ГЛАВА № 68

Если стихи не могут ввести в заблуждение самого поэта, значит, скорей всего, они написаны зря.

* * *
Месопотамия бежала на восток
теряя дыхание
как теряют обозы преторианцы и бессмертные боги
на самом деле притворяющиеся таковыми
иные цвета уже заставляют любить по-другому
висячие сады
пески
и молитвы выпутывающиеся из твоих волос
словно пленники из пут
мы добежали до белой реки
такой трепещущей и детской
и книга ног
и книга рук
солёных и резких
была надорвана на этих первых страницах
и сны приходят
и уходят
только дыхание остаётся

* * *
я начинаю свой рассказ
и Озирис и все леса вокруг моих ладоней
заполненные солнцем и ломкими раковинами оставшимися
после тебя
на три локтя вглубь
на три взгляда в сон
и сан
и сын
правильно ли идёт отсчёт времени или всё завершается в
небесах
как завершается суета
и Птаха и серые будни в офисах
и сети
в которых барахтается жизнь человека
я опять требую равноправия у себя
того кто внутреннего моря копирует сон
и своим рукам и твоим волосам
и моим плечам и твоему языку
тёплому
сладкому
и непонятному
о боги
о страхах говорящие
и ночи
и круглосуточные магазины вдоль дорог
словно точки точки точки
в этом бесконечном упоминании себя рядом с тобой

* * *
много или мало
молоко разлитое в порту таможенниками великого Озириса
словно персидские драхмы уже ничто
и ничто уже Персия
и Фивы ничто
и катилось солнце за море
и ночь приближалась
как приближается царство единого царя
и царицы его
мы стоили у врат твоих
и брат
и брат брата
и Афина бесстыдна
словно сто тысяч веток винограда
и око Икара
и стомегабитный интернет
всё на службе царя Македонии
и Эстония
и Спарта
маленькая девочка
брошенная в пустыне караваном
религиозным
как сто тысяч лет истории великого Цептера

* * *
александрийский синдром
словно автодром
выходишь на прямую и втапливаешь тапок в пол
и мал золотник
и дорог
и дороги ведут всё как-то мимо храма
в пустыню где одни монахи и греческие туристы
словно у Дона Хуана закончились спички
и он идёт за ними к ближайшему супермаркету
Сфинкс и компания
и сто тысяч гребцов на галерах
и Фрейд и Гомер
и его наложницы
и его стражники
беспробудно пьющие и поющие хвалу фараону Аменхотепу
я засыпаю в твоих объятиях
собираясь как родинки на плече
выслушивая всё что ты думаешь
по поводу взятых в заложники пассажиров Боинга 747-го рейса
Карфаген – Рим
и всех его стихов
запечатлённых на камне
в камне
и под ним

* * *
греческое вино
или просто вина гражданина и рабовладельца
не царское это дело
всё ведёт в царство живых и мёртвых
и царей
и цариц
и нас с тобой
как ведёт нить внутрь одежды
славная теплотой и темнотой
Будда спящий с Афиной
целующий плечи и колени
и одиночество бога
как и одиночество человека
не более чем текст
и текст жизнь наша
и жизнь текста наша жизнь
изнываем в постели от непонимания
словно до пяти утра
ждёшь пока крикнет стражник на стенах Иерусалима

* * *
мы любим войну
когда войска с левого берега Нила переходят на правый
и обратно
и манёвры
и пена у самого края воинского строя
ни больше ни меньше
фараон спит и спит его библиотека
запечатанная воском и мёдом
и солнце капает на копья
и блестящие тела рабов дополняют всё это великолепие войны
мы любим состояние
которое только напоминает нам о мире
только напоминает
воспоминание это минное поле настоящего
осторожно всматриваясь в горизонт с уже запущенными
облаками стрел и криков
говоришь «Фивы наши»
и ваши и твои и Соломона кольцо на пальце безымянном
словно победа
тела над телом
и души
над пятым томом
большого орфографического словаря

* * *
одни будут слишком семейные
другие будут слишком авторитарные
третьи некрасивые
карфагенянки и их маленькие рабыни из Мексики
можно сто лет доказывать фараону о целесообразности
строительства
сети мобильной связи на краю пустыни
а можно до утра запереть в себе страхи и налогооблагаемые
минимумы
и пальцами довести до оргазма
дочь Лесбоса
пьяную
словно флотилия старых баркасов и галер
архангел Гавриил
и все остальные мужчины поймут меня
трудно быть верным
как и трудно быть любимым

* * *
так говорил Сон
и его сетевой администратор
загробной жизнью интересуются те
кто не знает что делать с этой
мудрецы
фараоны
танцовщицы
мужчины двухэтажные автобусы
плавающие по Трафальгарской площади
и стены
и стены
утыканные пиками и пакетами с гуманитарной помощью
я люблю тебя так
как любят водяные мельницы воду падающую с высоты
одного локтя
и НЛП
и практики буддизма
и сын наш
я каждое утро уговариваю солнце светить дальше
независимо от того
что утро ждёт от нас
и что мы ждём от него

* * *
да будет так
сбываются только хорошие сны
Эхнатон и Нефертити
серые глаза и пуговица в маленьких пальчиках
крутится словно колесо солнца
Ра и родинки на спине
меня замучила идиосинкразия
дочка бога пустыни
постмодернизм и неустроенность в быту
вот и всё
что держит поэтов в этих гулких храмах
слова сказанные спросонья
несут весть о новом потопе
о новой тарифной системе
и гулкие улочки Иерусалима встречают с радостью наш
маленький караван
идущий из ниоткуда
словно ниоткуда маленький городок на границе владений
человеческих
что-то типа Вифлеема
или Тира
вот поэтому и есть в этом всем смысл
как у поэзии есть музыка
а у снов велосипед
водка
и богоспасательная идея
фараона Хемингуэя

* * *
если переплыть море можно оказаться позади своей тени
царь Соломон и его тысяча наложниц
верных как швейцарские часы
его военно-воздушные войска
и сны
собирающиеся словно складки одежды вокруг усталых пальцев
завоевать Египет легко
завоевать себя сложнее
так и хочется что-нибудь поручить своему сетевому
администратору
новые стихи
новую любовь
или новую жизнь
во всем этом безобразии научно-технической революции
и пропасти между тем
что мы называем жизнью
и ощущаем жизнью

Опыт прочтения

О Главе № 68 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 80, 95, 169, 174, 203, 204, 233, 268, 269, 349, 350, 351,
352, 355, 356, 357, 414, 561, 598, 611.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».