Литература, инфрастуктура, чиновники

Зимой еще на на портале «Культура. Екатеринбург» была опубликована статья Евгения Иванова «Екатеринбургский пульс: литература» —  http://культура.екатеринбург.рф/articles/714/i254114/


Тогда же в ответ написала две заметки, первую послала на портал и Евгению, вторую приберегла для продолжения разговора. Портал мои комментарии проигнорировал, Евгений тоже не выказал желания дискутировать, и я о написанном благополучно забыла. А на днях Константин Комаров разместил в фейсбуке ссылку на статью Юрия Казарина в журнале «Урал» «Книга в клетке» и пространную цитату — слова Казарина о тексте Иванова:  «Автор статьи втягивает, втаскивает литературу в сферу развлечений, в попсу. А вот это уже — стыдно. Автор статьи считает литературу — художественную словесность — частью современных культуроидов, частью профессионального баловства болтунов и графоманов. Автор, например, говорит: «“Толстяки на Урале” — молодой фестивальный проект редакции журнала «Урал». Представляет собой слет редакторов ведущих толстых журналов России и “литературных генералов”. Несмотря на заметную исчерпанность заглавной темы обсуждения “Кому и зачем нужны толстые журналы?”, фестиваль не планирует прекращать своего существования, к тому же он хорошо финансируется со стороны областного министерства культуры».
Что это? — наезд или донос? Думаю, и то и другое. Чувак, «слет» редакторов ведущих журналов — это некорректно. Слет — байкеров, туристов, рыболовов и т.п. «Литературные генералы» — это поэт Ольга Седакова?! Это Сергей Гандлевский?! Поэты драгоценные причислены к генералам от литературы…

Я скажу тебе с последней
Прямотой:
Все лишь бредни — шерри-бренди, —
Ангел мой.

Там, где эллину сияла
Красота,
Мне из черных дыр зияла
Срамота.

(Осип Мандельштам)»

Вот тут-то я про свои заметки и вспомнила, тем более, 7 июня мы с Евгением Ивановым в спикерах на панельной дискуссии Уральского культурного форума, и тема выступления у Иванова продолжает тему его статьи. Правда, первого варианта заметок не сохранила, тогда же зимой отредактировала тексты, совместив оба текста в один, его и публикую.

 

Марина Волкова, издатель, культуртрегер, Челябинск

Чем силен литературный Екатеринбург

Чем сильна литературная инфраструктура Екатеринбурга

 24 января на портале «Культура. Екатеринбург» была опубликована статья Евгения Иванова «Екатеринбургский пульс: литература» —  http://культура.екатеринбург.рф/articles/714/i254114/

Статью в соцсетях перепостила, оставив вот такой комментарий:

«1) восхитилась а) охватом, б) структурой, в) объемом статьи и мысленно (а теперь и письменно) рассыпалась в комплиментах ее автору, Евгению Иванову;

2) один раз подпрыгнула от негодования;

3) четыре раза протянула: «нет, ну не так же всё…»;

4) разочарованно вздохнула по окончании прочтения и пожалела Екатеринбург.

Подробнее по всем пунктам (а главный — п.4) напишу позже».

Выполняю обещанное.

Не буду повторять те сильные  стороны, которые Евгений Иванов обозначил в своей статье (объемной и в целом точной), выделю главное, дополню неуказанным и обозначу те пункты статьи Иванова, с которыми я не согласна.

Главное

Самое-самое главное и самое-самое грустное, что пишет Евгений не о литературе, а в лучшем случае – о литературной инфраструктуре. А если говорить совсем честно и прямо, то пишет он не «о чем?», а «для кого?» – для чиновников, которые мыслят учреждениями, статьями бюджета, мероприятиями, мерами, программами и прочими казенными штампами, к литературе отношения не имеющими. И, как следствие, и тон статьи местами срывается на чиновничий –пренебрежительно-унижительный. Все же свое видение я изложу – видение литературной инфраструктуры Екатеринбурга прежде всего.

А теперь о главном в жизни, а не в статье.

Главное – результаты многолетней деятельности Николая Коляды и Виталия Кальпиди и вековые перспективы развития Уральской школы драматургии и Уральской школы поэзии. Евгений в статье пишет о «самобрендировании», «агрессивном продвижении», но это всего лишь малая (и инструментальная!) часть процесса. Главное, что и Коляда, и Кальпиди знают, что делают и что хотят сделать, их идеи выходят за рамки собственно литературы, Екатеринбурга и нашего времени.

Идеи и действия – главное, всё остальное – следствие.

Дополнения к статье Евгения Иванова

На мой взгляд,  существенно влияет на литературный процесс, «легитимизацию» и продвижение уральских поэтов, имидж Екатеринбурга-культурного города следующее:

1)            Пул екатеринбургских ученых,  внимательно следящих за творчеством уральских поэтов: Нина Барковская, Леонид Быков, Наталия Купина, Лилия Гутрина, Сергей Данилов… список можно и нужно продолжить. Это публикации в научных изданиях, доклады на конференциях, в том числе и в других странах, научные журналы (один «Филологический класс» чего стоит!)

2)            Объединенный музей литературы Урала, из структурных подразделений которого для меня наиболее значимы два: Музей литературы Урала 20 века (как одна из площадок живой литературной и научной жизни) и Камерный театр. По-моему, Камерный – единственный театр в стране, который весь поэтический 20 век «упаковал» в пять спектаклей, причем последний из них, «Аутсайдеры», посвящен уральской поэзии. И, надеюсь, продолжение последует.

3)            Окололитературные (читательские) проекты. Их в Екатеринбурге много, отмечу один из последних, проект 35 гимназии «Уралит» – серия фильмов и клипов о поэтах и об Екатеринбурге, плюс приложение с литературными маршрутами.

4)            Блогосфера, а точнее, отдельные ее представители, документирующие и поддерживающие литературный процесс, первыми назову Марину Козлачкову и Александра Гальперина.  Многие из поэтов тоже принимают участие в этом процессе (Евгения Изварина, Сергей Ивкин и др.).

5)            Перспективы развития уральской поэзии. Мое видение я изложила в докладе на круглом столе, посвященном выходу 4-го тома Антологии современной уральской поэзии (6 октября, Ельцин Центр). Применительно к Екатеринбургу эти перспективы могут регулироваться тремя формулами: «УПШ как модель современной уральской поэзии», «Единица УПШ – поэт+читатель+ученый», «Поэзию – в литературу!».

 

С чем в статье Евгения Иванова я не согласна

Не согласна с оценками (и следующими за ними поучениями!!!) екатеринбургского Союза писателей РФ, журнала «Урал», премии им. П. П. Бажова.

Теперь уточнения по статье и пунктам комментария. Начну с деталей.

«Нет, ну не так же всё» или тезисы в защиту Екатеринбурга литературного

Понятно, что на близком расстоянии недостатки и несовершенства видны отчетливее. Да и синдром «за границей все круче» еще не вышел из моды. Тем не менее, я, как бесконечно путешествующая по литературным просторам России и интернета,  утверждаю, что:

  • Екатеринбургское отделение СП России – лучшее из тех, что я видела в регионах и чьи следы изредка встречаю на просторах интернета. Оно своей нормальностью настолько выбивается из ненормальности нынешнего Союза, что иногда за него даже страшно становится. Во-первых, в нем читающее руководство (увы, этот критерий из нормы стал знаком отличия; попробуйте, например, поговорить с председателем нашего регионального отделения о литературе, а у нас, между прочим, – «лучшее региональное отделение 2018 года»!). Во-вторых, как следствие образованности-начитанности членов СП, региональное отделение, объединяя самых разных писателей и поэтов, создает мощную коммуникационную инфраструктуру. А литературная среда – это, прежде всего, профессиональное общение. В-третьих,  СП отстояло Дом писателя, привело его в порядок, и Дом – это место выставок, концертов, встреч, читок, даже поминок по ушедшим литераторам. Наконец, именно на СП держится и премия Бажова (и многие мероприятия, связанные с Бажовым), и Аэлита, и Поэтический марафон, и лоббирование, и гранты для молодых, и… Понятно, что любая организация – это прежде всего люди. Причастных к деятельности екатеринбургского СП я люблю и уважаю (хоть и ругаюсь иногда при подготовке совместных мероприятий).
    Про региональное отделение СРП не пишу, потому что с их деятельностью почти не знакома. А вот про Содружество детских писателей скажу особо: это вообще прецедент самоорганизации и успешного менеджмента. Ольге Колпаковой и со-товарищи не только удалось обеспечить членам Содружества приличные издательские истории, но и наладить сотрудничество с библиотеками, образовательными учреждениями, возродить и мощно продвинуть Крапивинскую премию. Немногочисленность Содружества вовсе не отменят масштабности его проектов. И о региональном СП, и о Содружестве надо еще писать и писать.
  • Второе высказывание Евгения, для меня лично очень обидное: «Публикации в «Урале» сейчас вряд ли могут повлиять или дать толчок писательской карьере, они проходят большей частью незамеченными, а состоявшиеся писатели предпочитают «пристраивать» свои новые вещи в Москве».
    Конечно, хочется призвать Евгения к барьеру за такие слова, но не буду. Просто признаюсь в любви к «Уралу», заявлю о собственном пренебрежении к литературным «карьерам» и скажу свое читательское «фи» «пристройщикам».
  • В разделе «Фестивали» не хватает описания двух гуловских фестивалей, которые я проводила в Екатеринбурге (двухдневная екатеринбургская часть четырехдневного «Фестиваля поэтических интервенций» в сентябре 2017 и двухдневный Суперфест одной антологии в октябре 2018). Партнерами, кстати, были и екатеринбургское отделение СП, и Белинка, и Крапивинка, и библиотеки, и школы, и Камерный,  и Ельцин Центр…  (кстати, именно его площади идеальны для проведения литературных фестивалей).
    В перечисленных фестивалях тоже, конечно, принимала участие. Пока в моем внутреннем рейтинге (из скромности – без учета гуловских фестивалей) безусловно лидирует фестиваль «Толстяки на Урале». Еще был чудесный (лучший!!!) «Фестиваль непрочитанных книг», но, увы, последние годы я на него не попадаю, потому в рейтинг он не попал.
  • За Бажовскую премию тоже обидно. Во-первых, автор противоречит сам себе: сначала пишет, что «Премия им. П. П. Бажова высоко котируется в профессиональном сообществе», а потом утверждает «Литературные премии Урала пока не входят в топ российских премий». Так и хочется спросить этот самый «топ». Впрочем, одну екатеринбургскую проблему я в связи с этой премией все-таки озвучу: на мой взгляд, премия обделена вниманием екатеринбургских СМИ, во всяком случае, по количеству публикаций о премии этого года первенство было явно не за Екатеринбургом.
    Но вернемся  к статье. Как-то неловко читать и это: «Следует признать, что Премия, носящая имя Бажова, нуждается в перезагрузке, повышении и вознаграждения, и статуса, она должна больше обращать внимание на перспективных, а не только на «проверенных» авторов». Во-первых, три года назад Бажовка уже перезагрузилась, и, на мой взгляд, успешно. Во-вторых, у каждой премии свои основания, если они не устраивают, никто не мешает организовать собственную премию – по собственным основаниям.

Искренне жаль, что в круг внимания Евгения Иванова не вошли Объединенный музей писателей Урала (и отдельно – Музей литературы Урала 20 века и Камерный театр), ученые-литературоведы (хотя в начале статьи назван и музей, и один из вузов).

Тезис в защиту себя

«Подпрыгнула от негодования»  я, конечно, в ответ на эту фразу: «Была издана, хоть и не в самом идеальном полиграфическом качестве, серия «ГУЛ (Галерея Уральской Литературы)». Хотела бы я посмотреть на идеальное полиграфическое качество при цене книги 100 рублей. Если Евгений мне такую книгу покажет, тут же извинюсь публично за свое негодование. Но негодовала я не только от невозможности соотношения «идеальное качество – низкая цена», а от бессмысленности термина «идеальное полиграфическое качество». Как профессиональный издатель я понимаю, что идеальным является такое качество, которое максимально отвечает задачам книги. У проекта  «ГУЛ» была конкретная задача – создание на Урале поэтического кластера, а, следовательно, книги должны быть недорогими, доступными каждому и по цене, и по содержанию (кстати, совокупный тираж 30 наименований составил 11,5 тыс. экземпляров).

А теперь еще об одном «главном», чиновничьем  

 Последний раздел статьи Евгения Иванова называется «Рекомендации». А главная цитата раздела (и, возможно, статьи) выделана жирным шрифтом: «Главная наша рекомендация – это создание полноценной, комплексной программы развития литературы в регионе, которая будет ориентирована как на авторов, так и на читателей». Далее идет список мер и задач, каждая из которых грамотно (и понятно для чиновников) сформулирована, но… Но есть же уже у Екатеринбурга Александр Кердан, эффективный менеджер, умеющий добывать деньги, и многие из предложенных Евгением действий он выполняет, что же с ним конкурировать? Отдать ему сразу все деньги (если они будут) и жить спокойно. Кстати, раздел «Рекомендации» у Евгения и построен, как большинство докладов на конференциях АсПУр, которую Кердан создал и возглавляет: «все плохо, дайте денег и все будет хорошо». Недоброжелатели Кердана говорят, что там, где поработал АсПУр, остается литературная пустыня, но это ж недоброжелатели, вон про Коляду и Кальпиди, которых Иванов упоминает в начале статьи, аспуровцы тоже  много чего нелицеприятного говорят. Я понимаю, конечно, что статья Евгения рассчитана и на чиновников (возможно, на них в первую очередь). Вполне возможно, что и на свою карьеру в этом качестве. Хотя бы потому, что любые комплексные программы ориентируются  только на чиновников, уж такое у них свойство.


Добавить комментарий