Почему люди не летают

Район Комсомольской площади

Почему люди не летают как птицы,
или Город, в котором не очень хочется жить…

В Челябинске убивают деревья
В Челябинске убивают деревья

Это мой город. В нем встретились бабушка и дед, родилась мама, я, брат, сын. Я с детства его любила – нежно и горячо, доказывала с детской горячностью, что он лучше всех на свете. И 30 лет назад. И 20. И даже еще 10. Сейчас я еще брожу по его улицам – где это возможно – с фотоаппаратом и ищу красоту. Так ищут в лице родного или близкого человека, который спивается или сходит с ума, те прекрасные черты, которые когда-то не было нужды выискивать. Ищут – и не всегда находят.
В этом городе сегодня можно жить – в салоне автомобиля. Из пункта А в пункт Б. Или находиться в этих пунктах. Но кто не знает, что любимы те города, по которым можно ходить, уж не говорю – гулять! Зоны прогулок у нас – это небольшие резервации в центре, но беда даже не в этом. Беда в том, что в городе живут люди. Люди мешают жить машинам. У машин – приоритет. Вывод: надо убирать людей?

Это район Комсомольской площади:

Район Комсомольской площади
Район Комсомольской площади

Вдоль северной стороны проспекта давно спилены деревья, сдвинута к тротуару трамвайная линия. Теперь она сольется с дорожным полотном – землю между ними роют, скоро сравняют. Пробки? Ну так решили, что нам не нужно метро, за 30 лет ни одной станции не построили…
А попробуйте здесь перейти проспект Ленина. Даже сейчас, при нынешней ширине. Если Вы немолоды или идете с детьми – это стресс. Бегом марш за 25 секунд! То же самое – у остановки «Пединститут». А чего с пешеходами церемониться!
И не церемонятся. Может быть, конечно, все, что сейчас «нарыли», аккуратнейшим образом зароют и заасфальтируют. Верите? Вот каково МНОГОЛЕТНЕЕ состояние асфальта на тротуаре у той же Комсомольской площади:

Асфальт на тротуаре
Асфальт на тротуаре

Как говорится, вот, вот и вот:

Асфальт на тротуаре

Асфальт на тротуаре

Асфальт на тротуаре

Я уж и не помню, сколько лет (!) назад своротили киоски на трамвайной остановке, но с тех пор так и ходим. И старухи – в аптеку. И с детьми – в школу. Будет этот ребенок любить свою улицу, свой город? Или фантики и палочки от мороженого легко выпустит из рук – подумаешь, вокруг не то свалка, не то траншея…
Итак, это наши тротуары: сегодня и много-много лет:

Тротуары
Тротуары

Тротуары

В лучшую сторону на них ничего не меняется.

Дорожные работы
Дорожные работы

Это дорожные работы. Я понимаю, что временные. Но и в это время люди должны, к сожалению, как-то жить. В магазин сходить, например. Или даже сесть в транспорт. А вот так сейчас у нас переходят улицу Горького и проспект Ленина:

Как переходят улицу
Как переходят улицу
Как переходят улицу
Как переходят улицу

На противоположной стороне, у аптеки «Классика» (на Комсомольской – 3 аптеки и 3 бара; впрочем, последних, может, и больше, да я не в курсе), разбирают то немногое, что было приличным, – тротуарную плитку:

Разбирают тротуарную плитку
Разбирают тротуарную плитку

Разбирают тротуарную плитку

Видимо, будут расширять и здесь. Как бы хотелось надеяться, что чуть-чуть тротуара нам все же оставят и – наивность моя беспредельна? – плиткой опять же покроют…

Почему люди не летают как птицы?
Жили бы на деревьях, а дома – снести и закатать. Асфальтом.
Стоп – на чем бы жили?

Деревьев в городе все меньше, их уничтожают. Как врагов. Они мешают ездить в шесть полос и парковаться где хочется.

Я помню деревья вдоль улиц и каналов Амстердама,

Деревья Амстердама

Деревья вдоль каналов Амстердама

Унтер ден Линден (Улицу под Липами) в Берлине ,

Улица под липами
Улица под липами

Елисейские поля в Париже. В Париже в центре растет тысячелетнее дерево. У него растрескавшаяся кора, серьезный наклон. Его огородили, поставили подпорки и берегут как зеницу ока…

Старое дерево в Париже
Старое дерево в Париже

А это – сейчас и у нас:

В Челябинске убивают деревья
В Челябинске убивают деревья

В Челябинске убивают деревья
В Челябинске убивают деревья

В Челябинске убивают деревья

В Челябинске убивают деревья

Именно здесь, в благодатном зеленом оазисе около ЮУрГУ, я каждый год и месяц делала свои лучшие кадры: ели и липы, шиповник, прекрасные ивы и золотой дождь сережек на апрельских березах.
Сейчас вдоль всего этого сказочной красоты бульвара (да местами и поперек) вырыли траншеи – видимо, под кабель для освещения. Свет – это замечательно, кто против? Гулять вечером по аллеям под фонарями лучше, чем без фонарей. Есть только одно опасение: после такой работы выживут только фонари. Траншеи рыл хоть и мини-, но экскаватор. Ковш грыз корни елей и берез – вот они торчат. И даже около той березы, где уже успели закопать, видны последствия членовредительства. А это остатки уже зацветающего шиповника:

Останки шиповника
Останки шиповника

Вот так  он цвел в прошлые годы…

Вот так он цвел в предыдущие годы

Я не люблю пустыни.
Мне не все равно, что происходит в когда-то дорогих и навсегда родных местах. Может, я все еще люблю этот город?


комментариев 5

  • Елена Сыч

    26 мая 2012

    Ирина, спасибо Вам! Я редко  комментирую увиденное на портале, но сейчас не смогла не откликнуться. Наверное, потому что мне так же, как и Вам, небезразлично, что происходит вокруг. Я тоже живу на ЧТЗ  и очень люблю свой район. Комсомольская площадь всегда была гордостью района, а теперь не хочется даже думать о ней.
    Стыдно перед гостями города, перед собственным внуком… 

    Ответить
  • И.Аргутина

    26 мая 2012

    Да, это так. Спасибо за отклик. Самое горькое – чувство бессилия в ситуации, когда тебе не все равно! Когда выпилили весь мой двор, я пыталась протестовать, уговаривать мелких начальников, даже вышла с плакатом, прилепила его к тополю… Его (тополь) сутки не трогали. Но – ушла на работу, а вернулась – к дровам. Но каждое утро смотреть на ковыляющих по рытвинам стариков – … слов нет.

    Ответить
  • Нина Пикулева

    1 июня 2012

    Ирина, я тоже каждый день думаю о том, за что? За что в Челябинске убивают деревья? И деревьев-калек становится всё больше и больше… Ехала на днях от площади Революции (главной площади города!!!) до вокзала (куда прибывают наши гости!!!) и фотографировала из окна троллейбуса уродливые останки стволов (их деревьями уже не назовёшь) по краю проспекта Ленина и потом – улицы Свободы… Вспоминалась горькая литературная шутка: Что такое столб? Это сосна после редактирования…
    Все наши деревья растерзаны и распяты… Некоторые по весне выпустили пару-тройку веточек, а прочие почили, не проснувшись после спилов… Где птицы будут ютиться? Где по весне щебетать будут? Кто встанет грудью, как они стояли, против газа выхлопного? И бескорыстно, безоглядно будет лечить наш больной город от гари и шума? Сколько раз в голове проносилась мысль: вот бы придумали озеленители действо в защиту деревьев, что вдоль дорог: проехали бы с поливальными машинами и промыли их стволы с многолетней пылью!
    Так нет, до этого догадаться было трудно. Догадались до другого: взять и спилить их вовсе! В угоду машинам! пусть плодятся-множатся, пыхтят и отравляют, организуют пробки на дорогах, наезжают и наезжают на нас на пешеходных переходах, мы – бесправны!!! Беззащитны!!! Как моллюски…
    Я перешлю сейчас и свои снимки Марине Волковой для продолжения этого разговора на сайте, нет сил молчать.
    Я благодарна тебе, что ты продолжаешь разговор о наболевшем…
     

    Ответить
  • И.Аргутина

    1 июня 2012

    Нина Васильевна, спасибо за такой горячий отклик, но скажу честно: кроме нашего гласа (вопиющего в пустыне, ибо  не внемлет нам никто из тех, у кого “прав больше”, а нас, вопиющих, так мало – все “терпят” или им вообще по барабану…) ничего у нас нет, даже надежд не остается. А не пробовали пройтись по улице “40-летия Октября”? Я там видела устроенный для деревьев Освенцим – или Дахау? Ну что еще может прийти на ум, если видишь ВЫЖЖЕННЫЕ стволы? Причем их жгли у ЖИВЫХ деревьев, и одно из них, с черной обугленной сердцевиной, продолжает жить и даже держать крону! Остальные умерли, конечно, и их дожгли – стоят метровые головешки. Есть у меня и эти фотографии – не для слабонервных. Кажется, так начинается фашизм. Кстати, именно для него характерно крайнее пренебрежение (впоследствии доходящее до физического уничтожения) ко всем “слабым” категориям населения. Что мы уже наблюдаем. А начиналось со слова. С фразы: “Это разговоры для бедных”.

    Ответить
  • Нина Пикулева

    1 июня 2012

    Ирина, я отправила 12 снимков Марине Волковой, как обещала, они продолжат твой видеоряд. На улице 40 лет октября не была, но мне очень хочется надеяться, что не только мы с тобой будем говорить об этой стороне нашей жизни вслух, к нам обязательно присоединятся те, кто тоже  не может больше молчать и выложит свои снимки или выразит свои мысли…
    Больше молчать нельзя.

    Ответить

Добавить комментарий для И.Аргутина Отменить ответ