь.

А уж если не цветы, то такие вот коряжки, в них недостатка нет.

Та самая пересылочная тюрьма с «портретами почетных граждан».

Этот дом ближе к проспекту Победы, грех было не сфотографировать такую табличку.

И забор — как один из символов улицы.

 

А это уже вид на «воздушную» часть улицы — над проспектом Победы.

 

 

29 домом улица заканчивается на одной стороне от Победы, 27-м продолжается на другом, движемся ближе к началу, более знакомому челябинцам, потому что начало улицы Либединского упирается в авторынок — тот самый, который автолюбители чаще называют «авторынок у «Искры».

На этом участке улицы Либединского всего два дома — 27 и 25, и то 25 одновременно и 75 на улице Шадринской. Почему улицу лишили начала — неизвестно, но и в судьбе Либединского-писателя ничто не предвещало, что он будет писателем, а не врачом, как родители.

Часть вторая. Либединский.

Родился Юрий Николаевич в Одессе в 1898, в 1901 семья переехала на Урал — в Миасский завод, поселок Тургояк. В 1909 году семья переехала в Челябинск, ненадолго уезжали в Уфу, после февральской революции снова жили в Челябинске.В 1920 отец Юрия умер от тифа (он входил в тройку Чекатифа) и хоронили его из этого дома (тоже символ — этот дом вполне бы мог подойти под музей литературы Челябинска), фото Юрия Латышева:

А в Челябинск семья переехала из-за вот этого здания (сегодня Красная, 38): в нем было реальное училище, в которое Юрий пошел учиться. Из книги «Воспитание души»:  «В то время это было одно из самых больших зданий в Челябинске. Оно находилось тогда за городом, и широкий двор его примыкал к опушке соснового леса».

Поступал Юрий в училище так: «Сдавая экзамен в первый класс реального училища, я получил пятерку по русскому устному, прочитав наизусть «Песнь о вещем Олеге». Пятерка эта скрасила весьма посредственные отметки по другим предметам, и меня приняли в первый класс».

А первой отметкой Юрия в этом здании была «единица», вот что он пишет об этом в книге «»Воспитание души»: «Сдав на первом уроке классному наставнику чистую тетрадь, на обложке которой со всем тщанием вывел я имя свое и фамилию, я на следующем же уроке получил ее обратно. Фамилия подчеркнута красным карандашом и тут же, на обложке, красуется жирный кол с тоненькой, старательно выведенной головкой, придававшей этой моей первой отметке ехидное выражение. На словах же преподаватель с грубой резкостью, которая была так непривычна мне после ласкового уклада жизни нашей семьи, сказал:

— Фамилию свою не знаешь!..

Если бы меня ударили палкой по лбу, я не испытал бы большего стыда и унижения. То есть как это я не знаю своей фамилии?!

Придя домой, я показал отцу свою злополучную тетрадь.

— Ах, да, — сказал он с досадой. — У тебя в метрике так же, как и у меня, значится Либединский, в первом случае «и»…

— Но ведь наша фамилия происходит от слова «лебедь»? — спросил я с горестным недоумением.

Отец потер лоб и отложил книгу.

— Я от деда твоего слышал, — сказал он, — что, когда в Киеве происходила перепись населения, он сообщил, что приехал из Лебедина. А писарь наверняка был украинец и производил эту фамилию от «лыбедь», вот и употребил «и» восьмеричное, которым в украинском языке обозначают букву «ы»… А впрочем, все это совершенно неважно, пиши, как значится в документе, и не спорь с ними по таким вопросам, потому что они всегда окажутся правы!

Отец так и сказал — «они», выразив этим свое отношение к чиновникам от образования, которых так много было в царской школе».

В книге «Воспитание души» много и о Челябинске, например, «Наш город не был в то время большим промышленным центром. Главную массу его пролетариата составляли рабочие трех больших железнодорожных депо и железнодорожники да рабочие небольшого завода сельскохозяйственных орудий. В городе было еще несколько кожевенных, дрожжевых и мыловаренных заводов и паровых мельниц, две-три типографии, швейные и сапожные мастерские», и о друзьях-знакомых Либединского, в честь которого названы улицы города — Елькина, Цвиллинга…

Эта и другие книги Либединского есть в сети, некоторые есть и в библиотеках города, вордовский вариант «Воспитание души» могу послать по почте (моя urma@bk.ru).  Для тех, кто интересуется темой «писатель и время», советую прежде всего прочитать первую книгу Либединского «Неделя» (это вообще первая книга советской литературы о советском времени, имени Челябинск там нет, но город и его события легко угадываются в тексте) и последнюю, незаконченную — «Дела семейные» — именно в такой последовательности.  А эпиграфом для этой искусственной, мной созданной  диады я бы поставила слова, которыми заканчивается книга «Воспитание души»: «То, что было с тобой до сегодняшнего дня, это было одно, а то, что будет с тобой сейчас, это другое. Раньше ты был папин-мамин, а теперь ты принадлежишь партии…»

Страница Либединского на сайте ЧОУНБ

Фотографии в тексте — Елены Меньшениной (на фото), Владлена Феркеля (здание на Красной) и Юрия Латышева (здание на Труда).

И напоследок — все-таки солнце на улице Либединского.

 

Другие материалы проекта «Улица имени…»

О проекте http://mv74.ru/blog/archives/ulica-imeni/

Улица Горького в Магнитогорске

Улица Горького в Челябинске
Улица Маяковского

Похожий проект «Детали

И объявление: следующая экскурсия по улицам Достоевского и Островского будут 22 сентября, воскресенье. Сбор на остановке «Тепличная» в сторону Северо-Запада в 11:00 при любой погоде.

Страница: 1 2


Один комментарий

  • Юнусова

    22 сентября 2019

    На Либединского ещё хорошо гулять с собакой- никому не мешаешь. День для экскурсии был подходящий.Спасибо Лене за фото,особенно за солнце и деревья.О странных совпадениях жизни писателя и улицы его имени задумалась,это интересно.Потрясает память Надежды Капитоновой,долгих ей лет!

    Ответить

Добавить комментарий