По следам Бажова № 5. Медноруданское месторождение

Текст Елены Черной: «10 сентября 2020. Медноруданское месторождение. Карьер заброшен, добыча не ведётся с 1972 года.

Меднорудянское месторождение расположено или распологалось в южной части Высокогрского рудного поля. Первое свидетельство о нем относится к 1722 году. Но только в 19 веке меднорудянская залежь приобретает известность как богатейшая в России. С ее разработкой навсегда померкла слава знаменитых до этой поры Гумешек.
В сказах Бажова, где он описывает малахитовые колонны и невероятной красоты интерьеры, он конечно же «черпает малахит» из сказочно богатых «запасов тагильского месторождения»- Меднорудянского.
Монолитное гнездо малахита, давшее порядка 480 тонн поделочного камня, в том числе 40 тонный монолит, было здесь найдено в 1835 году. Рудное тело месторождения простиралось на 750 м в направлении север-северо-запад под углом в 60град., мощным пластом. На глубину этот пласт прослеживался до 350 м., где постепенно выклинивается или сходил нанет.
С открытия и до 1918 года месторождение отрабатывалось подземным способом — многочисленными шахтами -42 шахты малые и глубокие. Самые низкие горизонты вскрывались глубокими шахтами : Акинфиевской, Авроринской, и др. Крепление шахт делалось сплошным, в виде срубов. На сооружение одной крепи ежегодно уходило до 25000 тринадцатиаршинных лиственничных бревен.(!).
За 105 лет разработки Меднорудянского рудника с 1813 по 1918 год было добыто не менее 1 500 тонн.
В настоящее время от старых шахт и надшахтных сооружений ничего не осталось. На их месте был заложен и выработан огромный карьер, на дне которого можно увидеть срубы старых шахт.
Сейчас карьер заброшен, но по некоторым предположениям его горизонты приближаются к новым залежам целиков ( малахитовым гнездам) Меднорудянского месторождения меди и малахита.
Сопровождал нас к Меднорудянскому карьеру Андрей Чуднов. Дорога от дома-музея Худояровых и до отвалов Высокогорского и Меднорудянского месторождений оказалась недолгой. Оба месторождения находятся в непосредственной близости к старому городу. И уже минут через десять мы стояли на краю карьерной чаши. Вечернее солнце выхватывало из наступающих сумерек поросшие деревьями борта Меднорудянского карьера. На дне глубокой его ямы мы увидели старые брёвна когда- то крепившие шахтные штреки. Борта карьера сложены бурыми выходами глинистых сланцев, красноватыми тальковыми и известковыми глинами. Кое-где из бортов сочится вода. Картина пестрая. На обратном пути на дорожной обочине нашли образцы сиенита с вкраплениями хризоколлы и небольшой образец бурого железняка.
Сложно представить, но почти все взрослое и подростковое население нижнетагильского завода прошло через эти рудники. Многие робили в горе, другие — на подсобных работах на поверхности.
А сколько было мастеров, обрабатывающих малахит, составлявших невероятной красоты мозаики из его зелёных узорчатых пластин для интерьеров господских дворцов. Все они тихо зачахли от вредной малахитовой пыли и тяжёлой скрупулёзной работы. Не хотела Хозяйка отдавать свои богатства, жизнью платили те, кто прикасался к ее малахитовому платью, косе, узорчатому кокошнику, распугивал ее ящерок.
Так вечером в окрестностях горы Высокой и у края «малахитовой ямы» закончился «Малахитовый день» автопробега «ПоследамБажова»#5 с Мариной Волковой».
Мне остается добавить несколько фотографий и признаться в полной некомпетентности во всем, что касается полезных ископаемых и их добычи. Но виды от этого не становятся менее прекрасными, камни (любые) не перестают притягивать, а путешествие не теряет увлекательности!
Но Ферсмана я начала перечитывать, автопробег #ПоСледамБажова и лично Лена поспособствовали )

Страница: 1 2


Добавить комментарий