АЛЬТЕРНАТИВА СТОЛИЧНОСТИ

1-001На прошлой неделе в Москве, Челябинске и Екатеринбурге состоялись презентации очередного (третьего) выпуска масштабного проекта Виталия Кальпиди «Антология.

Современная уральская поэзия» (сокращённо СУП). На этот раз убедительный том с прекрасной полиграфией и дизайном (2-й выпуск антологии вошёл в тройку лучших поэтических книг 2004 года по версии оргкомитета XVII Московской международной книжной выставки-ярмарки) составили стихотворения уральских поэтов (поэтов, когда-то живших и творивших на Урале) за самые последние – 2004–2011 годы. Нынешний выпуск в отличие от двух предыдущих содержит интересное новшество – опыт рецензирования каждого из поэтов специально назначенным для него экспертом.
Не знаю, как остальные мероприятия, но московская презентация (в «Даче на Покровке») была отмечена оглашением и представлением целого ряда идей, которые, кажется, чрезвычайно полезны и универсально применимы для развития современного литературного процесса в России вообще.

От­крыл ве­чер по­эт Ев­ге­ний Ту­рен­ко, ко­то­рый из­ве­с­тен тем, что па­рал­лель­но соб­ст­вен­ным ли­те­ра­тур­ным за­ня­ти­ям ак­тив­но по­ра­бо­тал и про­дол­жа­ет дей­ст­во­вать в ка­че­ст­ве ли­те­ра­тур­но­го пе­да­го­га (в 90-е ру­ко­во­дил сту­ди­ей «Сту­пе­ни», в 00-е – ли­тобъ­е­ди­не­ни­ем для школь­ни­ков и сту­ден­тов «Миръ»). Ту­рен­ко, как уча­ст­ник всех вы­пу­с­ков ан­то­ло­гии СУП, вспом­нил о ран­них ста­ди­ях про­ек­та:
«Я, че­ст­но го­во­ря, в пер­вую ан­то­ло­гию по­пал со­вер­шен­но слу­чай­но. И до сих пор ме­ня удив­ля­ет си­ту­а­ция воз­ник­но­ве­ния это­го по-сво­е­му фе­но­ме­наль­но­го (во вся­ком слу­чае, для Ура­ла) про­ек­та. У ме­ня тог­да вы­шла де­бют­ная ма­лень­кая кни­жеч­ка, ко­то­рая ка­ким-то об­ра­зом по­па­ла к Каль­пи­ди. И вдруг я по­лу­чаю пись­мо с пред­ло­же­ни­ем уча­ст­во­вать в ан­то­ло­гии. Я та­кой гор­дый хо­дил: «По­ду­ма­ешь, ан­то­ло­гия ка­кая-то, у ме­ня книж­ка вы­шла…» Но сти­хи от­пра­вил. А ког­да по­том на пер­вой пре­зен­та­ции взял в ру­ки вот эту пер­вую ан­то­ло­гию и стал её чи­тать, у ме­ня ко­лен­ки за­дро­жа­ли! Мне ста­ло жут­ко­ва­то от­то­го, что я мог в неё не по­пасть.
Мно­гих из ав­то­ров уже нет, иные про­сто не пи­шут. Мне по­вез­ло: я всё ещё как-то дер­жусь на пла­ву. Но си­ту­а­ция с той пер­вой ан­то­ло­ги­ей… Она, кста­ти, вы­шла с ком­пакт-дис­ком и в двух ипо­с­та­сях: «Ан­то­ло­гия со­вре­мен­ной ураль­ской по­эзии» и «Ан­то­ло­гия со­вре­мен­ной ураль­ской про­зы». И это был не про­сто ка­кой-то срез или, как Каль­пи­ди сам го­во­рил, по­гост, на ко­то­ром рас­став­ле­ны вме­с­то фо­то­гра­фий чёр­ные мо­гиль­ные пря­мо­уголь­ни­ки. Это бы­ло дей­ст­ви­тель­но от­кры­тие че­го-то но­во­го. Всё, что ос­та­лось в па­мя­ти от пер­вой и, в осо­бен­но­с­ти, вто­рой ан­то­ло­гии – это со­вер­шен­но су­мас­шед­шие пре­зен­та­ции: пре­зен­та­ция в Ека­те­рин­бур­ге, пре­зен­та­ции в Пер­ми и Че­ля­бин­ске, ког­да лю­ди под­хо­ди­ли и го­во­ри­ли: «Мож­но до вас до­тро­нуть­ся?» Си­ту­а­ция про­сто не­ве­ро­ят­ная, фан­та­с­ти­че­с­кая ка­кая-то! Чем это ста­ло в ито­ге, я не знаю, не мне су­дить. Я там, вну­т­ри. Сла­ва бо­гу, ещё жив, ещё пы­та­юсь ид­ти, полз­ти, ка­раб­кать­ся, ца­ра­пать­ся и т.д. Для дру­гих это толь­ко на­ча­ло. Ка­кое оно бу­дет и бу­дет ли вот эта ан­то­ло­гия не по­след­ней… Я её, че­ст­но го­во­ря, всю ещё не чи­тал, не знаю, есть ли здесь пред­ло­же­ния для бу­ду­ще­го, как это бы­ло в пер­вых двух ан­то­ло­ги­ях. Или их уже нет, и это уже дей­ст­ви­тель­но за­вер­ше­ние… Во вся­ком слу­чае, ко­ли­че­ст­во мо­ло­дых ав­то­ров здесь, на­сколь­ко я знаю, боль­ше, чем во всех ос­таль­ных то­мах. Од­на­ко воз­раст – это не са­мое глав­ное. Всё оп­ре­де­ля­ют бук­вы…»
По­сле Ту­рен­ко об от­ли­чи­тель­ных осо­бен­но­с­тях имен­но дан­ной ураль­ской ре­ги­о­наль­ной ан­то­ло­гии вы­ска­зал­ся по­эт, кри­тик, фи­ло­лог Да­ни­ла Да­вы­дов, ко­то­рый был од­ним из экс­пер­тов пре­зен­ту­е­мо­го тре­ть­е­го то­ма. По его мне­нию, Ви­та­лий Каль­пи­ди «в дан­ном слу­чае вы­сту­пил как не­кий куль­тур­ный ге­рой, по­ро­див­ший миф, и в то же вре­мя ре­пре­зен­ти­ро­вав­ший не­кую объ­ек­тив­ную кар­ти­ну». «На мо­их гла­зах, – про­дол­жа­ет Д.Да­вы­дов, – бы­ло до­воль­но мно­го по­пы­ток и го­род­ских, и ре­ги­о­наль­ных ан­то­ло­гий. Не го­во­ря уже о кни­гах сов­сем ком­мер­че­с­ких, вро­де «По­этов Сер­ги­е­ва По­са­да», где под­бор­ка от­кры­ва­ет­ся о. Пав­лом Фло­рен­ским, а по­том сле­ду­ют вся­кие со­вет­ские чу­до­ви­ща. Но бы­ли и ре­аль­ные по­пыт­ки. На­при­мер, при­мор­ские про­ек­ты, ко­то­рые бы­ли по­тен­ци­аль­но очень силь­ны, но в ка­кой-то мо­мент про­изо­шёл про­ст­ран­ст­вен­ный рас­кол: про­ти­во­ре­чие ав­тор­ских и со­ста­ви­тель­ских ин­тен­ций у лю­дей, уже жи­ву­щих в Моск­ве и смо­т­ря­щих от­сю­да на при­мор­скую си­ту­а­цию, и лю­дей, ко­то­рые ос­та­ва­лись там и не же­ла­ли ви­деть это­го за­зо­ра. Каль­пи­ди все­гда по­до­зре­ва­ет и учи­ты­ва­ет взгляд из­вне. Это яв­ля­ет­ся од­ним из важ­ней­ших свойств дан­ной ан­то­ло­гии».
Но на­и­бо­лее чёт­ко и яс­но те уни­вер­саль­ные, по­тен­ци­аль­но по­лез­ные (о чём го­во­ри­лось вы­ше) для все­го ли­те­ра­тур­но­го про­цес­са Рос­сии в це­лом вы­во­ды из про­ек­та Каль­пи­ди оз­ву­чил скан­даль­но из­ве­ст­ный по­эт, ли­те­ра­ту­ро­вед и об­ще­ст­вен­ный де­я­тель Дми­т­рий Кузь­мин, при­шед­ший на пре­зен­та­цию в сво­их мас­сив­ных гла­мур­но-бру­таль­ных са­по­гах:
«Во-пер­вых, этот про­ект на всём его про­тя­же­нии – сво­е­го ро­да ис­то­рия про вме­не­ние куль­ту­ре быть куль­ту­рой. Ко­неч­но, ни­ка­кой ураль­ской по­эзии не бы­ло, че­го уж там лу­ка­вить. Бы­ли ка­кие-то смут­ные ин­ту­и­ции до­воль­но раз­но­на­прав­лен­но­го свой­ст­ва. Но при­ро­да куль­ту­ры как natura naturata со­сто­ит в том, что ес­ли по­ста­вить пост и при­бить к две­рям сло­ва «здесь стою», то че­рез не­ко­то­рое вре­мя про­ст­ран­ст­во на­чи­на­ет сгу­щать­ся. Вот то, что мы на­блю­да­ем на Ура­ле во­об­ще, в Ниж­нем Та­ги­ле име­ни Ев­ге­ния Ту­рен­ко, в ча­ст­но­с­ти, и, в об­щем, в лю­бой си­ту­а­ции, в ко­то­рой на­хо­дит­ся кто-то, кто го­тов на­ста­и­вать на сво­ём. Это ис­клю­чи­тель­ной по­учи­тель­но­с­ти зре­ли­ще. По­то­му что это ров­но то, че­го не де­ла­ет боль­шин­ст­во аген­тов рус­ской куль­ту­ры. Они на сво­ём не сто­ят. Им сла­бо. Это пер­вая вещь, ко­то­рая при­ме­ни­тель­но к дан­но­му слу­чаю, мне ка­жет­ся судь­бо­нос­но важ­ной. То есть её зна­че­ние вы­хо­дит да­ле­ко за пре­де­лы этих трёх кон­крет­ных книг.
Вто­рая вещь, ко­то­рая мне ка­жет­ся чрез­вы­чай­но важ­ной, – миф. Ураль­ская по­эзия – это миф, в том чис­ле и в вы­со­ком смыс­ле сло­ва. Од­на­ко этот про­ект – не толь­ко со­зда­ние ми­фа, но и од­но­вре­мен­но его раз­ру­ше­ние и раз­вен­ча­ние. По­то­му что ка­кой-ни­будь, ус­лов­но го­во­ря, оп­по­зи­ци­он­ный пер­со­наж (ска­жем, Юрий Бе­ли­ков), ко­то­рый хо­чет со­здать миф и хо­чет, что­бы этот миф даль­ше ра­бо­тал сам со­бой, жил сво­ей жиз­нью, жиз­нью зом­би, а на нём уже мож­но бы­ло бы дер­жать­ся на вол­нах оке­а­на. Так вот, вся ра­бо­та Каль­пи­ди (и эта ан­то­ло­гия СУП) – со­вер­шен­но ино­го по­ряд­ка. По­то­му что, толь­ко ска­зав­ши, что вот она, ураль­ская по­эзия, как не­кое еди­ное це­лое, уко­ре­нён­ное ту­да и сю­да, он не­мед­лен­но – са­мим со­ста­вом этих книг – дез­аву­и­ру­ет лю­бое за­яв­ле­ние по­доб­но­го ро­да. Этот на­бор ав­то­ров с их лич­ны­ми ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми твор­че­с­ки­ми осо­бен­но­с­тя­ми не вме­ща­ет­ся, ес­те­ст­вен­но, в дан­ную кон­цеп­ту­аль­ную рам­ку. Эти ав­то­ры мо­гут нам нра­вить­ся или не нра­вить­ся, мы мо­жем счи­тать, что там че­го-то не хва­та­ет (хо­тя это вряд ли) или что-то лиш­нее (это точ­но). Но это со­вер­шен­но вто­ро­сте­пен­ные об­сто­я­тель­ст­ва, по­то­му что, преж­де все­го, нам здесь по­ка­за­но, что лю­ди, ко­то­рые ра­бо­та­ют в этом про­ек­те, ши­ре соб­ст­вен­ных кон­цеп­тов, ши­ре соб­ст­вен­ной ап­ри­ор­ной рам­ки, ко­то­рая у них, ве­ро­ят­но, бы­ла или есть. Они го­то­вы нам рас­ска­зать, как на са­мом де­ле об­сто­ят де­ла. И мы по­ни­ма­ем, что вто­рое не­ко­то­рым об­ра­зом про­ти­во­ре­чит пер­во­му. Од­на­ко в этом про­ти­во­ре­чии и со­сто­ит жи­вое ос­но­ва­ние всей дан­ной ис­то­рии. В этом на­пря­же­нии меж­ду су­щим и долж­ным и су­ще­ст­ву­ет лю­бой дей­ст­ви­тель­но круп­но­мас­штаб­ный куль­тур­ный про­ект. Что, по-мо­е­му, со­вер­шен­но за­ме­ча­тель­но.
Даль­ше на­чи­на­ют­ся ча­ст­но­с­ти. На­при­мер, на­счёт дей­ст­ви­тель­но впол­не уни­каль­но­го опы­та, пред­при­ня­то­го в тре­ть­ем то­ме с ком­мен­та­ри­я­ми, о ко­то­ром на­до бы­ло бы го­во­рить от­дель­но. Опять-та­ки это очень важ­но. В ус­ло­ви­ях фак­ти­че­с­ко­го кра­ха оте­че­ст­вен­ной ли­те­ра­тур­ной кри­ти­ки кон­ст­рук­ция, ко­то­рая там пред­ло­же­на, – соб­ст­вен­но го­во­ря, не­кое пря­мое вы­ска­зы­ва­ние по­эта о по­эте (мо­даль­ность эту раз­ные ав­то­ры вы­дер­жи­ва­ют по-раз­но­му и в раз­ной сте­пе­ни) – это, по-ви­ди­мо­му, то, что мо­жет за­ме­нить нам, хо­тя бы от­ча­с­ти, от­сут­ст­ву­ю­щее об­щее ре­флек­сив­ное по­ле, без ко­то­ро­го нам до­воль­но тя­же­ло жить».
О по­след­нем нов­ше­ст­ве – ин­ди­ви­ду­аль­ных кри­ти­че­с­ких от­зы­вах об ав­то­рах ан­то­ло­гии – го­во­ри­ла и Ев­ге­ния Сус­ло­ва, ко­то­рая бы­ла од­ним из при­гла­шён­ных экс­пер­тов:
«Мне ка­жет­ся, очень важ­ным это на­пря­же­ние меж­ду по­эти­че­с­ким сло­вом и сло­вом кри­ти­че­с­ким. Да, мы мо­жем взять ка­кой-то ме­тод и вне за­ви­си­мо­с­ти от тек­с­та при­ла­гать его. Но эта ан­то­ло­гия да­ёт воз­мож­ность уви­деть, как сам текст фор­ми­ру­ет спо­соб вы­ска­зы­ва­ния, и имен­но в этом на­пря­же­нии воз­ни­ка­ет что-то очень важ­ное для по­ни­ма­ния тек­с­тов».
К пред­ло­жен­ным вы­ше иде­ям, ко­то­рые бы­ло бы весь­ма по­лез­но взять на во­ору­же­ние, по вы­ра­же­нию Кузь­ми­на, «аген­там рус­ской куль­ту­ры», на­до при­ба­вить и со­зда­ние ви­део­кли­пов на сти­хи по­этов. По­каз по­эти­че­с­ких ви­део­кли­пов, сня­тых ураль­ски­ми ре­жис­сё­ра­ми на сти­хи ураль­ских по­этов, это то, что лич­но ме­ня при­влек­ло на дан­ное ме­ро­при­я­тие. Не­смо­т­ря на не­ко­то­рые тех­ни­че­с­кие труд­но­с­ти, воз­ник­шие в дан­ном кон­крет­ном слу­чае в «Да­че на По­кров­ке», са­ма идея, по-мо­е­му, очень и очень ин­те­рес­на и пер­спек­тив­на. Это пре­крас­ная воз­мож­ность для по­вы­ше­ния ин­те­ре­са к по­эзии и по­эти­че­с­ким ме­ро­при­я­ти­ям, для уси­ле­ния вли­я­ния сти­хов на лю­дей, да­же не все­гда го­то­вых к их вос­при­я­тию.
В це­лом же, воз­вра­ща­ясь к са­мой ан­то­ло­гии Со­вре­мен­ной Ураль­ской По­эзии, не­смо­т­ря на яс­ность и про­ду­ман­ность её кон­цеп­ции, на бо­га­тую кре­а­тив­ность, со­про­вож­да­ю­щую этот про­ект и вы­хо­дя­щую за его рам­ки, вряд ли по ней мож­но со­ста­вить до­сто­вер­ное и бес­спор­ное пред­став­ле­ние о дей­ст­ви­тель­но луч­ших или хо­тя бы на­и­бо­лее за­мет­ных по­этах Ура­ла. На­при­мер, поч­вен­ная, тра­ди­ци­он­ная по­эзия, ка­жет­ся, в ан­то­ло­гии от­сут­ст­ву­ет во­все. Мож­но, ко­неч­но, ссы­лать­ся на то, что, как ска­за­но в пре­дис­ло­вии, речь идёт лишь об «ак­ту­аль­ной по­эзии». Но сов­сем уж от­лу­чать от ак­ту­аль­но­с­ти, то есть те­ку­щей дей­ст­вен­но­с­ти, про­стые и яс­ные, не ухи­щ­рён­ные осо­бым но­ва­тор­ст­вом сти­хи, вряд ли спра­вед­ли­во. Так что я бы усом­нил­ся в те­зи­се Кузь­ми­на про то, что со­ста­ви­те­ли «ши­ре соб­ст­вен­ных кон­цеп­тов» и что ан­то­ло­гия ско­рее из­бы­точ­на, не­же­ли не­до­ста­точ­на. Суп, при­го­тов­лен­ный для чи­та­те­ля Ва­ле­ри­ем Каль­пи­ди, име­ет всё-та­ки весь­ма спе­ци­фи­че­с­кий вкус. В нём не­ко­то­рых спе­ций в из­быт­ке, за­то дру­гих про­дук­тов не хва­та­ет. И ка­кой-то род­ной ду­ше и серд­цу со­став­ля­ю­щей рус­ской по­эзии в ан­то­ло­гии лич­но мне ос­т­ро не хва­ти­ло. А она, я точ­но знаю, на Ура­ле есть.

Материал подготовил Евгений БОГАЧКОВ
http://old.litrossia.ru/2011/47/06633.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс