Южноуральская литература, дубль 2

Нина Ягодинцева и Янис Грантс
Нина Ягодинцева и Янис Грантс

“Южноуральская литература – это… ”

Эстафету Яниса Грантса продолжает Нина Ягодинцева.

О  Южно-Уральской литературе

Территориальный акцент – соблазн для бесплодной дискуссии. Отвечаю сразу в ту и другую сторону: наша литература – полноправная составляющая общероссийского литературного пространства, обладающая рядом индивидуальных черт, обусловленных географическим положением, ландшафтом и исторической коллизией (граница Европы и Азии, степи и гор, «котёл народов», промышленный регион). Этим неизбежно определяется «точка отсчёта», образ мира, подходы к его художественному познанию.

Литература – многоуровневая, глубоко эшелонированная, если угодно, система. Есть те, кто пишет стихи к торжественным датам – и те, кто обобщает вековой опыт. Всё это – жизненно необходимые формы осмысления реальности, только первый опыт имеет исключительно личное значение, а второй может восходить до общечеловеческого. Между двумя названными крайностями – целый спектр литературных опытов. Одни из них освещают жизнь посёлка, небольшого городка, другие становятся явлением областного масштаба, третьи восходят на общероссийский уровень.

Потребительское отношение к литературе обычно выражается репликой: «Ну и где тут у нас гении и классики?! Нетути…» Сниматели литературных сливок, глотатели минутных сенсаций напрочь забывают о том, что появление классиков и гениев определяется не только таинственными законами духовной природы, но и состоянием всей литературной системы, в которой непременно должны присутствовать:

а) писатели подзравилок,
б) те, кто пытается в слове осмыслить свою жизнь и окружающий мир,
в) те, чей опыт осмысления становится понятен и необходим окружающим – ближнему кругу,
г) собственно писатели, чьё творчество воспринимается как общественно значимый духовный опыт.

Вот в пункте «д» и должны бы появиться классики и гении.

Анализируя все составляющие пирамиды, могу смело утверждать, что литература как система осмысления и моделирования реальности у нас есть. Широчайше представлены три первых её уровня. Вопреки утверждениям о разрушении литературоцентризма мы были и остаёмся «словянами». А дальше начинаются проблемы.

Главное: мы с огромным трудом отличаем общественно значимый литературный опыт (которым, кстати, вполне можем гордиться!) от самодеятельности. Нужны не многочисленные самодеятельные или полузакрытые литературные конкурсы, а общественные, открытые, ежегодные, выводящие на обсуждение наиболее значимые произведения (для чего и была создана, кстати, Южно-Уральская литературная премия). И приглашать варягов в надежде, что они-то безупречно расставят всё по полочкам, по меньшей мере наивно. Дальше эстафету должна подхватывать умная литературная критика, которой у нас, как и во всей стране, пока ничтожно мало (да и публиковать серьёзные статьи негде). Но зато есть попсовая привычка «перемалывать» культурный слой: воздвигать, а потом весело низвергать кумиров и кумирчиков. Литературный процесс – живая, подвижная реальность, и любой результат в ней является промежуточным, менее или более удачным, и дело не в кумирах, а в оценке результатов конкретной работы (произведения).
Дальше в процесс включаются библиотекари и педагоги (а они из него никогда и не выключались, просто вынуждены работать с неструктурированным потоком и искренне радоваться каждой изданной книге). Ну и – большим кораблям большое плавание. Появляется реальный шанс узнать, кто есть гений и классик, чей опыт окажется наиболее волнующим, значимым, актуальным.

Вы хочете имён, как говорят в Одессе? Их есть у меня, и немало, но лимит знаков данной заметки уже превышен, даже не остаётся возможности её подписать .

Нина ЯГОДИНЦЕВА

Статья написана для проекта «Южноуральская литература».

Эпиграф проекта: «Нет ничего, что не имеет числа» (Нет ничего, что не названо, — вольный перевод Пифагора на язык гуманитариев))).

Суть проекта: сбор статей об южноуральской литературе и распространение лучших статей по библиотекам области.

Назначение проекта: познакомить библиотекарей и читателей библиотек (а также посетителей сайта) с частью нашей южноуральской культуры.

Ожидания от проекта: проект «Южноуральская литература» призван инициировать развитие литературной критики на Южном Урале; он может привлечь внимание библиотекарей и читателей к южноуральским авторам и их произведениям, а также может послужить ресурсом для профессионального самоопределения южноуральских литераторов.

Условие участия в проекте: писать могут все, и все написанное будет опубликовано на сайте (кроме брани и бреда, разумеется).
Желательно, чтобы объем написанного был не более одной страницы (3000 знаков). Такой объем продиктован удобством для читателей библиотек: лучшие статьи об южноуральской литературе мы будет рассылать по библиотекам области с просьбой распечатать статью и разместить ее на стенде (желательно с выставкой книг южноуральских авторов).

Предыдущие статьи проекта: Янис Грантс “3000 знаков о южноуральской литературе”


комментариев 6

  • Дарья

    13 февраля 2012

    Нина Александровна так проранжировала писателей, словно ботаник растения или зоолог животных. Меня, скажу честно, такой подход к творчеству людей покоробил. 
    А что, если на человека навешать ярлычок “Ты – писатель “б” или “Ты – писатель “в”, это разве ему что-то даст? И даст ли это что-то литературе? Да после таких классификаций вообще никто писать не будет!
    К тому же вечный вопрос “А судьи кто?”  Но даже этот вопрос меркнет перед вопросом “Зачем?” Зачем делить писателей по буквам (степени талантливости)???

    Ответить
  • Нина Ягодинцева

    13 февраля 2012

    Уважаемая Дарья! Вы основательно додумали мою статью, отреагировав на то, чего в ней не было. А Вы случайно не заметили, что в заметке нет ни одной фамилии? Приведена нормальная структура литературного сообщества (обычный культурологический подход к литературному процессу). Когда речь идёт об обобщениях, каждый сам так или иначе соотносит или вообще не соотносит себя с определённым уровнем , пунктом и пр. Что же Вы такое на себя примерили, что показалось столь обидным? Кто и зачем посмел судить Вас? Или Вы на всякий случай за всех решили обидеться?
     

    Ответить
  • Челябушка

    14 февраля 2012

    Нина Ягодинцева, как всегда, молодец. Умеет мыслить масштабно,  обобщать и структурировать, это не каждому дано. Мне всегда интересно читать такие вещи. Они не оскорбляют меня, как писателя, и не загоняют ни в какой угол. И хорошо, что среди писателей есть такой, который на каком-то этапе жизни умеет  сказать:
    Литературный процесс – живая, подвижная реальность, и любой результат в ней является промежуточным, менее или более удачным, и… ”  – тут я продолжу по-своему – если некому оценить нашей работы годами и десятилетиями, некому проводить литературных  конкурсов и вечеров, обсуждений новых произведений, то никак не скажешь, что это нормальный, то есть живой, литературный процесс.
    Каждый из нас мыслит по-своему, но тем и хорош диалог, мы дополняем друг друга.

    Ответить
  • Дарья

    14 февраля 2012

    Нина, я – читатель, а не литератор. И для меня литература никакой не процесс, а конкретные книги и конкретные писатели. Мне неважно (и действительно обидно – ЗА ВСЕХ ПИСАТЕЛЕЙ!), кого к какой букве Вы приписываете. Я хочу знать: что советуют почитать сегодня из уральцев?
     

    Ответить
  • Михаил

    14 февраля 2012

    Нина, а к какой букве причисляете себя вы сами? Или, может быть, нужно говорить скорее о том, что многие из писателей и поэтов имеют отношения к нескольким буквам? Вот ведь и вы – солидный поэт, а тексты поздравилок (скажем, юбилея города Челябинска на Театральной площади) с пафосными стихами – пишете?

    Ответить
  • Нина Ягодинцева

    15 февраля 2012

    Уже не в первый раз мне предъявляют требование расписать писателей в таблицы, по буквам – это началось со статьи “Мифы, которые нас убивают” (см. в журнальном зале, если кому интересно). Господа, есть процесс – и его модель, реальность – и её структура. Обходясь без модели и структуры, мы не видим ситуацию в целом, не понимаем, что происходит в принципе. Расписывая живую, подвижную реальность по схемам (писателей по буковкам), мы её практически уничтожаем.
    Есть литературоведение – и есть культурология, у каждого подхода свой инструментарий, свои цели и задачи. Давайте ещё дружно обидимся на физику, социологию, анатомию наконец (за всё человечество сразу) – ну очень продуктивно!
    Между прочим, весной вышла электронная книга наших с Андреем Расторгуевым литературно-критических статей (около 60) о современных писателях провинциальной России. Мы постарались максимально представить живой литературный процесс именами и строчками наших современников – от Петрозаводска до Магадана, не ранжируя, а читая, понимая, любя. И аналогов этом изданию, в общем, пока не нашлось. Мы собирали книгу последние 5-7 лет.  (Размещаю эту информацию на правах рекламы!)
    Что касается прикладных текстов – никогда ими не пренебрегала. Во-первых, это обязательная составляющая профессии сценариста, во-вторых – классная гимнастика. Но прикладные тексты, даже очень хорошо зарифмованные, к поэзии отношения не имеют. У поэзии другой источник, другая энергия – природа другая. И тут тоже надо разделять. Проще простого свалить всё в кучу – и на неё обидеться.
    Дашенька, если Вам удастся найти нашу литературно-критическую книгу – а тираж её ничтожно мал, к сожалению (большой объём текстов и возможность издания только за собственную зарплату) – Вы сможете сориентироваться в том числе и по уральским авторам. Мы посвятили им достаточно много работ.

    Ответить

Добавить комментарий для Михаил Отменить ответ