Сатка в бунте Пугачева

бунт Пугачева
бунт Пугачева

(исторический очерк) М. Скорынин

«Не приведи Бог
видеть русский бунт –
бессмысленный и беспощадный»
А.С. Пушкин

(Автор благодарит Саткинский городской краеведческий музей за консультации и предоставленные документы).

бунт Пугачева Осенью 1773 года по всем уральским заводам разошлась благостная весть о чудесно спасшимся от убийц царе Петре 3 Федоровиче, что укрылся он от своей жены Екатерины 2 на Яике и идет теперь с огромным войском для освобождения крестьян и работных людей от ненавистных помещиков и заводчиков – идет дать волю! (Петр3 Федорович (1728-1762 гг.), российский император с 1761 года, немецкий принц Карл Петр Ульрих, внук Петра1. Свергнут в результате переворота, организованного его женой Екатериной).
Подтверждением этих слухов стали манифесты императора Петра 3, рассылаемые по Уралу и Башкирии.
В конце ноября 1773 года в Саткинский завод прискакал « управитель» заводов Твердышева и его зятя Мясникова Антон Исаев. Он вручил приказчику Саткинского завода С. Моисееву донесение для передачи в « главную над заводами канцелярию». Исаев сообщал, что ему пришлось покинуть Катавский и Юрюзанский заводы «от своих заводских крестьян потаенно…», что «…как при Катавским и Юрюзанским , и Симским заводах ненадежные люди все взбунтовались и деньги конторские по себе делить начали…»
Взбудораженные этими слухами, 6 декабря 1773 года, работные люди Саткинского и Златоустовского заводов прекратили работу, но домны не «закозлили», заводы оставались готовыми к работе. На заводах ждали, хотя бы не самого императора, а лиц его доверенных с указом о воле.
Неведомо было работным людям, что под именем Петра 3 Федоровича скрывался донской казак Емельян Иванович Пугачев лет 30-35 от роду. Родился он в станице Зимовейской, где почти 100 лет назад родился атаман-бунтовщик Степан Разин.
Е.И. Пугачев был участником Семилетней войны (1756 – 1763 гг.), служил в казачьем полку действующей в то время русской армии против Турции (русско-турецкая война 1768 – 1774 гг.). За храбрость и воинскую смекалку получил чин хорунжего (первый офицерский чин в казачьих войсках). После отказа на свое прошение об отставке, из действующей армии дезертировал, сославшись на тяжелое заболевание. Он становится «беглым казаком» и домой, к своей жене Софье Недюжевой и детям, вернуться не мог – опасался ареста.
Начинаются скитания по белу свету. Пугачев ищет применения своей силе, воинскому опыту, организаторским способностям, да и выхода своему авантюрному характеру.
«Емельян Иванович Пугачев – герой и самозванец, страдалец и бунтарь, грешник и святой… Но прежде всего – вождь народа, личность безусловно исключительная, иначе он не смог бы увлечь за собой тысячные армии и два года водить их в бой» — так характеризовал Пугачева саткинский краевед Г.М. Нестеров.
Кто же он был на самом деле? Дома бывал редко, христорадничал, занимался конокрадством, отсиживался в староверческих скитах.. Проходимец или бунтарь? Никто так и не узнает, чего он хотел – стать крестьянским царем, чтобы облегчить долю черни, или во всю насладиться великим разбоем, казня и милуя.
В 1770 году попадает на Терек, выступает там ходатаем за казачьи вольности, арестован в Моздоке, бежал, отсиживался в скиту у раскольников. Один из старцев подсказал, как можно «легализоваться». По существующему тогда закону староверы, уходящие из Польши на территорию Российской империи, получали паспорт на право проживания . В 1772 году он появился в районе польского тогда города Гомеля. В фондах Центрального государственного архива древних актов сохранился паспорт, который был выдан на пограничном форпосте: «Объявитель сего вышедший из Польши и явившись собою при Добрянском форпосте веры раскольнической Емельян Иванов сын Пугачева, по желанию его для житья определен в Симбирскую провенцию к реке Иргизу, которому по тракту чинить свободный пропуск».
Осенью 1772 года Пугачев объявляется у Яицкого городка (ныне Яицкий городок – заграница, областной центр в Казахстане, в 1775 году переименован в Уральск). Неспокойно было на Яике. Еще недавно вольное, самоуправляемое казачье войско стало постепенно лишаться своих привилегий.
В 1771 году начались волнения в связи с набором казаков в регулярные войска — Московский легион для войны с Турцией с подчинением не «казачьему кругу», а царским генералам. На Яик были введены правительственные войска, казачий орган власти -«казачий круг» ликвидировали, смутьянов драли кнутом, рвали ноздри, ссылали в Сибирь. Подавленные, но непокоренные казаки затаились.
В это время по Яику ходили слухи что, дескать, государь-император Петр 3 жив, что он скоро объявится и даст народу волю, вернет казацкие права.
Вера в доброго царя, доброго барина, до сих пор в крови нашего народа – вот приедет барин, барин нас рассудит!» Этим пользовались разного рода самозванцы, так до Пугачева уже было пять лже Петров 3 !
В Яицком городке возник у Пугачева план действий. В беседе с одним из казачьей старшины, казаком-старовером Д.С. Пьяновым он называется Петром 3. Неизвестно, поверил ему Пьянов или нет, но казакам об этом рассказал. Слухи пошли. На Пугачева написан донос, он в начале 1773 года арестован и доставлен в Казань. Особого внимания на него там не обратили – мало ли бродяжек, «гулевых» людей привозят с волнующегося Яика !
18 июня 1773 года он совершает дерзкий побег по сговору с арестованным за растрату купцом. Выведенный вместе с купцом в город под охраной двух конвойных, они обманным путем подошли к подготовленной тройке, Пугачев оттолкнул одного из солдат, второй помог им вскочить в бричку – и ищи ветра в поле!
На Яике Пугачев появляется уже как император Петр3.
Для своих первых сподвижников, яицких казаков Караваева, Лысова, Ульянова, Зарубина-Чики вряд ли он был «царем-батюшкой», главное было в том, что Пугачев становился знаменем борьбы за казачьи вольности, но для широких кругов казачества, крестьян, работных людей он был российским императором Петром 3 .
Главной задачей на первом этапе восстания было привлечение на свою сторону народа для создания войска и, в первую очередь, казачества, как силу подготовленную в военном деле, но для этого необходима какая -то программа с объяснением своих действий во благо народа. С этой целью повсюду полетели «прелестные письма». «Император» освобождал крестьян от помещиков и повинностей, рекрутчины и принудительных работ, призывал убивать дворян «дабы вывести их ненавистное семя», а имущество их разрешал забирать в «награждение». Казаков, раскольников, Пугачев жаловал «крестом и бородою, рекою и землею, травами и морями, и денежным жалованьем, и свинцом и порохом, и вечною вольностью».
По призыву «императора», со всех сторон, под Яицкий городок стекался народ. Причиной быстрого распространения восстания было тяжелое положение податных сословий (приписных и частновладельческих крестьян, заводских работных людей, простых казаков), а так же национальный и религиозный гнет, выражавшийся в притеснении национальных меньшинств, в насильственной русификации, в захвате исконно башкирских земель, а также в преследовании раскольников (раскольники, староверы, старообрядцы – люди не принявшие нововведений, реформ, проведенных в православии патриархом Никоном в середине 17 в., всегда находились в оппозиции к официальному православию, к действующему правительству). В обещаниях «императора» простой народ видит улучшение своего положения. Однако, нужно иметь в виду, что многие вынуждено переходили на сторону Пугачева, опасаясь истязаний и смерти, в случае неповиновения восставшим или же ища у него «охранных грамот» от грабежа и разбоя.
В начале октября 1773 года в лагерь повстанцев прибыл башкирский старшина Кинзя Арсланов с отрядом в 500 человек башкирских конников. Во второй половине октября подошел еще один отряд башкир, в нем находился сын башкирского старшины Юлая Азналина – Салават .
Собрав значительное количество войска, Пугачев начал наступление вверх по Яику. Все крепости вплоть до Оренбурга были захвачены, но Оренбург сходу взять не удалось и повстанцы начали его многомесячную осаду. (Не нужно представлять крепости в форме европейских замков , сложенных из камня, со сторожевыми башнями, с узкими бойницами. В лучшем случае, это было с десяток или чуть больше деревянных изб, окруженных бревенчатым заплотом, а то и просто плетнем. Гарнизон состоял из нескольких десятков солдат инвалидной команды)
Под Оренбургом, в с. Берда, Пугачев организовал свою ставку. Образована «Военная коллегия», главный орган повстанческой армии. Она была и главным штабом, и высшей гражданской властью, и высшим судом. Коллегия занималась снабжением армии, вопросами казацкого самоуправления, назначением и перемещением командиров. Отсюда по всему Уралу, Заволжью, Сибири разлетаются «прелестные письма» — манифесты Петра 3 .
Салават Юлаев , 21 года от роду, назначен «военной коллегией» полковником и послан возглавить восстание башкир в Сибирской дороге к северо-востоку от Уфы, в горнозаводской район.. (Дорога – административно-территориальная единица в Русском государстве на землях башкир, татар и др. поволжских народов, делилась на волости и тюбы. Было четыре дороги: Сибирская, Казанская, Осинская, Ногайская ,, отменено в конце 18 в.),
В декабре атаман Чика — Зарубин был направлен на уральские заводы для организации литья пушек и сбора вооружения, а затем двинулся на помощь башкирским повстанцам, осадившим Уфу. Чика пользовался у Пугачева и яицких казаков большим авторитетом. Военная коллегия наделила его чрезвычайными полномочиями: правом издавать указы и пользоваться собственной печатью. Он мог присваивать воинские звания, вершить правосудие и направлять отряды в другие места. Из своей ставки под Уфой (с .Чесноковка) для подъема восстания на горнозаводском Урале Чика направляет атамана Ивана Кузнецова .
К середине декабря 1773 г. Симский, Юрюзань-Ивановский, Катав-Ивановский заводы были в руках повстанцев.
В Саткинском заводе к тому времени прошел слух, что «управитель» Степан Моисеев «императорский манифест» получил, но, будучи верным существующему правительству, а, самое главное, своему хозяину Иллариону Лугинину, скрыл его. По тем же слухам явствовало, что тем заводам, которые приняли Петра 3, давались охранные грамоты от башкирских набегов. Не секрет, что башкиры привнесли в восстание элементы антирусских настроений. Ненависть к царскому правительству, заводчикам, которые практически захватили их земли, переносилась и на русский народ. Это иногда проявлялось во враждебных акциях к русскому населению в целом, без учета того мастеровой ты или приказчик, приписной крестьянин или заводчик.
Саткинское «заводское крестьянское общество» с тем, чтобы себя защитить, подготовило покорнейший рапорт на имя башкирского старшины Юлая Азналина и направила выборную делегацию с ним на встречу. В рапорте говорилось: «Как небезызвестно Саткинскому заводу, что соседствуемые заводы и протчия окрестныя башкирския жительства, его величеству Третьему императору Петру Федоровичу преклонились и имеют охранные от его величества указы, а на Саткинский завод указов поныне в присылке не имеется. А произносится слух, что в не имеющих местах указов, в том числе и на Саткинский завод, будет от его величества военная команда то, не желая напрасного кровопролития и крайнего разорения, посылает к вам, господину старшине, от общества всего народа выборных людей с сим объявлением, что саткинские жители усердственное повиновение приносят…».
18 декабря выборные, в количестве шести человек, направились в сторону Катав-Ивановского завода. Юлая Азналина разыскать не удалось, но по дороге встретили атамана Ивана.Степановича Кузнецова с отрядом.
22 декабря отряд Кузнецова вступил в Сатку. .Саткинскими заводскими людьми он был принят «беспрепятственно» Собрав в церкви людей он огласил манифест Петра 3, затем «по выбору народному» учреждена была заводская власть: атаман , есаулы, урядники и капралы.
Пугачевцы получили на заводе 12 пушек, 250 ружей, 5 пудов пороха. в замен новые власти раздали часть конфискованного господского имущества, сожгли долговые книги.
Из Сатки Кузнецов направляет нарочных в Златоустовский завод с письмом, в котором запрашивает златоустовцев: желают ли они «идти под власть и повеление императора Петра 3». Нарочные вернулись из Златоуста с известием о покорности Златоустовского завода императору Петру 3. Кузнецов выехал в Златоуст, прихватив с собою под охраной Саткинского управителя Степана Моисеева, как не проявившего преданности Петру Федоровичу для дальнейшего над ним суда. В Златоусте Моисееву удалось бежать из-под ареста. Через трое суток он добрался до Челябинска (административный центр Исетской провинции), где написал рапорт об «озорнических действиях» мятежников на Саткинском заводе.
Из Златоуста Кузнецов, по указанию Чики Зарубина, направился на помощь повстанческим отрядам, осадившим Кунгур. К этому времени отряд Кузнецова был хорошо вооружен, значительно пополнился людьми (одних саткинцев вооруженных и с лошадьми было 200 человек да златоустовцев 100 человек).
В конце 1773 года в Саткинский завод прибыл атаман И.Н. Грязнов, его отряд состоял из 100 человек. Через четыре дня он появился Златоусте с отрядом в 400 повстанцев! По приказу Грязнова на заводах была опечатана денежная казна, которую не успел конфисковать Кузнецов, и передана «под смотрение» атаманам из местных конторщиков: в Сатке – Ивану Степанову, в Златоусте – Ивану Серебрякову.
3 января с отрядом в 700 человек Грязнов переходит в Кундравинскую слободу и начинает наступление на Челябинск. 8 января 1774 г. он был под Челябинском с отрядом около 4000 человек. 8 февраля Челябинск был взят.
К февралю 1774 года 92 завода, т.е. ¾ горнозаводского Урала перешли на сторону восставших. Правительство уже понимает всю опасность этого восстания, что это не просто бунт мужиков с вилами в руках, понимает, что только силами гарнизонов крепостей с Пугачевым не справиться. На подавление мятежа направляются регулярные правительственные войска, а ведь в это время идет русско-турецкая война и войска практически отвлекались из действующей армии. Командующим правительственными войсками назначен генерал-аншеф А.И. Бибиков. За голову Пугачева назначена награда в 10 тысяч рублей.
В январе 1774 года, «полковник» Белобородов, после поражения под Екатеринбургом пошел на юг, в сторону Златоустовского округа. Шел он по самым сложным территориям – по горным заводам, представлявшим в то время хорошо защищенные поселения.
Сылвенский, Красноуфимский, Каслинский, Кыштымский заводы сдались ему без боя. На заводах Белобородов устраивал новое «учреждение»: появились выборные мирские избы, велась четкая регламентация деятельности.
В середине марта в Сатке появился Белобородов с отрядом в 170 человек. Сатка становиться центром пугачевщины на горном Урале. Именно здесь стараниями Белобородова сформировалась своеобразная военная ставка, которая занималась вопросами снабжения и пополнения армии Пугачева.
Иван Наумович Белобородов, умелый организатор, опытный артиллерист, в боях проявился талант военачальника, хотя до Крестьянской войны участия в боевых действиях не принимал.
Родился в начале 40 г.г. 18 в. в с. Медянки Кунгурского уезда. Село было приписано к медеплавильному Иргинскому заводу.
В 18 лет был по очереди отдан в рекруты, направлен в Выборг в местный артиллерийский гарнизон, затем переведен на военное предприятие Санкт-Петербурга – Охтинский пороховой завод. (Оттуда еще идет практика набора в стройбаты, желдорбаты и др. баты- дешевая рабсила да еще связанная жесткой военной дисциплиной!)
За 7 лет службы хорошо изучил организацию порохового производства, артиллерийское дело – постоянно проводились стрельбы для испытания качества пороха..
В 1766 году , на основании решения Артиллерийской канцелярии , Белобородов был «за хромотою от службы отставлен канониром (канонир-рядовой артиллерии в русской армии. М.С.), с паспортом, на свое пропитание». Вернулся в Кунгурский уезд, женился, занялся мелкой торговлей.
Зимой 1773 г., когда вспыхнуло восстание в Кунгурском уезде, Белобородов, как отставной канонир, был мобилизован в отряд правительственных войск прапорщика Н.Дьяконова, оттуда дезертировал и вернулся домой. В январе 1774 г. добровольно присоединился к отряду Канзафара Усаева шедшего к Кунгуру, назначен сотником. За время боев показал себя отличным командиром, стал повстанческим полковником.
4 апреля повстанческая «Военная коллегия» отдала приказ полковнику Белобородову немедленно собрать башкир, русских и черемисов (до 1918 г. название марийцев) в пугачевскую армию.
Подчиняясь приказу он начинает мобилизацию в создаваемый им «Государственный сибирский военный корпус». Своих командиров, посылаемых для набора новых бойцов, он снабжал специальным пропуском в местные органы власти восставших и особым документом- «наставлением». В нем были четко сформулированы цели и задачи поручения.
.
Из Сатки, он рассылает подчиненным ему старшинам, так называемые «ордера». «Из государственного военного корпуса от походного войскового старшева атамана Ивана Белобородова башкирскому эсаулу Егафару Азбаеву Ордер.
…Того ради по получению сего ордера, тебе, башкирскому эсаулу Азбаеву, определяетца, для пользы его императорского величества, немало не медля, сколько у тебя по прежнему моему ордеру башкир и прочих набрано…объявить ко мне в завод или где я буду обретаца, сего месяца 11-го числа не отменно, опасаясь за то ненаблюдение в силу строгости законов смертной казни. И по сему учинить непременно…»
Такие ордера рассылаются по большой территории от Сатки до Красноуфимска.
Постепенно в «Государственный военный корпус» стекаются люди. В корпусе жесткая дисциплина, безжалостно преследуется мародерство .
В начале мая 1774 года «войсковому старшему атаману» полковнику Белобородову поступила жалоба от златоустовцев на пугачевского есаула Шибаева, что, дескать, он нарушил порядок на заводе, своевольничает, отобрал у заводских рабочих лошадей и седла. Белобородов направляет в Златоуст отряд, которому поручил арестовать и сковать Шибаева. Затем он сам приехал в Златоуст и отправил есаула – мародера на суд к Пугачеву.
Во время пребывания корпуса на Саткинском заводе от Пугачева к Белобородову был в помощь прислан бывший унтер-офицер гвардии атаман Михаил Голев. Но помощи от посланца Белобородов не дождался. Голев «делал непорядки» на заводе и беспробудно пьянствовал. Сам бывший унтер-офицер на допросе в Следственной комиссии показывал, что на заводе он пробыл не долго «за упреки в напрасных жителям тех мест мучительных побоях и всеконечном разорении, а многим и смертном убивстве» был по приказу Белобородова закован и отправлен к Пугачеву. Голев был разжалован из атаманов и отдан простым казаком в Яицкий полк.

продолжение на стр.2

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Страница: 1 2


Добавить комментарий

*

code