ГЛАВА № 24

Невежество настолько разнообразно, что очевидность знаний просто обязана проигрывать ему в оригинальности.

* * *
сжигая в глазу
разности русского языка,
другому становясь шестиклассником,
он обгоняет букву «р»,
покрытую шерстью,
первописьмом.

Майор превышает
технику переводу,
если точки мертвы от взрыва названий
как известь, то есть бум-бум,
пелена.

Кратчайший от фонетики до коровы
язык: мыкаться пьяными запятыми.

Хор, обнадёживающий переводчика,
строго настроен на пепел,
поэтому, важничая,
он прочно напоминает
о слитном и раздельном
написании кожи


* * *
Археолог ничего не нашёл

подставка под сердце
ложка выращивания семей
и

под этой грустью разлеглись не покладая рук

разниц нефтяные знамения

развей, история – это наука?
а рельеф – это ночь лопаты?

но подожди, ты-то под поездом,

рысью, огнестрельным.

 

* * *
Как часто я употребляю «покрытие», «покрываюсь»,
ни одного прикосновения,
находясь в комнате после лет,
окрылённый пылью
внутри наблюдения
и снаружи:
я покрыт круглым-круглым,
благо, непревосходным,
зависимым от всматривания,
хорошо,
в притворе – опечаток чертог,
красиво, когда ты нет,
то есть когда я не думаю о себе,
куда,
страшно, что нужно подразумевать кого-то,
например тебя,
примериваясь к мельтешащей вероятностью,
хорошо, парус, парус
покрыт расходными материалом,
например, кожаным местом,
как ошибка занята собранием числа,
да, из случайных слов прикоснувшихся
возник пыль.

 

* * *
Лётчик смотрит на зелёную мышь,
он её предстаёт
кто кому доч
день куда?
разве ласточки, а не птахи, –
ссоримся по делам,
а потом ставимся на кровати
колесить чтоб попрыгать
грубо ли, невульгарно
обретя – бззор
и сосново в роскошные апартаменты
где от дыхания шепчутся свечи
у нас так принято
мы видно
и якобы предусматриваем себе смену
от сдачи, от шокирующего волшебства
с предханием горя,
но и тогда родился
на сами разные знаки
прилипчивая к рюкзаку
я так изнал:
нет, парашютист,
ты мне жену не заметишь
тотоже

 

* * *
Дача размером с мерть –
чёто похожее на плоды,
не мысля мля б/з
местоимений

где на сыскать?

повторил
или бросить пить
круги половодья что
скучнее тебя так
ну по рассказам видней
кагда удача улыбнётся
я и сам не против ресниц
но когда по вторникам вагина
то подойдёт дача размером:
я сама из лестниц,
поэтому так необманчиво
обрисовал всим такую
ситуацию,
то есть вместо истории

 

* * *
Красное молоко,
размытое нами: точек.
крышей, от которой
не по себе (сюда!)
знаю, что слезами
пейзажа
не выстелить,
поэтому продолжаю к белому:

я  избежал этого слова,
избегая этого слова,

поэтому я вечен о себе самом,
поднимаясь, поднимаясь до молока,
даже если можно додуматься
до поверхности скрытого молока.

Значение устало меня,
оно непредвестно обр-ым сквожением:

«кровь черенка земли»

Значит, всего наши дети лишь,
использующие двух из них
играть в пинг-понг.

Так и я, прислонясь к стене,
меняет цвет.

Опыт прочтения

О Главе № 24 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 55, 80, 94, 135, 172, 177, 209, 251, 350, 351, 410, 497, 561,
587, 597, 598, 599, 611.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на urma@bk.ru с пометкой «Опыт прочтения».