Марианна Плотникова, поэт, литературтрегер. 3 поэтические книги. Живет в Уфе. https://mplotnikova.jimdo.com/

ГЛАВА № 62

Поэт от прозаика отличается тем, что первый читает прозу как поэзию, а второй умудряется читать стихи как прозу. Первый верит в свои вымыслы, а второй хочет, чтобы в них поверили другие.

* * *
всюду природа даже в палатах где
утки плывут вдоль кафельных берегов
все паруса белы на седой воде
капли на той воде не дают кругов

ветер шумит в берёзах как в волосах
свет перепутался с ветками за окном
весь Петербург в лесах и за ним леса
тянутся болью в корне волосяном

мне говорят домой на руках нести
солнце моё укрытое в голубом
тем кто вернулся воду нести в горсти
тем кто остался биться о воду лбом

что у природы выторговать взамен
право на стыд прикрытый её рукой
хлопковой кистью парусом и заметь
всем в одиночку плыть но одной рекой

млечны пути под пасмурным потолком
катит сестрица грохающий лоток
мамка меняет воду на молоко
чтобы у смерти был для неё глоток

* * *
фотография в темноте
родилась и умрёт. внутри
у альбомов сплошная тень
свет желтит. не смотри смотри

как из тех насекомьих ног
вырастают глаза и лоб
многомерное домино
этажей пролётов углов

оглянешься и ты уже
стекловатой до крови сыт
за кордонами гаражей
проступает на небе сыпь

и у девочек морщится
на коленях блестящий стрейч
мошки мечутся у крыльца
белый шум созревает в речь

* * *
покуда май к июню не привёл
давай на майках вырежем цветы
над нами василиск расцвёл
на фоне васильковой пустоты

и притворимся будто мы цветы
зажмуренные в утренней траве
природой обречённые цвести
на горе непокрытой голове

лучатся в нас змеиные хвосты
мы сочетались узами корней
рты пальцы грудь и наши животы
в земле сплелись и приютились в ней

из нас в июне вырастет цветок
из животов и пальцев и груди
он будет извинением за то
что сына не смогу тебе родить

* * *
маменька нас атакуют боты
проповедники и глисты
люди идут с работы
сбрасывают хвосты

в соседней высотке с балкона
вытряхивают ковёр
я завернулся в него как в кокон
будто я бабочка а не вор

одно отрастил крыло вместо
второго плавник
мам я лечу
как учила ещё до детства
головою вниз

прими меня
будь нежная как сатин
будто не много нас
только я один

чем я останусь
титром из новостей
рефлексами на воде
словом о том
как я ловил бабочек в темноте
неуклюжим ртом

* * *
в тех краях где травы заходят в дом
где земля прорастает в сердце
вспоминает Сильвия об отце
пахнет прибой его потом

говорю себе
я Сильвии сильней
чьи это рыбы в небе
пенные всплески на синем
перепутали низ и верх
комары и кошмары
на моей иве
расплакались лопнувшие шары

а кто мой отец и не помню
в доме электрическая плита
выхожу на балкон ню
как богема или элита
засмотрелись рабочие сняли калоши
раскинули сети
разбросали ковши
и белые конфетти

лето не кончится если
затаить дыхание на зиму
Сильвия
рыбы в ковше понесли
они задыхаются

мне снится вода
потерявшая дно
в ней видно
твою сторону небосвода

* * *
что люди не вмещают корабли
поскольку в них избыточны металлы
основа понимания людей
однажды океаны разгребли
на дне нашли ракушки и кораллы
и корабли вместившие людей
рассказывали много лет спустя
как были кораблей хребты тверды
считали рыбы что они летят
предчувствуя собратьев невесомых
а люди состояли из воды
как минимум на восемьдесят сотых

я знала человека он вмещал
две трети мирового океана
(что беспредельно даже на словах)
но будучи внимательным к вещам
выплёвывал буйки меридианы
и корабли запутав их в словах

что люди не вмещают корабли

* * *
как не браться за нож извиняй-ка
если всё в календарном порядке
помидоры венчают природу

говорят у соседей няняйка
разложилась на полотой грядке
разрослась по всему огороду

красно-розовая сердцевина
воплотилась в плоды сердцевидные
семенами рассыпались клетки

и лежала б няняйка цивильно
но соседские крепкие вилы
поддевали её ежелетно

медным вечером голые дети
пробирались в соседские гущи
распевались на пальцах вибрато

возбуждённые привкусом смерти
проникались по самые губы
а потом проникали обратно

прикрываясь рубашкой помятой
я была первородное быдло
помидор умыкнувшая ева

разрезала плодовую мякоть
и живая поэзия быта
растекалася соком по древу

* * *
слепая тьма моргает фонарями
сирены отзываются на гром
однако дождь предчувствуешь ноздрями
чуть ранее чем ухом и нутром
вдыхая пыль в прохладном коридоре
хранит в недолгой памяти софа
мой отпечаток
здесь должно быть море
(поскольку соль пристроилась у фа)
за полосой деревьев за парковкой –
гремящее морское существо
(идёт мужик шуршащий упаковкой
не слишком нарушая колдовство
поскольку звук вначале упакован
в слова
хотя не ведает о том)
вернёмся к морю
в ритмы городского
пейзажа плохо впишется потоп
однако происходит
с шумом волны
опустошают спальный наш район
и снится человеку будто в лоно
он к матери волною возвращён
всё остальное (в общем) беспредметно
фонарь исчерпан – время отрицать
во-первых море дальше архимеда
закончив отрицанием отца
что двусторонне
время как ни странно
идёт по эту сторону
по ту
идёт собака нюхает пространство
поскольку отрицает пустоту

Опыт прочтения

О Главе № 62 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 80, 95, 125, 172, 173, 175, 209, 251, 252, 269, 272, 320,
334, 352, 353, 368, 376, 413, 540, 543, 549, 551, 553, 597, 611, 615, 616, 642, 657–658.

Отзыв № 1:
Тарасова Екатерина, 22 года. Студентка 5 курса БГПУ им. М. Акмуллы, специальность — учитель русского языка и литературы. Уфа

Отзыв на главу № 62
С поэтом Марианной Плотникова познакомилась три года назад абсолютно случайно, на просторах интерната наткнулась на:

медовый свет что каплет с пальцев йод
фонарный столб — крючок иголка скальпель
ребячий страх из капельницы вьет
чудовищные сны о голом скальпе
и мнет в руках чудовищ этих мнет
до хруста то ли скрипа пальцы ногти
врезаются (как мыслями в блокнот
врезаются чернила) в пластик ночи
(наоборот)
ты вырос перешел от я на ты
единственным симптомом пустоты
является наличие сосуда
отсюда страх не вырваться отсюда
от холода колени батареи
сжимаются и выглядят храбрее
чудовища таращатся в окно
пока на них таращится оно

Этого хватило, чтобы удивиться для второкурсницы филолога. Сейчас я уже заканчиваю БГПУ им. М. Акмуллы, но данная публикация — мой первый опыт. Опять-таки случайно увидела в социальной сети проект и одного из своих любимых авторов в списке. Решила попробовать взглянуть на знакомые строчки не только с эстетической, а с критической точки зрения. Меня захватывает то, о чём нельзя сказать напрямую. Мне кажется, стихи и пишутся для того, чтобы завуалировано и честно проговорить свои навязчивые, хорошие или пугающие, думы.

Вернёмся к морю…
Жизнь, мама, смерть – образы вечные, многократно уже обыгранные, но по-новому ярко и ёмко воплощённые в строчках Марианны Плотниковой. Данная подборка интересна как пример философской лирики, в котором доминирует символ воды (не путать с «водой» в курсовой!). На поэтическом полотне привычная реальность тесно слита с подсознательным природным началом человека, то есть лирической героини. Вода выступает здесь не просто первородной стихией, а, скорее, именно зеркальным проводником из реального пространства в мир подсознания:

мне говорят домой на руках нести
солнце моё укрытое в голубом
тем кто вернулся воду нести в горсти
тем кто остался биться о воду лбом

мне снится вода
потерявшая дно
в ней видно
твою сторону небосвода

что двустороннее
время как ни странно
идёт по эту сторону
по ту
идёт собака нюхает пространство
поскольку отрицает пустоту

Двоемирие же делает стандартные женские темы, такие как материнство, утраченный рай детства, любовь, уже не заезженными, а свежо звучащими и захватывающими:

мне говорят домой на руках нести
солнце моё укрытое в голубом
тем кто вернуля воду нести в горсти
тем кто остался биться о воду лбом

лучатся в нас змеиные хвосты
мы сочетались узами корней
рты пальцы грудь и наши животы
в земле сплелись и приютились в ней

маменька нас атакуют боты
проповедники и глисты
люди идут с работы
сбрасывают хвосты
….
с шумом волны
опусташают спальный наш район
и снится человеку будто в лоно
он к матери волною возвращён

Да, эта та самая категория стихов, над которыми надо думать. Хотя «думать» без «прочувствовать» не получится. Автор говорит о невыразимом, о белом шуме
белый шум созревает в речь

Подсознательное – это и есть та природа, жизнь, которая всюду:
всюду природа даже в палатах где
утки плывут вдоль кафельных берегов

Подсознательное – это и смерть, от жизни неотделимая

фотография в темноте
родилась и умрёт. внутри
у альбомов сплошная тень
свет желтит. не смотри смотри

Оттуда, из мира снов, наверное, и растёт вдохновение, созревает в речь (к «исчерпанному фонарю» Блока). Вместе с потопом оттуда входит в прозу реальности лирической героини всё невыразимое. А с этим «невыразимым» не страшна ни физическая боль, ни одиночество в многоэтажном доме, ни грех в соседском огороде, ни дождь с громом. И ради этого целительного и очищающего невыразимого поэт пускается от одного мира к другому по воде, по морю, океану…

Отзыв № 2:
Максимов Сергей, 24 года. Психолог. Г. Уфа

Сложно жить в Уфе, интересоваться поэзией и не знать Марианну Плотникову. Ну не могут эти три мысли стоять в одном предложении, не могут!
Два года назад один знакомый отправил мне аудиозапись с названием «99-12» авторства Марианны Плотниковой. «87!» — тут же родился ответ в моей голове! Порадовавшись своим математическим способностям, я включил запись, чтобы играла на фоне, а сам пошел заниматься своими делами.

…пожми мне руку, старый друг
так много низости вокруг
и мы — ее скупая часть
ты не звони и не скучай
не отмечай постылых дат
с войны вернувшийся солдат
к жене и матери домой
молчи о том, что вечно мой…

После завершения трека и подошел и снова нажал на «плэй». Через две с половиной минуты опять подошел и снова нажал. Выругался, что постоянно бегаю к компьютеру, поставил на повтор и… и погрузился с головой. Более часа прохладной, чувственной и столь уютной задумчивости рождал голос девушки из динамиков. «Что за наваждение!?» — подумал я и выключил компьютер.

…грядет наш надцатый ноябрь
и ты развел меня на ямб
развел еще на кое-что
не задвигай напрасно штор
им не сокрыть постыдных тайн
ты сам — гляди не разболтай
еще горячим языком
как выходила босиком
к тебе — плевала, что не май
как платье дерзко поднимал
и на коленях предо мной
играл изученной струной…

Я шептал эти строчки весь день, в душе радуясь, что неуправляемые силки памяти попалось что-то действительно достойное. Добравшись до дома, я прослушал все аудиозаписи, которые смог найти. Этот вечер ознаменовался рождением звезды моего личного поэтического топ-листа, которая по прежнему горит ярче кого бы то ни было.

Анализируя творчество Марианны Плотниковой, невозможно не обратить внимание на наслоения смыслов, которые как тектонические плиты наезжают друг на друга, сталкиваются и разрушаются в процессе развития произведения. Создается восхитительное ощущение, что каждое слово, которое предложили твоему пытливому взоры тщательно выбрано и отшлифовано. Как в хороших научных трудах за каждым словом стоят экспериментальные данные, так в творчестве данного автора за каждым словом стоят выверенные смысли, которые поданы с уважением к читателю.

прикрываясь рубашкой помятой
я была первородное быдло
помидор умыкнувшая ева

разрезала плодовую мякоть
и живая поэзия быта
растекалася соком по древу

Одним из направлений творчества Марианны Плотниковой я вижу пронизывающее описание бытовых аспектов жизни – начиная расписывать ситуацию изнутри: с чувств, физических и даже физиологических аспектов, в процессе развития произведения наблюдается стремительное движение ввысь и обзор предмета повествования спозиции абстрактных экзистенциальных смыслов и ценностей. Такие стихотворения воспринимаются, словно ты сидишь в ракете, которая находится в подземной шахте. Сперва можно хорошо рассмотреть окружающую действительность изнутри: видишь червей и мусор, чувствуешь влагу и прохладу сырой земли, но потом мощное ускорение уносит тебя вверх и буквально через пару минут ты смотришь на ту же самую Землю с орбиты и вместо червей и мусора вокруг вращаются планеты и звезды слепят своим сиянием, а внутри рождается небывалый подъем от осознания масштабов описываемого бытия.

млечны пути под пасмурным потолком
катит сестрица грохающий лоток
мамка меняет воду на молоко
чтобы у смерти был для неё глоток

Другой, одной из наиболее ярких элементов творчества Марианны Плотниковой, являются произведения, в которых фигурируют романтические (и отнюдь не платонические) отношения. Как и в других стихотворениях, музыкальность и метафоричность раскрывают букет смыслов, не уступающий по изысканности Шато Марго 2006 года.

Мисс Сури – женщина-река
в нее ты дважды не войдешь
она настолько глубока
душой своей – бросает в дрожь
любого, кто достать до дна
рискнет попытку совершить
у дна Мисс Сури холодна
нырнешь – не встретишь ни души

к Мисс Сури в очередь стоят
индейцев крепче пареньки
но крепче всех – смертельный яд
глубокой женщины-реки
пока Мисс Сури их несет
уж чуть живых в долины снов
считают те до семисот
овец, верблюдов и слонов

И тебя, унесенного переливами поэзии словно одного из вышеупомянутых индейцев, может вывести из сладкого клофелинового забвения только завершение стихотворения, неожиданное завершение:

но Мистер Сипи – редкий жук
хитер бывалый водолаз
не просто вырваться из рук
не отвести холодных глаз
когда его судьба таки
сведет с Мисс Сури на пути
видал, он скажет, не таких
до Миссис Сипи – вам расти!

Эта магия слов оставляет приятное послевкусие при прочтении произведений тихим вечером и бурный восторг при живом выступлении автора. Жить в Уфе, увлекаться поэзией и не увидеть Марианну Плотникову воочию – как я уже говорил раньше, просто невозможно. Марианна Плотникова не оставит равнодушным ни одного человека. Мои сбитые аплодисментами ладони подтверждают это.

Отзыв № 3:
Владимир Мелитицкий, 64 года. Врач, г. Уфа.

Помидор умыкнувшая Ева.

Марианна Плотникова – уфимский поэт с питерским влиянием и дизайнерским образованием.
Стихи ее необыкновенно образны. В то же время, ее поэтические образы живописные и звучные. Реальные и фантастические. Много воды, моря и водной символики — корабли, волны. Цветовая гамма определена морем и небом — голубой и синий. А сюжеты часто таинственные, мистические и сказочные. В живописи ее стихам созвучен сюрреализм Магритта, а в литературе, возможно, магический реализм. В стихах множество элементов, деталей, сюжетов, характерных для этого стиля. Ее герой «предчувствует ноздрями», а собака «нюхает пространство». Стихи одновременно и символичны, и изобилуют запоминающимися, иногда страшными картинами.

«…говорят у соседей няняйка
разложилась на полотой грядке
разрослась по всему огороду

красно-розовая сердцевина
воплотилась в плоды сердцевидные
семенами рассыпались клетки»

Стихи не могут оставить равнодушным читателя, они интересны, загадочны, их хочется перечитать и вникнуть, найти смысл. Стихам, кроме того, свойственна афористичность.

Но у Марианны не только неповторимый стиль авторского чтения (а это, как мне думается, один из признаков настоящего поэта), чудесный тембр и интонация. У ее поэзии найден свой голос, как в стихах на бытовые темы, в лирических подборках, так и в данном цикле, имеющем яркие признаки магического реализма. Сегодня, когда и в бумажных изданиях, и в сетевых наблюдается явное возрождение поэтического слова, и появились новые талантливые имена (и их немало), стихи Плотниковой не теряются в общей массе. Они узнаваемы, любимы и привлекательны для читателя. Она во всем оригинальна и не боится открывать свои миры читателю, более того, делает это с удовольствием. Она ­– новая Ева, соблазняющая не яблоком с древа познания, но помидором.

Отзыв № 4:
Медведев Анатолий, г. Уфа, провизор.

В социальной сети «в контакте» подписан на страницу, посвященную творчеству Марианны Плотниковой. Увидел пост, предлагающий поучаствовать в проекте «опыт прочтения». Пробую!

Меня зовут Медведев Анатолий, живу в г. Уфа, провизор. Увлекаюсь музыкой, поэзией, и хочу дать отзыв творчеству одного из лучших, на мой взгляд, уфимских творцов.

Стихотворения… Нет, поэзия Марианны Плотниковой всегда вызывает эмоции.
В большинстве случаев- положительные.
В особенно сильных моментах у меня лично начинают дрожать губы или пальцы, когда что. Так поэт может через время и пространство управлять не только мыслями, но и телом читателя! Так случилось, например, с вышеприведённым стихотворением «Всюду природа, даже в палатах, где…».
В творчестве Марианны зачастую тесно сплетены темы города и природы:

«в тех краях где травы заходят в дом
где земля прорастает в сердце»

«ветер шумит в берёзах как в волосах
свет перепутался с ветками за окном
весь Петербург в лесах и за ним леса
тянутся болью в корне волосяном»;

материнства и детства:

«одно отрастил крыло вместо
второго плавник
мам я лечу
как учила ещё до детства
головою вниз»

«медным вечером голые дети
пробирались в соседские гущи
распевались на пальцах вибрато

возбуждённые привкусом смерти
проникались по самые губы
а потом проникали обратно «;

смерти и любви:

«лучатся в нас змеиные хвосты
мы сочетались узами корней
рты пальцы грудь и наши животы
в земле сплелись и приютились в ней»

«мамка меняет воду на молоко
чтобы у смерти был для неё глоток».

Что, на мой взгляд, отличает Плотникову от остальных поэтов- запредельная искренность:

«мне говорят домой на руках нести
солнце моё укрытое в голубом
тем кто вернулся воду нести в горсти
тем кто остался биться о воду лбом».

Прочитав любое из сотен произведений, понимаешь: вот так всё и было. Без домыслов, без умалчиваний. Отпечаток эмоций на бумаге. А уж если где и был вымысел, то автор настолько в него верит, что волей-неволей начинает верить и читатель:

«оглянешься и ты уже
стекловатой до крови сыт
за кордонами гаражей
проступает на небе сыпь

и у девочек морщится
на коленях блестящий стрейч
мошки мечутся у крыльца
белый шум созревает в речь»

Отзыв № 5:
Игорь Топоров, 56 лет, Уфа, образование: Баш.Гос.Университет, переводчик, поэт, поэт- переводчик
О 62 ГЛАВЕ МАРИАННЫ ПЛОТНИКОВОЙ

У Марианны Плотниковой есть замечательное очень свойство: только глянешь на её текст, как хочется её тут же переводить с русского. Постоянно. В состоянии постоянной Любви. Загадку сию, в принципе, разгадывать и не нужно. Дескать: а почему всё так? Пускай загадка Марианны и остаётся загадкой…Так лучше. В этой загадке, возвышенной и земной, и есть праздник жизни. Это хорошо. Это знак Постоянства. Есть в ней что- то, чего нет в других поэтах, да и писателях…Хочется всегда отозваться на слово. Аналога её уникальности я не встречал. Её отзывчивость, как постоянная реальность в ней— её, Марианны Плотниковой, поэта, просто человека— органически в ней. Какой- то особый мир. Одна только 62 глава— это отдельная энциклопедия чувств, чувств активных, не умеющих дремать. Есть немало в литературе, конечно, очень ярких произведений разных поэтов, в которых есть статическая грусть чувств…произведения эти, конечно, яркие…но…Марианна запоминается для перевода на другой язык, да и просто для сердца и очень сердца тем, что милосердствует она в чувствах своих к другим активно очень, ежесекундно, да 24 часа в сутки.Энциклопедия её 62 главы— это плавное продолжение энциклопедий предыдущих:

мне говорят домой на руках нести
солнце моё укрытое в голубом

Она солнце и несёт на руках, что может не каждый. А сейчас, пожалуй, уже никто не может, кроме неё. А солнце жжёт, и сквозь образ воды, сквозь природу, которая всюду…О природе, которая всюду…Это отдельная Петербургская повесть…Со времени Пушкина и Гоголя— этот жанр впервые— Петербургская повесть— у Марианны Плотниковой— причём Санкт- Петербург у неё— отдельный живой персонаж, со своими лицами, такими разными. Я Питер сразу вспомнилш весь в деталях, после каждого её произведения о нём. Каждое стихотворение Марианны Плотниковой— это повесть, заставляющая задуматься над жизнью. Это— мировая отзывчивость на трагедию. При этом даже образ тьмы у неё неоднозначен…Она после неё, Марианны, вдруг не совсем страшна. Храбрость поэта делает своё дело для других… И…хочется отозваться тебе, да идти во тьму эту, дабы уменьшить её, уменьшить…В образе горящих фонарей проступает какая- то надежда, когда её уже нет…Вследствии и мысли, в том числе, и души, поэта…здесь…здесь…Марианна Плотникова постоянно с трагизмом борется. Потому что она— из тех людей, которых, в том числе, в хорошем смысле слова, детство не покинуло. Но и тут Марианна Плотникова стоит особняком от всех— в ней детство не играет беспечно на дудочке— она в активном союзе с детством будучи, детство это и спасает во имя других:

прими меня
будь нежная как сатин
будто не много нас
только я один
чем я останусь
титром из новостей
рефлексами на воде
словом о том
как я ловил бабочек в темноте
неуклюжим ртом

бабочек ловил неуклюжим ртом— чтобы этого не было, а трагизм пред- последняя строчка усиливает до предела— только для того, чтобы никаким титром в новостях ребёнок не был— быть титром ибо— это уже жертва— вплоть до летального исхода в наш лживый и фальшивый, и до предела в подлый век, где жизнь человеческая, да и не только человеческая, а всего живого и неживого, в России и гроша не стоит зачем- то аж ломаного…кто- то так решил…А у Марианны Единства чувством с детством чужим— органическое…ибо детство чужим не бывает. А ещё— это от материнского чувства Единства со всеми матерями в ней:

млечны пути под пасмурным потолком
катит сестрица грохающий лоток
мама меняет воду на молоко
чтобы у смерти был у неё глоток

Строки опять, чтобы спасти…веку вопреки…идеологии смерти вопреки…Мне самому хочется жертвенно шагнуть вместо лирической героини— туда, где из глотки смерти— на грани жизни и смерти— вырывается детская жизнь— во имя жизни.

Отзыв № 6:
Александра Фролова, 33 года, юрист, Уфа.

Марианна Плотникова — это, на мой взгляд, огромной важности явление в русской литературе. И в моей жизни.
Стихи такой силы, глубины, безупречности (в самом лучшем смысле этого слова — не потому что они правильны и гладки — стихи Марианны могут быть безупречно неправильны, безупречно шероховаты или безупречно вызывающи, но безупречны всегда), ожидаешь увидеть в книгах в тисненых обложках в серии «классики какого-нибудь там века», а их автора воспринимаешь как небожитетеля, греющегося в лучах своей славы на вершине литературного Олимпа.
Между тем, стихи Марианны Плотниковой можно встретить в свежем номере литературного журнала, на страницах Фейсбука и даже послушать в исполнении автора (которое — исполнение — самостоятельное явление в искусстве). Да что там, живя в Уфе, с известной долей вероятности, можно встретить саму Марианну, запросто поболтать с ней, выпить кофе, а то и чего покрепче.
Марианна Плотникова — моя ровесница, живет в том же районе, что и я, также, как и я, воспитывает сына. Оттого мне хочется назвать ее поэзию голосом моего поколения, хоть это выражение и затерлось в последнее время от неуместного употребления.
Стихи Марианны недосягаемо прекрасны, но в них то и дело мелькнет что-то знакомое, бытовое, привычное или родное, и это узнавание близкого в высоком рождает непередаваемые ощущения.
Подборка, вошедшая в «Русскую поэтическую речь», демонстрирует это в полной мере.

всюду природа даже в палатах где
утки плывут вдоль кафельных берегов.

Эти утки — как удар током, щелк — и ты по уши увяз в больничной тоске и безысходности, однако выплываешь, цепляясь за юмор метафоры. Но вот уже «ветер шумит в берёзах как в волосах» — совершенная красота, за которой, кажется, можно только наблюдать откуда-то снизу, на миг отрешившись от обывательской суеты. И тут «весь Петербург в лесах и за ним леса» — простота и понятность, почти осязаемость картинки роднит с автором и несет к наивысшей точке этих американских горок:

мне говорят домой на руках нести
солнце моё укрытое в голубом.

Занавес. Катарсис. Обнаженная и обмякшая, душа читателя медленно сползает по стенке.
Тема материнства в стихах Марианны Плотниковой — вообще особенная лично для меня. Я не читала никого, кто точнее говорил бы об этом. Мне часто кажется, что только одна Марианна может выразить словами все то невероятное, необъяснимое, даже не осознаваемое до конца, что я ощущаю, глядя на своего сына.
Следующие стихи подборки показывают, что Марианна может быть разной: загадочной, острой, нежной, резкой, тихой и философствующей, дерзкой и манящей. И снова маленькие маячки, не позволяющие читателю заблудиться, пропасть в этой бездне смыслов и слов, очень важные для восприятия стихов Марианны Плотниковой: «и у девочек морщится/ на коленях блестящий стрейч»; «говорят у соседей няняйка/
разложилась на полотой грядке»; «в соседней высотке с балкона/
вытряхивают ковёр», — та самая «живая поэзия быта», формирующая вокруг автора и читателя единое время и пространство.
Образ матери еще не раз возникает в стихах подборки, но уже с другой стороны:

и снится человеку будто в лоно
он к матери волною возвращён

и снова:

одно отрастил крыло вместо
второго плавник
мам я лечу
как учила ещё до детства
головою вниз

прими меня
будь нежная как сатин
будто не много нас
только я один

И опять автор попадает в яблочко, достает из тебя все нутро и складывает в совершенную мозаику. Это очень близко лично мне и, думаю, многим моим сверстникам: ощущать себя маленьким, лишним, неуместным в этом мире, иногда желать безболезненно исчезнуть или хотя бы, как это сейчас принято говорить, «на ручки».
Мы поколение young adult – родители, оставшиеся детьми. И если мы можем считать Марианну Плотникову своим голосом, то нам с ним несказанно повезло.


Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на urma@bk.ru с пометкой «Опыт прочтения».