ГЛАВА № 112

Аксиома – промежуточная форма сомнения. Теорема – это страстная жажда доказательств, а не само доказательство. И только человек – недомерок всех вещей…

На Пятикнижие

1

Входишь в зиму – выходишь в тюрьму

Остальные боятся возврата

Возвращение следует в тьму
где проходят следы панибрата

Остальное выходит назад –
и убийству и блуду подобно

Панибрат говорит что он взят
ему холодно и неудобно

Что вернёшься почувствуешь лишь
после дождичка и вечерочка

Есть четверг утекающий с крыш
и застывшая в пятнице точка

А под пятницу снится что твердь
на воде растворилась как сахар

Вход в тюрьму – это выход на смерть –
и семь дней непрерывного страха

Хорошо было крышам висеть:
панибратья на них танцевали

А теперь как промокшая сеть
город вывернулся на вокзале

Объезжают его поезда
самолёты его облетают

Если заговоришь иногда –
не услышат и не прочитают

Если тихо умрёшь на мешках
и без мрамора или гранита –

непрерывный прерывистый страх –

не сходящая с неба финита –

это старый больной переход
в лабиринты и муки рожденья

и сходящих сходящихся вод
предсказанья и предупрежденья

И доколе присутствуешь в них –
панибратство законно а следом –

чуть любви в постклассический стих
чуть самоощущенье поэтом

От уже расходящихся вод –
под ногами библейские реки –

бытие что впадает в исход
полузвери получеловеки

Всех несёт головами вперёд:
ни один не уходит ногами

Это второзаконие: тот
кто блуждал рассчитался с долгами

По оставшихся чисел следам
нет спасения даже левитам:

перечислены все по родам
по семействам по классам по видам

2

Ну вот ребро твоё – и ради Бога:

вот руки ноги место головы

Идущего осилила дорога
осилила идущего на вы

Кусающего дня тупая кобра
не жалит а размазывает боль

Твои непересчитанные рёбра –
на лёгких тяжелейшая мозоль

Ну вот слепой немой и колченогий
давай опять поборемся на ты

Идущего осилили дороги
сломали горы обожгли кусты

Где птицы в окна и где звери в двери –
там дом твой пуст – и не ходи домой

Ты взвешен найден лёгким и потерян –
а тяжесть умерла в себе самой

* * *
60-летию Победы
1

От скольженья по краю невнятно болен:
так невнятна война.

Сотни юных героев у заваленных штолен
вспоминают имена.
Под резиновой подошвой лезвие бритвы:
вправо-влево – побег.

Если в холоде всё треснуло и разбито,
тогда лёд – оберег.

Больное, невнятное, если надо, –
вот финал городской весны:

перестукиваются герои ада
с ветеранами войны.

И скребутся, царапаются чуть слышно –
а руины дрожат.

Ни один из героев уже не дышит:
воздух ада сжат.

Ад невнятен и не лежит на месте,
а кочует, половец-печенег.

Где сгорают сотня героев, двести,
там и тающий лёд – оберег.

Никому не лежится и не сидится:
до конца стоят.

Позади Москва – что за зверь и птица –
город-ад.

Пионеров и ветеранов больше,
чем в каменоломнях звёзд.

А в девятом круге Молдавия, Польша
то воротят, то кажут нос.

Ведь любая катакомба – руина,
родина послевкусия.

И на седьмом небе Украина,
Белоруссия.

Пионер вырастает ветераном,
галстук – знаменем.

Жидким льдом и сжатым воздухом пьяным
утекаю, знаю я.

Всё равно я оберегаю штольни,
их круги и небеса.

Всё равно не шорох слышу, что ли, –
приглушённые голоса.

Фронтовик стареет пионером.
Тыщи крыс в тылу.

Я не знаю, что делать со светом серым,
утекая в серую мглу.

И война больна от скольженья по краю,
и герои кочуют по городам.

А оседлому ледяному раю
страшно там.

Опыт прочтения

О Главе № 112 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 210, 271, 352, 353, 354, 356, 417, 432, 531, 597, 599, 611, 668.
Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на urma@bk.ru с пометкой «Опыт прочтения».