Стратегия игры в «Камень-Ножницы-Бумага»

Бумень. Кажницы. Номага
Рисунок С.Андрусенко

Стратегия игры в «Камень-Ножницы-Бумага». Взгляд на книгу от составителя.

Ошибочно считается, что «Камень-Ножницы-Бумага» – игра на удачу. Но, как и шахматы, это игра стратегическая, требующая ума и навыка замечать незаметное. Впервые игра появилась в Японии в 18 веке, потому и объекты символизируют жизнь как таковую, воинскую агрессию и любое из искусств. Именно на этом и построена книга стихов Яниса Грантса, всегда играющего «бумагу». Уступающего грубой силе, но превосходящего тотальную непоправимость.

На картах что Современной Уральской поэзии, что Современной Российской поэзии, что Современной Русскоязычной поэзии Янис Илмарович выглядит по-разному. В контексте УПШ он совершенно инороден, африканский страус на русской ферме. Прижился, но мужики косятся. «Уральский Тарантино». Пусть будет.

В общефедеральном формате его как-то компактно сливают в традицию нью-ОБЭРИУ, изредка соотносят с Юнной Мориц, но не особо разглядывают: кого только за Уральским хребтом не водится, юмористов своих и в нашей Москве хватает, Лесин тот же. А вот в общепланетном диапазоне для меня рядом с Грантсом вырисовывается фигура Марка Фрейдкина, известного отечественной публике по альбому Андрея Макаревича «Тонкий шрам на любимой попе» (автор слов и музыки). Кстати, и проза прилагается, и музыкальные выступления. Ну, это сказано для того, чтобы провести необходимые многим читателям параллели. Если не с кем сравнить, то незачем и читать: объект, не имеющий слов для описания, сознание игнорирует.

Однако такой подход существует лишь до тех пор, пока не оказываешься вовлечённым в описываемое явление. При ближайшем рассмотрении сам Грантс все параллели рушит. Когда на различных окололитературных форумах я слышу обвинения в чей-либо адрес: «А это вообще стихами не является», то сразу бегу читать. Именно среди такой «не-поэзии» и встречаются самые самобытные и неожиданные поэты. Но не-поэтичностью тем Янис привлекает только первое время. Так и Милен Фармер не смогла бы удерживать столько лет первенство на французской эстраде, если бы базировалась только на нестандартной тематике. Грамотно разработанное концертное шоу, великолепная музыка, новый подход к клипу и автопрезентации. В чём-то Янис идёт этим путём: создаёт вокруг себя миф, картинку, эхо, собирает телевидение и параллельные виды самопрезентации. Порой кажется, что «поэт Янис Грантс» – это целый комплекс имиджмейкеров и продюсеров. Пусть это и не так. И возвращается читатель к его стихам, любит его не за внешнюю карнавальность. Любит за то, с чего начинается игра «Камень-Ножницы-Бумага», за внимание автора к малейшим деталям, напряжениям кистей соперника, нелепостям жизни, на которых и строится «мононо аварэ» (яп. – очарование вещей обыденных, не поэтических). И радуются ему «смешные души», шуршащие в троллейбусах полиэтиленом. И приветствуют своего «певца» колдыри у подъезда. И вспоминают «ходившего» на одном корабле с ними мореманы.

Когда же я собирал эту книгу, то думал прежде всего об Арсении Александровиче Тарковском. Потому что для меня лично в русской поэзии традиция певца нелепостей и некрасивостей жизни началась с него. Потому я так порадовался на иллюстрации «знаковому» кактусу среди утюгов на подоконнике, когда раскрыл уже изданную книгу и увидел, насколько хорошо она свёрстана и оформлена.

Стремящиеся выглядеть сильными в игре начинают с камня, стремящиеся выглядеть опасными – с ножниц, поэт живёт вне стратегий, он просто делает как можно больше, всегда играя «Бумагу», то есть протягивая всем и каждому открытую ладонь.

Сергей ИВКИН. 22 января 2013.


Добавить комментарий