Пожелтевшие листочки

Я не знаю, как появились у меня эти четыре страницы рукописного текста. Дата в конце — 14 ноября 1987 года. Подпись — Магнитогорск, Н.Кондратковская. А называется текст — «Некоторые замечания по стихам и поэмам». И речь идет о «стихах и поэмах» И. Алтоцкой — так в то время еще именовалась я, через год ставшая Аргутиной. Сомнений нет: речь идет о моих подростковых и юношеских «творениях», из которых спустя годы и по размышлении зрелом лишь два я сочла возможным включить в первый сборник, и те — после серьезной переработки…
Как, каким образом мои тексты добрались до Нины Георгиевны, если в Магнитогорске я впервые побывала только в 2003 году, на вручении Нефедьевской премии? Скорее всего, кто-то из моих знакомых или даже знакомых родителей неплохо знал Н.Г. Кондратковскую, бывал в Магнитогорске и решил показать ей эти опусы… Я бы, конечно, не рискнула. Но самое удивительное в этой истории даже не то, что я не знаю (или не помню?), кто это был, и даже не то, что этот человек привез, по-видимому, «Некоторые замечания» и как-то передал мне. Самое удивительное — что их появление у меня не зафиксировалось, не поразило, не обрадовало, не огорчило.
И лишь спустя годы я осознала не только то, что обладаю ценностью — автографом мастера, но и оценила сам текст. Так подробно, обстоятельно, доброжелательно разбирать весьма несовершенные тексты незнакомой девицы, выискивать в каждом какие-то достоинства, объяснять, что не так и, более того, как можно улучшить! Это настоящий мастер-класс, да еще и в письменном виде.
Эх, если бы молодость знала, как говорила моя бабушка! Мне бы отыскать Нину Георгиевну, поблагодарить — да вот незадача: не относилась я тогда к своим стихам как к чему-то серьезному и стОящему, да и не были они такими. А по невежеству своему и о Кондратковской ничего не знала, да и оценить не могла по достоинству эти четыре страницы. А поэтессе шел тогда уже восьмой десяток, жить оставалось меньше четырех лет.
И вот, спустя многие годы, разбирая кучи бумаг, я наткнулась на пожелтевшие листочки, прочитала — и вздрогнула. И — неловко как-то. Но главное даже не это, а чувство благодарности, поздно, но все же пришедшее понимание и — урок.
Спасибо, Нина Георгиевна.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

*

code