Татьяна Бонч-Осмоловская, поэт, прозаик, филолог, литературтрегер. Живет в Сиднее. http://www.litkarta.ru/world/australia/persons/bonch-osmolovskaya-t

ГЛАВА № 65

Наказание за ум – это глупость. Наказание за глупость – это опыт. А вот что делать с опытом, не знает никто. Это и есть наказание за приобретённый опыт.

* * *
не бояться смерти
не бояться боли
не бояться тюрьмы и сумы
не бояться счастья
не бояться воли
не бояться весны и зимы

увидев однажды вечером, сидя на лавочке напротив
дороги, как тают облака и летают ласточки высоко над
крышами и гиацинты поднимаются из свежей земли,
он идёт по лужам вслед троллейбусу, пропадающему в
перспективе, как на рисунке забытого художника

не бояться уже ничего

* * *
Поторопись. Всплеска не будет,
Бабку и дедку ничто не разбудит,
Ялик по полю скользит в тишине.
Запах полыни, шалфея, лаванды,
Шелесты, шорох, степное глиссандо.
Волны приливов послушны Луне.

Катись, торопись, поспеши до вершины
Улиткой, лягушкой по тропам мышиным,
Щедро делись румяным бочком.
Море Спокойствия – заяц откусит,
Море Нектаров – медведь перекусит,
Озеро Смерти – лиса тебя сожрёт целиком.

Не враг и не сторож, брат и сестрёнка,
Сцепившись единою шестерёнкой,
С вёдрами в гору бредут, как Сизиф.
Вечная пара – Хьюги и Бала.
Но Хьюги свалился, а Бала пропала,
Вёдра на полюс не водрузив.

Ночью за ночью, заход за восходом,
По кочкам, по кручам, беги самоходом,
Стёртой монетой падай ребром,
Озеро Снов, Холода море,
Влажности море, Ясности море,
На ткани рассвета сияй серебром.

* * *
спустя неделю после семнадцатилетия дочери
слезятся глаза быстрый день закат дождь радуга вечер
соломенные кружева наизусть над пустыми полями
вода спит в низинах между кустами обрывки загадки
в решете памяти воду не носит ветер
сжаты листы спит лиса засохшая Лета
вспоминаю сегодня зелень фольги крышки кефира
единожды даждь в авоську за тридцать пять
копеек две бутылки и булку с вареньем
сразу за поступлением
в институт совхоз дождь снова дождь сизые тучи вечер
одежда промокла на поле грязь и мешки с картошкой
морковка свёкла эй белоручки
семнадцать лет до того за неделю исполнилось
поступила и вот собираю свёклу на поле
сорняки колючие стебли корнеплоды побеги
довольно съедобно хоть трудно поверить
мокрые руки хорошо не снег и вечером водка
в бараке хочется спать но петь
утром тучи картошка снова дождь и похмелье
грязные жёсткие куртка штаны и ботинки
ночью в пакете кисель кипяток выпей не простудиться
модные ВИА магнитофон знаменитые джинсы
из какого сора растут говоришь ты отвечаю из грязи
смешные слова улыбка несмелые взгляды
я не помню когда это было назавтра через неделю
не у кого спросить все разбрелись далеко и навечно
дочь не знает не хочет знать у меня пересохло в горле
дай напиться глоток кефира из Леты

* * *
Ты хотел бы любить меня на обрыве?
Как любят овцу,
Поставив на край,
Чтобы она упиралась в камни и прыгала
Навстречу тебе.

Ты не станешь
Оглядываться на тропу, по которой пришли мы.
Все, кто прошёл нам навстречу,
Кого мы встретили, пока добрались сюда:
Семья с тремя девочками-старшеклассницами,
Двое китайцев, пара стёртых парней,
Был кто-то ещё, я не помню.
Час двадцать по лесу до этого места,
Наблюдательный пост, чарующий вид, круговой обзор.
Они все ушли, они все возвратились в город.
Ни одного человека.
Яркий солнечный день,
Прозрачное небо,
На километры, на мили, парсеки, как ни гляди,
Только не вниз, а дальше –
Холмы, заросшие лесом,
Тёмные, словно кудрявая шерсть.
Шерстяная промежность.
Земля раздвигает складки.

Холмы
Спускаются поочерёдно,
Слева направо, справа налево,
Все прозрачнее к горизонту.
Я вцепляюсь ногтями в ноги сквозь джинсы,
Упираюсь пятками в камни,
Потом разжимаю руки –
О –
Какой открывается вид!

Кричу громче,
Как овца, сгинувшая в расщелине,
Взывает к хозяину:
Отыщи меня здесь.

Ты будешь любить меня?
Ты будешь глядеть вперёд
Поверх моего плеча?
Ты увидишь то, что я вижу?
Холмы.

Никого нет на обрыве,
Никого нет на километры,
На парсеки, на мили.
Меряй расстояние временем,
Пока ты любишь меня
Над обрывом.

Холмы качаются, небо свистит,
Глядя на нас.

…мы встретим их на обратной дороге –
Они идут нам навстречу:
Мужчина с собакой,
Пара с маленькими детьми.
Молодой отец, увидев нас на тропе,
Подхватит ребёнка на руки,
Мать заслонит другого,
Ты засмеёшься,
Я
Улыбнусь им.

* * *
скажем, Титаник. нет, какая-то катастрофа
история перед сном вечером у камина
в вышних и равных на море и на земле
в трёх милях от берега несётся поверх деревьев
стучит тарахтит в дымоходах приливом выносит
на скалы остаток скарба прежде чьего-то
благословенья и мира
безглазая кукла а лента порвалась
мышеловка ловушка разорванный ободок
высохшие травинки степь деревяшка сундук
ржавое старое синее зеркало подземных вод
непригодное для повторного употребления
рельсы наискосок через озеро
клёш речных рукавов мазурка кордебалет ветвей
отраженье камней над пшеничным ветром
история плавучего острова
он не причалил не говоря о том что вокруг
возникает зазор в заграждении радуги
крыльев стрекоз просвечивает Луна
по волнам наших беспамятств
бессонных ночей и слёз
пёрышко в прозрачной воде
подбери обсуши на руке
попроси рассказать

Опыт прочтения

О Главе № 65 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 80, 172, 176, 207, 220, 221, 331, 332–333, 349, 352, 357, 413, 536, 543, 635, 637.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».