Поэтические круги Натальи Карпичевой

karpich3-2Поэты «Русская поэтическая речь: Антология анонимных текстов» рассказывают о поэтах и главах Антологии, наиболее близким им, для проекта «Опыт прочтения». Первой начинает Наталья Карпичева, открывшая проект.

Наталья Карпичева: Мой круг.

Глава 1. Виталий Кальпиди (Челябинск) – жёсткость, стремящаяся к нежности (и наоборот), неослабевающая нервь, верность самому себе и самоотрицание, синдром ледокола

Глава 115. Борис Херсонский (Одесса) – необязательность и неизбежность, нарративность, сентиментальная твёрдость, вкус к жизни.

Глава 3. Неизв. Дело житейское смерть, у неё тело живое твоё (таким мог бы стать повзрослевший и помолодевший Алексей Сальников, и таким мог бы стать понежневший Самойлов)

Глава 43. Андрей Санников (Екатеринбург) трансцендентален и при этом взрывчат. Слышать (или представлять), как он читает тексты голосом – это отдельное удовольствие

* * *
Всё изменилось непоправимо.
На небе стало 4 луны.
Я взял себе дополнительно имя
Феофилакт, т. е. «жизнь без вины».

Этими фото я располагаю,
но до сих пор не решился смотреть.
Горе уменьшилось, я полагаю,
где-то на четверть, а может, на треть.

Не беспокойся о нашей свободе,
не беспокойся о жизни моей
и не пиши мне сюда. Ну вот, вроде
я и ответил тебе. Т. е. ей.

Глава 35. Сергей Ивкин (Екатеринбург) – артистичность, музыкальность, мультиинструментальность, молодость, незавершённость, стихийность.

Глава 106. Фаина Гримберг (Москва) – узнаваемость, метрическая и историческая свобода, густонаселённость.

Глава 73. Ганна Шевченко (Подольск) – первичная традиционность, которая совершенно не вторична.

Глава 18. Вадим Балабан (Троицк) – деревенский философ, органичность, визуальность, музыкальность.

Ямщик превращается в снег

но так не следует следить
слипать глаза или слепить
слеза слезает на щеку
щипает щёку ямщику

в полях ли (или всё равно)
в лесах где каждое бревно
равновеликое щепе
слезят глаза на ямщике

до горизонта – белых слёз
не сосчитать среди берёз
слезами белыми ямщик
упав под полозом трещит.

Глава 9. Нина Александрова (Екатеринбург) – независимость, узнаваемость, странность, красота

Глава 39. Неизв.

* * *
в железной чаше нетерпенья
варилось множество вещей
перемещение случайно
пикап упёрся рогом в ель.
в трёх километрах от усилий,
в сырой проталине стола
как искалеченная помощь,
перед луной гора взошла.
и мы полезли в гору, в гору,
вцепиться в правила её,
изведать срывы и обноски,
запараллелить бытиё.
присесть к столу на грани стула
и обнаружить пустыри
не обязательно снаружи,
но окончательно внутри.

Глава 69. Неизв. Любимое стихотворение во всея антологии
* * *
Девочка шьёт бальные платья серой фланели,
Крутится колесо, стучит иголка.
Пули летят через город, идут недели.
Город обложен со всех сторон, да всё без толку.

Каждое утро от мутного небосвода
Ждёт она ясности, ждёт победного марша.
Ей невдомёк, что город ушёл под воду
За неизвестные ей прегрешения старших.

И на окраинах воздух водой пронизан,
Мимо строений ползут донные твари,
Люди включают на полную телевизор,
Чтобы не слышать стрельбы и не видеть зарев.

В центре, пока игла не выйдет из строя
Мерно стучит машинка, но пульс её всё капризней.
Девочка шьёт бальные платья сложного кроя,
И убирает в шкаф – до наступления жизни.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

*

code