Нина Александрова, поэт, студентка Литературного института, культуртрегер. 3 поэтические книги. Живет в Екатеринбурге и Москве.
http://mv74.ru/upsh/nina-aleksandrova.html

ГЛАВА № 9

Чтобы извлекать глубокие мысли, их надо туда сначала зарыть. К слову, мысли бывают настолько глубоки, что их добыча становится нерентабельной.

именование

фиксировать ежесекундно
простое мятое небо
сиплый снег
хрупкая лесная трава
ледяная трава
просыпайся
время давать имена
травам корням животным
трогать
тёплые звуки
перекатывать на языке
карамелькой
обдирать нёбо до крови
угадывать вкус
иначе
ничего не существует
всё неправда

 

Фотографии мёртвых
1
в начале века
существовала традиция
фотографировать мёртвых
труп устанавливали

в специальное приспособленье –
он мог стоять и сидеть,
принимать сложные позы
в рыбьи глаза капали глицерин,

чтобы блестели зловещим глянцем
подшитые веки –
глаза распахнуты широко
бессмысленно, слепо глядят

мёртвый прекрасно смотрится в роли живого
фотография, чтобы вспоминать человека,
а труп в этом деле становится вещью,
досадной помехой,
украшением натюрморта,

тряпкой из сундука
остро пахнущей нафталином,
композиционным элементом,

как виньетки или цветы
интересно, что думали родственники,

обнимая за плечи, улыбаясь в камеру,
торопясь, пока не начнётся окочененье
вдыхая сладкий, похожий на ладан, запах,
за гранью того, что было самим человеком –

как запустелый заброшенный дом,
который с уходом людей
становится страшной ореховой скорлупой,
оболочкой, в которой гнездятся ночные кошмары
и пахнет сырой штукатуркой

обратная сторона ужаса перед смертью –
ужас стать вещью,
ужас стать частью пыльного мира вещей

2
в бесконечном кэрролловском шкафу
обёрнуты паутиной банки с вареньем,
срослись сухими страницами книги,
у пыльных зоологических чучел
опилки из брюха сыплются на пол

палочники и пауки, похожие на сухую траву,
что-то белёсое кружится в формалине,
покрытые плесенью листья в гербарии,
тяжёлые выцветшие портьеры

бабочки моли движутся хаотично,
слепо колотятся в темноту
в одиноком луче вращается столбик пыли

главное, не вдыхать
лети, лети вниз, алиса

там, на самом глубоком дне,
лунная пыль мохнатым ковром

не оставляя следов, в тишине
под неслышный аккомпанемент
мёртвые медленно кружатся в танце

влажно блестят глицерином глаза,
улыбаются нежно подшитые рты

bal macabre,
вечный немой маскарад

падай, падай, алиса,
в кроликову нору

 

Сказки для Еганы
1
летит больница в стеклянном шаре
и ты с ней летишь в стеклянном шаре
кружится снег бьётся в стекло
в ладони твои бьётся в висках
он отнимает запах и речь
звуки и голос запах и звук
смотрит в твои золотые глаза
там темнота ледяные цветы
там тишина и подземные сны
птичьи следы на снегу

2
кисельные реки
молочные берега
ангелы спят
как летучие мыши
вниз головой

обернувшись крыльями
на золотых жёрдочках
в прозрачных коконах
кристальных сумерках
ночных голосах
больничных шорохах
в твоих руках

3
имя твоё имя
перебираю в пальцах
повторяю как заклинанье
за хрустальными морями
за мёртвыми лесами
через холмы да ямы
за чёрными дверями
за гнилым порогом
за слюдяным окошком
горит огонь полыхает

костяные птицы
на твоих плечах
сидят и смотрят
поют песню
егана егана егана
мой оберег на шее
качается вправо и влево
качается влево и вправо

 

* * *
земля пережёвывает, проглатывает
всё становится перегноем
известняком
белым горячем камнем
щербатой скалой
каждую секунду
ты сама
всё больше становишься почвой
глиной
высыхаешь
рассыпаешься в пальцах
каждую секунду
всё больше
становится тобой

 

* * *
1
женщины идут навстречу
у каждой – одно и то же лицо

рыжее плоское без ресниц
лицо равнодушного идола
медное
медленное
блюдо

2
дрожат берёзы на кладбище
листья тускло светятся в темноте
отражают солнце

свет стекает
протяжно капает
уходит в землю

 

* * *
тело моё река
раковина вода
галька песок и мох
тянется и скользит

вижу как в первый раз
трогаю осторожно
кожура
тонкая кожа

глухо бьётся в ладонях
сердце дыхание звук
тело моё вода
тело моё всегда

 

* * *
за окном кричит человек
страшно надрывно
как птица
ветер
или зима

как будто пришёл
выкричать
боль каждого
слабого
беззащитного
холод и одиночество
бесприютные ночи
злые обиды

как будто
будет кричать
пока
боль всего не утихнет
не заживёт уколотый пальчик
не зарастёт сломанный позвоночник
не улыбнётся мёртвый ребёнок

кричит
не останавливается
не остановится никогда

Опыт прочтения

О Главе № 9 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 80, 93, 120, 125, 135, 169, 184, 190, 206, 209, 318–319,
328, 329, 330–331, 349, 409, 436–438, 495–496, 530, 561, 564, 597, 611, 635, 636, 650.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на urma@bk.ru с пометкой «Опыт прочтения».