Дмитро Лазуткин, поэт. 1 книга. Живет в Киеве. http://www.litkarta.ru/ukraine/kiev/persons/lazutkin-d/

ГЛАВА № 89

Удивительно не то, что люди изобрели самолёт, удивительно, что мы до сих пор не отрастили крылья.

* * *
ловец овец ни разу не споткнулся
стал олимпийцем властелин колец
купаясь в лимфе вальса в ритме пульса
всё повторял – поддай газку, отец

густа порода
борода как туча
знай дуй себе в бараний рог судьбы
твоя беда – бодра, страна – могуча
на поприще классической борьбы

когда весна наступит раньше срока –
перед началом ядерной зимы
найди в своём отечестве пророка
дождись когда он выйдет из тюрьмы

послушай – и оставь ему на водку –
пускай читает небо по слогам
и тренирует царскую походку
и звёзды прибивает к сапогам

Свойства страсти

в предчувствии весны крошится день
составленный из сочных многоточий
то снег то град то брат встаёт с колен
навеселе
но выглядит – не очень…

качается сутулая река
и невозможно вынырнуть наружу
но ты приходишь – с облака – легка
и так свободно западаешь в душу
негаданно хотя наверняка
не различу – падение?
полёт?
знать не хочу – как было бы иначе…
и путается всё
и март орёт
отвратно откровенно по-кошачьи

* * *
от китая и до китая
наступает война мировая

начинается
не
уют

кружит снег над пустыней не тая
красный снег без конца и без края

мокнет
бинт
разрывается жгут

в короля превращается шут
и верблюды по небу плывут
в голливуд

Птица счастья

пугал или предупреждал
давайте мол без условностей
по пояс
в мокрой глине
засел наш камаз
молодой командир был явно не в себе
и упорно повторял
будто припев какой-то песни:
все мы одним миром мазаны
одной войной

а потом стало ясно
что спешить больше некуда
и по обе стороны моста
такой же точно воздух
прозрачный но горький
маслянистый немного липкий
сквозь который
бабы на старых велосипедах
тихонько поскрипывают
мы говорят на ту сторону
мы успокаивают – за продуктами

– того и гляди ведь дорогу перекроют
с них-то станется
– так что поспешите солдатики
не задерживайтесь родненькие
– уж птица как стрела летит
не отвертеться
и правда не нужна и вывернут закон

– печальный экипаж четыре глупых сердца
вас отпоют жрецы на радио шансон

– а дальше ничего
наверное не будет
не будет ничего
не будет ничего

– не будет вам в аду холодного мохито
не будет вам в пути бесплатного пайка…

над взорванным мостом вакансия открыта –
из грязи – в облака
и больше не мечтать – о подвигах о славе
и больше не решать – кто прав кто виноват…

не всё что надо знать написано в уставе
не все кто воевал приходят на парад

Пьяная балерина

выводила ногами каракули на паркете
на веранде дождь а в коридоре пусто
говорила – тот кто за всё в ответе
должен хоть что-то понимать в чувствах

и какие б он ни писал пейзажи чаем
и как бы ни замолкал после трёх точек
есть любовь которая терпит и всё прощает
есть – которая ни прощать ни терпеть не хочет

и уж конечно она не смайлики в интернете
и не рычание страстью опьянённого борова
любовь – это девочка в дурацком берете
во время празднования дня города

или – ехать в пустом трамвае на пущу
и покуда прячутся остановки
петь осанну самке отраву пьющей
на канате пляшущей без страховки

и чтоб свет заливал по горло души
и чтоб ночь кричала как теннисистка
чтоб каштаны падали прямо в лужи
чтоб она танцевала и он был близко

* * *
я легко нажимал на кнопки
свято веря что жизнь – игра
нежно стягивая колготки
выходившие из-под пера

целовал аэлиту в шею
понимая – что персонаж
поднимал на седьмой этаж
не как тело а как идею –
ведь сладчайшая из пропаж
этой ночью станет моею

все зазубрины и червоточины
были нежностью обесточены
все ухабы и карантины
все мелодии все картины
изгибались как тонкий уж
и вселенной белое сало
на ладони моей лежало
словно рукопись мёртвых душ

* * *
история прорастает с низов
в миске теплится каравай
она кричала давай кончай
в меня
батальон азов

в пробитой общаге мы пили ром
закусив удила –
она изгибалась серпом:
говорят вам на фронте давали бром?
но я ставил её как вопрос – ребром
она никогда не лгала

видимо физика это не мера сил
в час когда арифметика это наука слёз
я резал её осколками грёз
я её как предателя поносил
и на каждый её идиотский вопрос
отвечал молчанием –
бросался букетами роз
насколько хватало сил

Декабрьская ночь

сверкает месяц ушками ужа
в такую ночь недолго и не близко

макушкой до второго этажа
достать стремится мокрая душа
нелепая моя баскетболистка
с поломанною левою рукой
с прыгучими и странными шагами

ей кажется по нраву быть такой
не потому что от неё легко
а потому что больно бьёт ногами…

и весь декабрь как выстрел в молоко
сгущённое – разлитое над нами

а кто-то ищет – где же снегири?
и просыпает сахар у двери
во всем виня плохого президента
и требует налить ещё абсента
и ропщет и влюбляется зачем-то…

и снег идёт
но что ни говори:
снаружи холоднее чем внутри

Опыт прочтения

О Главе № 89 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 20, 95, 135, 169, 210, 269, 271, 351, 415, 531, 642.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».