Владимир Алейников, поэт, прозаик, переводчик, художник. Более 30 книг. Живет в Москве и Коктебеле.
http://www.litkarta.ru/russia/moscow/persons/aleinikov-v/

ГЛАВА № 10

Лучшие стихи – те, с которыми ты сам становишься лучше. Но есть ещё и заветные стихи, после прочтения которых ты понимаешь, что лучше стало всё, окружающее тебя.

* * *
Августовские ночи,
Вычурный сад-гибрид –
Кочета вопль короче
Спички, пока горит.

Ночь на пределе смысла,
Это ей нипочём –
Что это там за числа
Вспыхнули под лучом?

Что это там за знаки?
Всякий – особый ключ
К двери, где лай собаки,
Будто бы ёж, колюч.

Может такие штуки
Выкинуть ветер вдруг!
Что это там за звуки?
Впрочем, понятно – юг.

Что там за воля скрыта,
Что за недуг исчез,
Вроде метеорита
С ясных упав небес?

Повремени с ответом,
Лучше тебе молчать –
Впору, воскреснув летом,
Лишь головой качать.

 

* * *
Того, что ищешь, больше нет –
Острее бритвы, очерет
Изранит губы огорченью –
И кровью крашенный песок,
От бед людских на волосок,
Шатнётся к тёмному влеченью.

Где жалом скудного жилья
С пчелиной хваткою семья
Вконец измучена – и сенью
Ей мнится, всё-таки живой,
Весь небосвод над головой –
Ещё заслужит ли прозренье?

Свободных предков кровь и плоть
Уже нельзя перебороть –
Зачем, зачем ты ввысь стремился?
Ты вроде здешний – а не здесь,
Гореньем высвеченный весь,
Скажи: чего же ты добился?

Пусть дождик выстраданный льёт,
Пусть влагу почва дольше пьёт –
Его бессмертное звучанье
О нас, обиженных, грустит –
И столько грешным не простит
Минут постылых одичанья.

 

* * *
Кому не пели соловьи?
Мы выпили по капле
Ресницы мокрые свои
И поняли – не так ли? –
Что этот лес из лет былых,
Помянутых в рассказе,
Благословен для нас, иных,
И ясен в первой фразе.

Он всеми помыслами там,
В покинутом далече,
И так и тянется к устам
Окрестностями речи,
Чтоб этот год, и этот дом,
И гроз долготерпенье
Увитым розами жезлом
Сменили омертвенье.

Причин прощупывая пульс,
Найдёшь ли ты сегодня,
В наивном выговоре пусть,
Присутствие Господне,
Чтоб слово, сказанное нам,
Теперешним и мудрым,
Росло, как лес, по сторонам
И радовало утром?

Тетрагональная тетрадь
Заполнена на ощупь,
Как будто твердь и благодать
Смятение полощут –
И счёт поступкам в тягость мне,
И нету избавленья
От этих родственных весне
Примет благодаренья.

Камедью вишни изошли
На юге приютившем –
И вышли, а не снизошли,
К считаемому бывшим –
И смотрит прошлое на нас,
И жест его сдержали
Уже увиденные раз
Державные скрижали.

И бродит где-то рядом с ним,
Угадываем смутно,
Незаменимый аноним,
Теряясь поминутно,
Чтоб, с нотной грамотой листвы
Приученные знаться,
Его не спрашивали вы,
Куда ему деваться.

Знавал и я его давно –
А нынче в осужденье
Деревья плещутся в окно
И ленное владенье –
И нет названья для лица,
Что выглянет так редко –
К ногам катился мудреца
Динарий ариэтки.

Так царствуй, память, наяву
Звездою незабвенной!
Ещё я мысленно живу
Порою сокровенной –
А время сотканную нить
Напрячь не позабыло,
Чтоб книгу давнюю открыть
Заветами Сивиллы.

 

* * *
Повторения выговор кровный
Мне напомнил о доле племён,
Чтобы чувствовал выбор неровный
И очнулся, грозой опалён, –
Раболепная лепта нагорий
В этот список давно внесена,
Чтобы жаловал дружбою вскоре
И от тяжбы щадил рамена.

И, намучившись нынче со взмахом,
Расстоянье вполне одолев,
Перелётным приходится птахам
Привыкать к осыпанью дерев –
Да откуда за птицею птица
Возникают над Югом, крича,
Чтобы Север не мог позабыться,
Где лишились тепла сгоряча?

Ведь не столько они виноваты
И уже примириться должны
С тем, что все от рожденья крылаты,
И от этого нет им вины –
И тогда разрешится, пожалуй,
Неземная загадка высот –
Семизвездье Медведицы Малой
Напоило их сутью красот.

Этот жест, повторяемый часто,
Обозначил судьбу навсегда –
Послушанье павлиньего царства,
Обретённую краску стыда,
Голубятен забытую Трою,
Воробьёв невеликий уют –
И причастности к стаям не скрою,
Даже если они не поют.

Мне теперь остаётся, наверно,
Подобрев, на себе испытать
Лишь во сне уяснённый мгновенно
Летаргический способ летать –
И тому, что случится, случиться –
Не с тебя ли как с гуся вода? –
И напеву нельзя позабыться,
Если он дотянулся сюда.

Или облачной тайны пустыни,
Исчезающей там, вдалеке,
Никогда уж не встретишь отныне
С тополиною веткой в руке?
Со слепым ты не бросишь немого!
Вот и мы пребываем в ночи –
И какое-то вещее слово
Произнесть ты меня научи.

Ты явилась, как исповедь лета,
И опять меня манишь и ждёшь –
Если к вечеру мало нам света,
Ты в очах его сразу найдёшь
Или выглянешь вдруг из потёмок,
Приподняв полукружья бровей,
Несуразна, как гадкий утенок,
И прекрасна повадкой своей.

И пускай изгоняем из виду
Истомлённый отчаяньем след
Лебединого зова Обиды
Из подверженных прошлому лет –
Ни за что мне с тобой не расстаться –
Знать, и впрямь не грустнели ничуть –
И всегда позволяет собраться
Предназначенный Господом путь.

Это шествия шаг невесомый
Над увиденным нами вокруг,
Это вести для выси искомой,
Озаряемый песнями юг –
Цену звонкому слову я знаю,
Принимаю в нем всё, что ни есть, –
И затвержённость эта земная
Остаётся незыблемой днесь.

 

* * *
В доме пасмурность полудня, греясь,
По-звериному ищет углы,
Чтобы осени горесть и ересь
Не садились за наши столы.

Что же астры, как с острова песни,
Многоярусный ветер унёс?
Лепесткам в увядании тесно –
И твоих не коснутся волос.

Но зато долгожители хлада –
Хризантемы – постигнут язык,
Изукрашенный кротостью взгляда
И багряною плотью гвоздик.

И ясны, тишину разрывая,
У туманов и грёз взаперти
Лебединые песни трамваев –
Им-то с нами ещё по пути.

Ну а нам и подавно не к спеху,
Запыхавшись меж листьев и звёзд,
Не подумав, довериться эху –
В нём и выбор дороги непрост.

И стоим пред тобою, природа,
Словно двое пришедших сюда,
Где цветущею памятью года
Очарованы мы навсегда.

 

* * *
Ни за что мне теперь не покинуть
Этот путь, предрешённый давно, –
Лучше брови над веками вскинуть,
До звезды заглядевшись в окно.

Что за диво является поздно? –
Может, вовсе его не постичь,
Потому что отвесно и грозно
Серебрящийся зыблется клич?

Над листами теснимого сада
Разгадать бы язык Близнецов –
В нём любви затаилась привада,
Чтобы слушалась лодка гребцов.

Там напутствием нашим кочевьям
Не напрасно глядят очеса –
Слышишь? – ветер прошёл по деревьям –
Знать, припас и для нас чудеса.

Так недвижен сей дом – и однако
Ощутим и его кораблём –
Ах, дождаться б заветного знака! –
Видишь: степь налилась ковылём.

Защищаемы речью от сглаза
И поднявшись намеренно в рост,
Мы уже не нарушим приказа
Многодонного марева звёзд.

Опыт прочтения

О Главе № 10 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 21, 36, 124, 128, 129, 231, 273, 352, 355, 367, 386, 409, 429, 431, 497, 561, 588, 635, 636, 642.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».