Антон Бахарев-Черненок, поэт. Три поэтические книги. Автор Уральской поэтической школы. Живет в Перми.
http://mv74.ru/upsh/anton-baxarev.html

ГЛАВА № 25

С той стороны страницы пришла весточка: «Если ты совершил ошибку, не отчаивайся: возможно, ошибка ещё сможет совершить тебя…»

Поиск собственного « »

Поиск собственного « »
Не рифмуется с вещами,
Хоть вытягивай клещами –
Получается фигня.
Вряд ли кто-нибудь прочтёт
Геометрию мытарства,
Неевклидова пространства
Иррациональный счёт.

Беспредметная тоска,
Как проекция из бездны,
Где предметы неуместны,
Наиболее близка
К настоящему. Её
Исчезающих материй
Не напялишь в кафетерий,
Не притянешь в окоём.

Разве только невпопад
Соберутся ниоткуда
Архимедовы приблуды
И ньютонов суррогат –
Будто взявшие за фук
Тишину, чужими лбами
Забивая гвозди в память,
Обращая в буквы звук.

Извлекутся из глубин
Безызвестности, как мошки
На фонарь, тарелки-ложки
И в испарине графин;
И поедет по столу
Телефон, играя «Мурку»,
Кувыркнётся штукатурка
В протекающем углу…

Может в чёрную дыру
Превратить любую массу
Мир, начав перебираться
Под нейронную кору;
В совокупности вещей
Гравитация соблазна
Находить единство в разном
Неизбывна вообще.

Говорят, что даже свет
Обретается в пределах
Этих дыр (по сути – белых)
В неминуемом родстве,
На бессмысленном посту…
И невидимая масса
Погружается в пространство,
Искривляя пустоту.

 

* * *
Как престарелый язвенник, заношенную пижаму
Сдавший, в своё влезает и на крыльце больницы
Съёживается узластою гусеницею шрама,
Чтобы его крылатое не расклевали птицы,
Так, в единицу времени, срастившую вдох и выдох
В бледного человека, ждёт пустота сквозная
Свой по недоразумению сросшийся в теле выход,
В позднеапрельском таянии берегов, я знаю.

 

* * *
Скрупулёзная память – гнёт,
Превративший меня в песок;
По пустыне моей бредёт
Человечек наискосок;
И другие пути едва ли
Меньше данной диагонали.

Потому что любая из
Этих точек была объём.
Вещь, событие, организм,
Водоём перед кораблём.
До момента, покуда днище
Корабля дно воды отыщет.

Даже позже. Сначала там
Начинается город. В нём
Строят школу, больницу, храм,
Проверяя себя огнём.
И над морем огня, как остров,
Громоздится железный остов.

Ведь любому из кораблей
Суждено утонуть в земле.
Что не выгрыз им суховей,
Что не выплавилось в золе –
То лежит на больших глубинах
В темноте на алмазных глинах.

И поэтому не видна
Никакая в пустыне вещь.
Всё, что было, достигло дна,
Что осталось – не может лечь
На него, так как в этих толках
Легче скрупулы воздух только.

Пусть оазисы глаз моих –
Вероятные миражи,
Ориентируйся лишь на них,
Как на меньшее изо лжи,
В месте, где возвести частицу
Снова в целое не случится.

Но у этого есть края.
Продолжая диагональ,
Помни: это всего лишь я.
Ты пройдёшь и увидишь даль –
Где стоят первобытным строем
Горя горы над мора морем.

Опыт прочтения

О Главе № 25 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 54, 80, 208, 355, 410, 530, 611.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».