Анна Аркатова, поэт, эссеист, переводчик. 4 книги. Живет в Москве. http://www.litkarta.ru/russia/moscow/persons/arkatova-a

ГЛАВА № 11

Нельзя не заметить, что нежность – самое эффективное средство, чтобы не попасть в кровавые жернова любви. Любовь – жажда счастья. Нежность – утомлённые воспоминания о нём.

Восьмое марта

* * *
Трезво смотрю на шею
Вянет и тут и тут
Господи всё сумею
Дай пятнадцать минут
Шарф узелок платочек
Бус ледяных драже
Господи сосредоточься
Налюбовался уже

 

* * *
Чем подкупить старость
Как обнулить опыт
Юности стеклотара
Кто ж её там копит
Стынут четыре сумки
Юра давай сдадим
Что они нам по сути
Кто мы по сути им

 

* * *
Боже – что ни попросишь
Верный даёшь ответ
Муж – как его ни бросишь
Вечно летит вослед
Флешкой своей затёртой
Пенкою для бритья
Синею полумёртвой
Чашечкой для битья

 

* * *
Военная подготовка
Девственный неформат
Я собираю винтовку
Эскузи муа – автомат
Ещё я равняться умека
Голову повернуть
Так чтобы рядом спящего человека
Видеть плечо и грудь

 

* * *
Без фаты без карнавала
Без флёрдоранжа
Выходила выдавала
Клятвы по Ассанжу
Светлым днём и тёмной ночью
В радости и боли
Не вскрывать чужую почту
Эсэмэс тем более

 

* * *
Когда в прокуренной машине
Тебя везут в аэропорт
С любимыми не расставайтесь
Не расставайтесь с ними чёрт
И пальцы сжав перебирайте
В уме на голубом глазу
Все варианты копирайта
На их случайную слезу

 

* * *
Всех оценила по достоинству
Всех одарила по заслугам,
Притихшее стояло воинство
Локтями тыкало друг в друга
Глазам своим никак не верили
Мозги никак не совмещали –
Где ж ты была в последней серии
Где все мы гибли и прощали

 

* * *
Найдёшь и залюбуешься – метафора!
И на смотрины ну сзывать народ
О лирики спасительная камфара
Фарфоровая кукла на комод
Затейница – украсила? Украсила!
Врачиха – оживила? Ожила!
А то смотрю, ты все лицо расквасила
Пока искала бегала ждала

 

Восьмое марта

Проснёшься в легкости и неге
Как будто знаешь за тебя
Всё сделал муж любовник папа
Осталось вазу принести
И жизнь пойдёт иного толка
Неузнаваемая мной
В ней нет вины нет чувства долга
Нет гравитации земной

 

Из новой орнитологии

Сначала был нежным сливочным и творожным
Путался в волосах моих
Выбирался сложно
Оседал чаинкой растворимым был нескафе
Расписывался на мне ручкой в каждой графе
Отнимал от бумаги пальцы чтобы припасть к моим
Отнимал у красавиц пассы – кто там справа там мы сидим
Два взъерошенных голубя парочка снегирей
Никогда не летающих кстати
Умирающих среди ветвей
Как поведал мне орнитолог наблюдающий это сам
Различающий триста видов
По одним голосам

 

Сон

человек держит голову в холоде
а ноги держит в тепле
рука его моет руку
а живота он не жалеет
язык его как повернулся
так твёрдое слово лежит в столе
внутренний голос внешнему
ничего не желает
глаза бы мои на него не смотрели
пальцы готовы сквозь
землю в сторону моря
след простыл от застёжек
кожей чувствует кожу
искусственную на мороз
будет болеть голова
и всё же…

 

На бракосочетание NK

NК женился не подавился
сам и проговорился
кто же его жена
светленькая такая одна в длинном платье с распущенными
волосами
возможно даже не крашенными – белеют сами
вот NК танцует с нею одной
как всегда в свой единственный выходной
он не то чтобы пренебрегает мной
просто всё что ни есть происходит само собой
хотела на клаве набрать слово НЕ
а получилось 76 – и очевидно что-то ведь есть
в этой цифре – то ли предельный возраст
то ли число пролетающих возле
ну действительно что тебе этот NК не валяй дурака
ты и сама утекаешь рекою река
как коктейльная трубочка между фаланг
вот дорогие уходят по анг-
лийски шикарные вертятся списки
кто опоздал непременно успел
мир состоит из учебных новелл
сданных билетов чужих отпусков
разве NК
разве NК
разве NК
не таков?

 

* * *
иногда думаешь – всё у тебя получится
глядя на свежую стопку бумаги
или в пену крутую взбивая белки
а иногда думаешь – лётчица ты
лазутчица – всё срисовываешь укрепления
всё расставляешь силки
горе ходишь ловить на свои мимолётные слабости
радость ходишь ловить на свои мимолётные силы
и в ведёрке твоём мотыль
и в пакетике сладости
и ничего из того что родители попросили

 

* * *
Говорила maman сделай кок сделай кок
убери эту чёлку cо лба
ну а как убрать там зарублен урок
на носу а на лбу гульба
да такая что проломи стекло
не простое а оргстекло
на столе трещало в окне текло
тело плавилось предвещало пекло
говорило в ответ алло
шелушился обветренный верхний слой
затевалась в нижнем возня
и сдувал мою чёлку со лба другой
изменяя в лице меня
А теперь отведи мне сухую прядь
мастерица сурьмы и хны
ничего не изменишь ни дать ни взять
только корни станут видны

Опыт прочтения

О Главе № 11 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 21, 55, 80, 128, 176, 349, 354, 372, 374, 409, 458, 497, 587, 597, 598, 635, 636, 642, 651.

Отзыв №1
Марина Кривицкая , Орёл

Впечатления от чтения Главы № 11, Анна Аркатова

Не беря «подсказку» по ссылке, по текстам можно сразу понять, что 1) автор — поэт женского рода; 2) по образованию возможно филолог; 3) родился в прошлом веке примерно в 60-е. Потому что ты, читающий, сам из прошлого века и вырос примерно в тех же условиях, многие строчки прочитываются на уровне личных (ты думал, только у тебя так было?) воспоминаний и утверждений: «Без фаты без карнавала Без флёрдоранжа»; «Как будто знаешь за тебя Всё сделал муж любовник папа»; «Я собираю винтовку Эскузи муа – автомат»; «Не вскрывать чужую почту Эсэмэс тем более». Поскольку и ты был как-никак и когда-то филолог, сам мог рассказать наизусть: «С любимыми не расставайтесь Не расставайтесь с ними чёрт», то стихи цепляют по-родственному, из собственной жизни (прошлой и нынешней) находишь в них приметы и примеры.
Теперь, когда многие любят/не любят время не так, как его любишь/не любишь ты, важно, что кто-то любит/не любит ВРЕМЯ с тобой одинаково. «Вот дорогие уходят по английски шикарные вертятся списки». Ты как автор чувствуешь, что время еще есть, но, сколько его осталось, не известно. И прожить его надо без повторов. Это в молодости, можно как в спорте или сказке позволить себе три попытки: «Пока искала бегала ждала». Уже знаешь: «ничего не изменишь ни дать ни взять только корни станут видны».
Не хочется бежать, лишь неспешные прогулки с друзьями и любимыми (отметка в телефоне «10 тысяч шагов» душу радует!). Чаще мысли на ходу и вечером: «Чем подкупить старость Как обнулить опыт». Но утром- звонок мобильника, глоток кофе и «И жизнь пойдёт иного толка Неузнаваемая мной В ней нет вины нет чувства долга Нет гравитации земной».
В сущности, автор, как и ты, просто живет себе — поживает, горя от ума не испытывает: «Всех оценила по достоинству Всех одарила по заслугам», позволяет иметь старомодные привычки «Господи всё сумею Дай пятнадцать минут Шарф узелок платочек».
Жить – это очень хорошо, правила простые: 1) «человек держит голову в холоде а ноги держит в тепле», 2) «всё у тебя получится глядя на свежую стопку бумаги или в пену крутую взбивая белки».

 

Отзыв № 2:
Татьяна Пухначева, кандидат физико-математических наук, Новосибирск, автор второго тома РПР-2016.

Раздумья над страницей  Анны Аркатовой.

 Вначале пара замечаний.  Честно признаюсь, что при первом чтении «глазами», для меня эти стихи были не совсем понятны.  И только после прослушивания их чтения Виталием Кальпиди (https://www.youtube.com/watch?v=cwvemtqS9tU&index=12&t=0s&list=PLV2GqZRf-OSN8nUmkvWR-lp-Yf9RkzPs9) они вдруг «открылись».  Вот вам и польза от мужского исполнения женских стихов. Хотя…, надо еще разобраться, что в этой ситуации  первично, а что вторично.

И второе замечание. Эти несколько восьмистиший воспринимаются как нечто целое. Они все написаны как бы от первого лица, поэтому можно полагать, что это слова одного и того же литературного героя, женщины, если кому-нибудь это важно. И на  самом деле восьмистишия объединены общим смыслом. Слова всегда очень хорошо характеризуют того, кто их произносит.  Но, как вы знаете, было бы грубейшей ошибкой отождествлять автора с его литературным героем. Если я говорю «халва», это совсем не значит, что у меня во рту сладко. А иногда даже и наоборот, автор отдает своему герою именно то, чего у него самого не хватает.

Итак, все, что я говорю дальше, относится к литературному герою или героине.  Удобнее описывать ее как реальное лицо, само собой, учитывая замечание номер два.  А личность  эта  весьма интересная. Начнем с того, что она обладает незаурядной иронией и умело ее использует. Ирония – это признак людей успешных и конкурентоспособных. Само слово «ирония» заимствовано из греческого языка «eironeia», и переводится, как «притворство», то есть по сути это тонкая насмешка, лукавство или иносказание. Ироничное слово или высказывание обретают в контексте речи значение, противоположное буквальному смыслу. Можно сказать, что оно даже отрицает первичный смысл, ставит его  под сомнение.

 

Трезво смотрю на шею
Вянет и тут и тут
Господи всё сумею
Дай пятнадцать минут
Шарф узелок платочек
Бус ледяных драже
Господи сосредоточься
Налюбовался уже

Трезво это значит ровно, спокойно и без иллюзий. А на самом деле описано паническое состояние Я бы даже сказала, потеря всякой надежды.  Все, что  вянет,  становится слабым  и теряет влагу, а ведь влага признак жизни. Жизнь утекает? Ага, сейчас, в пятнадцать минут все исправим…. Разве не абсурдная просьба. Когда так просят, то знают, что все равно не выполнят обещание. Героиня этими словами выражает противоположный смысл: ничего и никогда нельзя исправить. Да и действия она предпринимает в соответствии с этим обратным смыслом.  Шея отвечает за связь головного мозга (духа) с телом (материей). Шея — это олицетворение гибкости, способности  видеть, что происходит там, сзади. Шарф, узелок, платочек – лихорадочно завязывают вокруг шеи. Сжимают тесным, плотным кругом. Пакуют и лишают гибкости и способности двигаться или что-то видеть. Чтобы спрятать все, что происходило раньше. Ледяные камешки бус «замораживают» тело и дух, все дальнейшие изменения исключены. Лучшая защита – нападение. И чтобы скрыть эти защитные, лихорадочные и неправомочные действия, она  нападает на бога, ворчит. Да уж, только незаурядная личность, или считающая себя таковой, может себе это позволить. Вот теперь отчетливо видна ирония в двух последних строках (хотя и в начальных ее было много).

 

Боже – что ни попросишь
Верный даёшь ответ
Муж – как его ни бросишь
Вечно летит вослед
Флешкой своей затёртой
Пенкою для бритья
Синею полумёртвой
Чашечкой для битья

Все уже замеченное плавно перетекает в следующий стих. Здесь каждая строка просто пропитана иронией. Верный – вовсе не значит положительный или благоприятный, невозможно не заметить здесь иронии. Просили так много, что трудно даже представить, чего бы еще попросить. Тем более, ну и кому же нужен верный ответ? Просто наша героиня давно потеряла надежду на нужный ей ответ.

Бросают что-то ненужное, например, старые ботинки, или мужа. Кстати, выбросить ненужное это тоже незаурядный поступок, и он далеко не всем удается. Вот и  здесь бросание «понарошку» (снова отблеск иронии).  Если увидели то, что летит вослед – значит, смотрели назад, на то, что бросили. Явно лукавое это бросание, зачем же тогда было бросать – померла, так померла. Вспомните, шея олицетворяет гибкость и способность видеть, что происходит  сзади. Она здесь как бы появляется снова, хотя ее и старательно пытались изолировать в предыдущем тексте. Точно так же  не удается избавиться от информационных следов заброшенного подальше мужа. Об этом говорит целая куча предметов, которые раньше были его частью. Флешка, затертая долгим многократным использованием, пенка для бритья – вещь очень эфемерная, после использования она исчезает. Чашечка, которую хранят для того, чтобы разбить. Да, конечно, чашечка синяя (синий цвет знак утраты) и уже полумертвая, но еще не разбита ведь до конца. В восьмистишии очень много эфемерности, превращения из существования в не существование, и вечного желания немедленного обратного процесса.  Иронически перемешано существенное и не существенное.

 

Чем подкупить старость
Как обнулить опыт
Юности стеклотара
Кто ж её там копит
Стынут четыре сумки
Юра давай сдадим
Что они нам по сути
Кто мы по сути им

И снова героиня категорически не желает видеть и помнить  то, что происходит, вернее, происходило,  сзади. Это на самом деле говорит о том, что думает она только о прошедшем. Старость это время осмысления опыта, время мудрого его прочтения. Подкупить означает обмануть, схитрить. Зачем подкупать старость?  Чтобы в старости  все забыть, то есть обнулить опыт. Знаем мы такого литературного героя, который весь свой, прямо скажем, нелицеприятный опыт сваливал (обнулял) на собственный юношеский портрет. Попробую объяснить, почему здесь у опыта появляется негативный оттенок. Посудите сами, от него хотят избавиться, а от чего-то хорошего не избавляются. Стеклотара это что-то ненужное, использованное, короче, не очень приятное. В нашем случае опыт и память выступают в роли стеклотары. Допустим даже вариант наоборот, но он не очень вероятен. Стеклотара стынет в сумках. То есть опыт уже отсортирован, упакован и обезврежен от разрушения. Героиня декларирует пытку прервать или хотя бы заморозить связь со своей собственной памятью.  А ведь в первом восьмистишие она уже это делала, разрывала связь между «головой» и «телом», когда изолировала шею. И во втором пыталась избавиться от прошлого. Про глубокую иронию двух последних строк можно даже не говорить – она очевидна. Здесь парадокс, игра иронии, состоит в том, что суть вещей, в философско-психологическом смысле,  предельно конкретна и утилитарна. Она не требует доказательств – мы просто ее знаем. Так же и наша героиня прекрасно знает важность для нее того, что хранится в ее памяти. Здесь даже угадывается принцип «печального очарования вещей». (Моно-но  аварэ. Эстетический принцип японской культуры, внутренняя суть вещей, которая вызывает у человека восторг и взволнованность.)

 

Когда в прокуренной машине
Тебя везут в аэропорт
С любимыми не расставайтесь
Не расставайтесь с ними чёрт
И пальцы сжав перебирайте
В уме на голубом глазу
Все варианты копирайта
На их случайную слезу

И и в этом восьмистишии  легко видится все, что уже возникало в предыдущих. Чтобы не продлевать рассуждения, отмечу специально только пару моментов. Считается, что пальцы человека олицетворяют какие-то детали жизни. Сжатые пальцы — человек не выражает словами своих подлинных чувств, он не откровенен (помните зажатую шарфом шею?).  И тут же этому подтверждение: «на голубом глазу». Дословно данное   идиоматическое выражение означает  — говорить искренне, прекрасно понимая, что это ложь.

Вот такой вот образ литературной героини получился. Без иронии точно не обойтись, только в ней и спасение.

Комментарии в группе https://www.facebook.com/groups/175513349761790/:

Aleksandr Pereverzin
Я уже говорил, что поэтика Анны замешана на, казалось бы, несовместимых поэтиках Гандлевского и Веры Павловой. В этом её новаторство.
О стихах Анны Аркатовой: http://magazines.russ.ru/october/2012/4/b15.html

Валерий Мишин
Всё — ок. Тем не менее. В стихах можно позволить себе обнажаться более, чем до колготок

Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на urma@bk.ru с пометкой «Опыт прочтения».