Алла Горбунова — российский поэт, прозаик, литературный критик. Живет в Москве.

ГЛАВА № 57

Если ты бездействуешь, за тебя начинает работать твой ангел-хранитель, а работник он никакой, потому что способен только охранять

* * *
возлюбленный моей юности,
роющийся в помойке,
прекрасен, как возлюбленный моей юности
на престоле

хрупкие, ничьи
бомжеватые смыслы-птицы
на социальном дне

дно
птичье пение
запах сырого мха
дедовский ватник, штопаные штаны

теперь у нас только
весёлые песенки в голове
как у щегла
«плить-пить-пить»,
«пить-попить»
и ничья весна

светлое у тебя лицо, кто ты
тленная, смертная зелень и нежные
цветы, перворождённые
на краю болота

Трактат о трёх солнцах

у ангелов всегда впереди восток, кромка зари,
солнце нетварной любви: перед правым глазом
оно – как солнце земли, перед левым – луна земли,
а перед обоими – то и другое сразу

у чертей тоже всегда впереди восток, линия тьмы,
любви к себе и к миру тёмное солнце соби,
перед правым глазом – солнце земли, перед левым – луна земли,
и они сливаются, когда открываешь оба

у людей стороны света назначает восход и закат
природного солнца, люди смотрят вперёд и назад,
видят линию тьмы и первую кромку зари,
независимо от того, что у кого внутри

на Небесах и в Аду обращенье лица
отделяет зерно от волчца:
кто попадает в Ад – повернёт к Богу зад,
кто попадает на Небеса – поднимает к Богу глаза

это истинная разница между западом и востоком,
между линией тьмы и первой кромкой зари,
это две разных любви, и какая из них царит
в душе, обернётся итогом её и истоком

природное солнце кажется ангелам чем-то тёмным,
это солнце растений, солнце людей и животных,
оно зачинает дички, и оно зачинает волчки,
его свет воспринимают природные наши зрачки

однажды природное солнце погибнет, но солнце на Небесах
будет сиять в своих радужных поясах,
и тёмное солнце Ада в своих кольцах тьмы,
и кто знает, кто скажет, под которым окажемся мы

Пробуждение леса

*
шла бабушка-верба с горбом из снега
наклонялась к земле и вовсе упала
а весна пришла – горб растаял и встала
девушкой, оглянулась:

у подруги-ивы на ветвях серебряные пуховки
земля – как жираф в проталинах пятен
ждёт пыления орешника
и жениха медвежьего

*
иные спали глухо и крепко
в чешуйчатых робах почек
а кое-кто оставался зелёным
под снегом, как толокнянка

проснулась от яркого света
берёза – по ней ползёт жук
жаль тех, кто в начале лета
умрёт, как гусиный лук

*
в устье зимы снег состоит из начал
весны: иглы, шишки, ветки с куста
в истоке весны земля – последний причал
последнего снега куска

уже он ручей – для него началась жара,
а для цветов не кончились холода,
ночью снится посконный мужицкий рай,
старый крест, вечная воля и борода

*
осина на вырубке
ольха на пожарище
берёза на брошенной пашне

цветут в разноцветных серёжках
передают друг другу привет по ветру

– хорошо на пожарище?
– привольно на брошенной пашне?
– светло на вырубке?

на пожарище пахнет скорбью и одиночеством
на брошенной пашне пир сорняков и грачей
на вырубке солнце греет старые чёрные пни

*
в ночной печи горят берёзовые дрова
утром после дождя на крыльце цветные разводы –
золотой пыльцой написанные слова
о первозданной тоске, растворённой в природе

жреческие слова
в дыме костра
покуда мы закрываем печной заслон и
спим в тепле как звери в логове до утра
и другие слова
пишут звёзды на наших ладонях

*
после зимы
на сосне распустились почки
и там оказались
листья!

Жирный в утреннем свете *
(японская песенка)

Я просыпаюсь в утреннем свете
Я просыпаюсь весной в похмелье
В ресентименте и одиночестве
Жирный в утреннем свете

Свет весны проникает в моё окно
Заливает мою постель
Я просыпаюсь небритый потный
Жирный в утреннем свете

За окном утренний дождик и пение птиц
Что-то благоухает что-то цветёт
Машины и мокрый асфальт и я
Жирный в утреннем свете

Моё тело голое на постели
Светлые тени ползут по стенам
Я пью утренний кофе и ем круассан
Жирный в утреннем свете

Каждую складку моего тела
Проницает утренний свет
Преображённый сияющий я
Жирный в утреннем свете

С маленьким членом между ног
С мягким, уязвимым таким животом
С катышками в пупке на простыне
Жирный в утреннем свете

Вот он весь я как на духу
Ни тени щадящей милосердной лжи
Без одежды без воли без любви
Жирный в утреннем свете

В моем похмелье цветёт сирень
Поливальная машина дождя
В моем похмелье нет тебя я один
Жирный в утреннем свете

Перед лицом нового дня, космической чистоты
Перед лицом тщеты и божества
В моей сперме в моём поту
Жирный в утреннем свете
_________________________________
* Есть песня японского музыканта Kazuki Tomokawa «Fat in the
morning light». Эта песня на японском, и автор данной главы
не знает, о чём там поётся, но, исходя из названия, он позволил
себе предположить, каким бы мог быть текст подобной песни, и
написал это стихотворение.

Опыт прочтения

О Главе № 57 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 80, 95, 171, 203, 204, 208, 268, 270, 271, 319, 355, 413, 465, 531, 611.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».