РПР: чистота эксперимента, или Поэзия на условиях анонимности

antologiya_anonimnuh_tekstovО первом томе проекта «Русская поэтическая речь» – «Антологии анонимных текстов» (Челябинск: Издательство Марины Волковой, 2016. – 568 с.)

«В одной древневосточной культуре существовала «школа перемены имён»: любой худож­ник, поэт или, скажем, каллиграф, достигая определенного уров­ня мастерства и соответствующего возраста, добровольно изме­нял свое имя, чтобы предстать перед публикой неопознанным, незащищенным своими авторитетом, наработанным годами, и на­против – защищенным от инерционного восприятия публикой своего творчества. «Русская поэтическая речь–2016» в своей начальной части напо­минает мотивацию «школы перемены имён». Согласие на ано­нимное участие в написании поэтического сверх-текста (коим и является первый том – антология) – это выбор человека, которыйобладает пластичным мышлением художника, понимающего, что персонификация любого художественного жеста, и создание на этом фоне репутационной и социальной иерархии – вещь ин­теллектуально не убедительная, хотя до неприличия привычная».

Автор идеи проекта Виталий Кальпиди с Антологией в РГГУЭта удивительная и, в то же время, вполне резонная преамбула дает внятное и логичное, хотя и не единственное, обоснование беспрецедентного проекта «Русская поэтическая речь-2016», стартовавшего в октябре 2015 с подачи его автора, поэта и культуртрегера Виталия Кальпиди. Разработав концепцию проекта, он нашёл поддержку у издателя Марины Волковой – человека, давно и активно инициирующего и поддерживающего культурные события. Третьим в редакционную коллегию вошёл поэт, критик, издатель Дмитрий Кузьмин. А в начале ноября 2016 г. первый этап невероятного проекта, направленного «на выявление, демонстрацию и исследование среза современной русской поэзии с ноября 2015 по июль 2016 года» состоялся: вышел первый том – «Антология анонимных текстов», 568 страниц, 115 подборок/авторов из России и зарубежья, и все они – анонимные. Более того, изначальными условиями были предоставление нигде не опубликованных и не читанных стихотворений, договоренность нигде не публиковать их в течение ещё полугода – до возможной (если возникнет желание) раскрытия тайны авторства в марте 2017 и жёсткий отбор текстов авторами.

Проект продолжается: идёт обсуждение первого тома, которое органично воплотится во втором в виде статей, эссе, дискуссий и других непредсказуемых форм реакции «вдумчивого читателя» на уникальное издание – контрольный срез русской поэзии образца 2015-2016 года, свободный от каких бы то ни было предвзятостей, обычно неумолимо связанных с фигурой автора, маячащей над полем текста. Можно представить, как это тревожит или даже выбивает из колеи тех критиков и литературоведов, для которых имя является точкой отсчета при формировании не только мнения, но порой и восприятия! И, в то же время, насколько освобожден от условностей и предоставлен чистому и непосредственному воздействию поэтической речи тот, кто возьмет в руки эту книгу как читатель – реальный читатель, имеющий шанс дорасти до воображаемого, или идеального, читателя, необязательного, но безмерно желанного адресата, к которому – в космос – и обращено поэтическое высказывание.

Итак, первый том – «Русская поэтическая речь-2016. Антология анонимных текстов». Подборкам предшествуют только их порядковые номера и некие прозаические фразы, названные автором идеи «джинглами» и выполняющие, по его же словам, роль «интеллектуального покашливания». Впрочем, эти «покашливания» интересны и сами по себе. Здесь всё интересно само по себе, но именно в едином пространстве обретает особую ценность. И, всё же, рассказывать о небывалой книге, да еще и поэтической, – это как описывать вкус экзотического блюда, которое кроме тебя никто не пробовал.  Нужно пробовать!

Несколько членов редколлегии-45 уже получили возможность прочитать Антологию – и поучаствовать в развитии проекта, подготовив электронный дайджест «12. «45-я параллель» выбирает», который мы (Андрей Баранов и Ирина Аргутина) предлагаем читателям нашего альманаха, указав вместо имен: «Анонимные авторы».

Однако, проект в целом настолько же необычен, насколько и серьезен по своим целям, задачам, методам и перспективам. Было бы опрометчиво не использовать в рубрике «Из первых рук» прямую речь тех, кто имеет непосредственное отношение к его воплощению, тем более, что издатель Марина Волкова не только отлично владеет этой самой прямой речью, но и, совместно с В. Кальпиди, создает условия, необходимые для того, чтобы сложились жизнь и судьба их детища, которое, по большому счету, не книга и даже не проект. Это среда, пространство создателей, носителей, читателей и почитателей русской поэтической речи.

 

Ирина Аргутина

 

«Русская поэтическая речь-2016»: краткая история и перспективы развития проекта*

 

«Официальная» дата рождения проекта «Русская поэтическая речь-2016» – 1 октября 2015. Именно в этот день Виталием Кальпиди, автором проекта, и Мариной Волковой, издателем, было принято решение о запуске проекта. 24 октября к организаторам проекта присоединился Дмитрий Кузьмин**.  Но идеология и содержание проекта формировались постепенно, параллельно реализации проекта «ГУЛ» («Галерея уральской литературы», 2014-2015 гг.), во многом с учетом достижений и ограничений проекта «ГУЛ», целью которого было создание на Урале поэтического кластера.

Первый круглый столЦели проекта «Русская поэтическая речь-2016» (далее буду употреблять аббревиатуру РПР) на момент запуска проекта звучали не так устрашающе, хотя постороннему взгляду и в их перечне было не все понятно. Судите сами, вот такие цели мы сформулировали год назад:

– Выявление, демонстрация и исследование среза современной русской поэзии за конкретный период времени (без учета репутационного давления, без учета социально-культурных статусов поэтов, без учета принадлежности поэтов к той или иной литературной группе, без учета шаблонов восприятия текстов и личностей, без учета личных отношений и прочего, не имеющего отношения непосредственно к текстам стихотворений).

– Организация масштабного исследования читательского восприятия современных поэтических текстов.

– Продвижение лучших образцов современной поэзии и культуры чтения поэтических текстов.

Первая задача станет понятнее, если поведать о механизме формирования первого тома проекта (в издательской части РПР запланирован выход двух томов, первый – «Русская поэтическая речь-2016. Антология анонимных текстов» вышел из печати 10 ноября 2016 года). Виталий Кальпиди и Дмитрий Кузьмин, крупнейшие русские литературтрегеры, выбирали поэтов, которых они считали наиболее яркими представителями русской поэтической речи. К выбору поэтов присоединились 47 номинаторов, имеющих рекомендательный голос. В итоге 257 поэтов из 17 стран и 27 регионов России получили предложение участвовать в первом томе проекта. Была предусмотрена и возможность самовыдвижения, самовыдвиженцев было много, но в первый том вошла подборка только одного из них. Приглашенным поэтам предлагалось предоставить для проекта неопубликованные (в том числе и в соцсетях) стихотворения, отвечающие нынешней практике автора (или специально написанные стихотворения в естественной для поэта манере). Стихотворения могли быть любой тематики и формы воплощения, никакой редактуры и отбора при формировании Антологии не было (разве что по количеству строк – поэты должны были прислать от 180 до 250 строк). Подборки стихотворений анонимно (как главы) опубликованы в книге (Антологии), а поэт может разгласить тайну авторства не ранее 10 марта 2017 (а может и никогда эту тайну не открыть).  Дюжина поэтов отказалась от участия в проекте по «идеологическим» соображениям. Несколько человек – по личным причинам. Половина из приглашенных не успели написать требуемое количество строк или не смогли отказаться от соблазна обнародовать написанное в это время. В итоге в книгу вошли подборки 115 авторов, обладающих мужеством и терпением.  Первый том проекта – Антология анонимных текстов – еще до выхода из печати стал объектом пристального внимания ученых и критиков. Им разослали электронный вариант книги, чтобы увеличить время на подготовку статей для второго тома. Второй том проекта – «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика. Тестирование вслепую» выйдет весной 2017 года и будет представлять собой сборник аналитических статей по результатам изучения стихотворных подборок первого тома, это программа-минимум для второго тома. Программа-максимум – формирование гуманитарного заказа, своеобразного технического задания, исходя из представления об идеальном состоянии русской поэзии, которое еще надо иметь смелость сформулировать. Культурным аналогом второго тома может стать альманах «Вехи».

Формирование тематики статей второго ряда и методологии его подготовки проходит во время круглых столов. В круглых столах участвуют ученые, поэты, читатели. Уже прошли круглые столы в Челябинске, Екатеринбурге, Москве, в декабре будут в Казани, Перми, Санкт-Петербурге, круг городов может быть расширен. Все круглые столы записываются на видео и выкладываются на YouTube. Организаторами круглых столов (В.Кальпиди, М.Волкова) они воспринимаются как непрерывный процесс осмысления первого тома и обсуждения второго тома – инструмента развития современной поэтической речи.

Решение второй задачи (исследование читательского восприятия) сводится к масштабному анкетированию читателей разных регионов России. Читатель заполняет анкету, прочитав одно из стихотворений, вошедших в Антологию. Анкетирование началось с поступления первой подборки и закончится в январе 2017. По его итогам (а также по итогам опросов, комментариев к поэтическому сериалу, писем организаторам проекта) также будет написана статья для второго тома.

Продвиженческая часть проекта выходит за временные рамки проекта (октябрь 2015-май 2017) и отличается уникальным событийным рядом. Например, совместно с интернет-каналом «Урал-1» создается и продвигается в сети поэтический сериал «Рупор», в девяносто сериях которого стихи из Антологии читают В.Кальпиди и М.Волкова. Еще один необычный формат продвижения – составление дайджестов по Антологии. Задача проекта «12. N выбирает» – выявление и формирование экспертных сообществ. Литературным группам, редколлегиям журналов, активным культуртрегерам предлагается выбрать из Антологии 12 стихотворений, которые мы оформим как электронный дайджест. Обзор этих дайджестов также войдет во второй том. Надеемся, что получим и дайджест «12. «45-я параллель» выбирает».

Говоря о целях проекта, невозможно не раскрыть идеологию проекта. Цитирую обращение к посетителям сайта проекта http://mv74.ru/rpr/ : «Мы исходим из положения, что современная русская поэзия – это не сумма индивидуальных поэтических практик, а многоступенчатые взаимоотношения того, что эти практики достигли и того, чего они не достигнут никогда, находясь в состоянии индивидуальной разорванности. Русская поэтическая речь – это не гипертекст, а единый непротиворечивый непрерывный поток, направленный в сторону, где пребывают в своей естественной неопознанности истинные цели существования русской поэзии. Возможно, что в ходе этого проекта может появиться инструмент, с помощью которого можно будет приблизиться к познанию этих целей. Имена собственные имеют значение на фоне малых культурных пространств. На оперативных просторах культурных ландшафтов в силу вступают иные законы. Такое положение дел напоминает противоречие между общей теорией относительности и квантовой механикой. Мы исходим из того, что законы и правила – это не сущности реальности, а всего лишь способы её описания, и этим проектом пробуем найти новые способы описания актуальной поэтической речи.

Мы отдаем себе отчет, что проект «Русская поэтическая речь-2016» ограничен, но его возможности неизмеримо больше сумм его ограниченностей. Эти возможности на каждом новом этапе развития проекта будут проявляться и множиться».Второй челябинский круглый стол

В ходе проекта мы уже столкнулись с тем, что возможности РПР действительно выявляются по мере становления проекта. Вот только несколько очевидных следствий проекта.

Первое – чтение. У сегодняшней поэзии практически нет читателя. Причем его нет не только за периметром литературного круга, его нет и внутри него. Читают (но в основном слушают либо просматривают в социальных сетях) только поэтов «своего» круга. Поскольку литературное пространство раздроблено, жестко сегментировано, то единственной «склейкой» отдельных творческих стратегий становится личное знакомство, поверхностно-лояльные и просто дружеские отношения, традиционные коммуникации, а не содержательно-цеховые связи. Проект РПР обнажает главную проблему нашего поэтического пространства – проблему системной неосведомленности о том, что происходит в современной поэзии, и что, собственно, является современной поэзией.  Антология анонимных текстов  представляет собой модель этого пространства. Анонимность может стать для поэтов (как минимум для тех, кто участвует в проекте) интригующим стимулом прочитать тексты книги хотя бы в рамках игры «Угадай поэта». Сам по себе этот акт чтения уже гарантирует выход за пределы референтного круга, потому как книга собиралась двумя крупнейшими культуртрегерами Виталием Кальпиди и Дмитрием Кузьминым, взгляды которых на современную русскую поэзию серьезно разнятся, приплюсуем сюда еще 47 номинаторов, которые вытянули линейку литературных вкусов до адекватной этим вкусам длины.

Виталий Кальпиди и Марина ВолковаВторое – понимание. Могут возникнуть и возникнут серьезные проблемы с пониманием текстов. Редколлегия рассматривает Антологию анонимных текстов как единый текст, представляющий собой действующую модель современной русской поэтической речи. Мы настаиваем, что пониманию подлежит вся книга, именно она является очевидной ценностью, а не отдельные ее части. Методологии для такого рода чтения-понимания подобного типа текста просто нет. Но у нас возникает возможность – ввести в русскую культуру привычку читать поэтические тексты большими, а лучше скажем – исчерпывающими объемами.

Третье. Проект РПР-2016 – это тестирование РПР как феномена глобальных возможностей, а именно: РПР как: а) философская система; б) моральный кодекс; в) инструмент имитации и даже создания реальности.

Четвертое. Наиважнейшая тема – это читатель русской поэтической речи. Без осознания того, что читатель РПР должен стать носителем этой речи, эту проблему не имеет смысла даже поднимать.  Проект, по сути, имеет возможность спроектировать новый тип читателя, «читателя-понимателя».

Пятое.  Некоторые возможности проекта РПР-2016 выходят за рамки текстов. Во-первых, это формирование образа современного русского поэта, адекватного сверхзадачам проекта, формирование некого кодекса современного русского поэта. Во-вторых, это изучение, проектирование и частично реализация роли и места РПР в современной культуре и социуме.

Таким образом,

– проект собирает важное в поэтических текстах, убирая всё препятствующее чтению;

– создает инструментарий чтения;

– консолидирует читающих и могущих читать россиян;

– активизирует и провоцирует научную мысль;

– формирует новый образ поэта и новый образ читателя.

Резюмируя сказанное: двухтомник «Русская поэтическая речь-2016» и сопровождающие его веерные мероприятия позволяют не только ознакомиться с актуальным состоянием современной русской поэзии, но и предлагают механизм осмысления и проектирования её возможностей и обозначения перспектив, вплоть до создания новой гуманитарной идеологии.

 

*Текст составлен на основе манифеста проекта, опубликованного на сайте РПР, и выступлений В.Кальпиди и М.Волковой на поэтическом митинге в Музее Серебряного века 15.11.16 и на семинаре в Институте языкознания РАН 17.11.16 (см. соответствующие видео).

**Редколлегия проекта:

Кальпиди Виталий Олегович – автор проекта, русский поэт, автор 11 книг, стихи переведены на 15 языков, лауреат литературных премий им. А. Григорьева, им. Б. Пастернака, Большой премии «Москва-Транзит», «Slovo», Всероссийской премии им.П.П.Бажова, Международной Волошинской премии и др. Автор проекта «Уральская литература новая реальность», следствием которого стало создание такого нетривиального культурного явления как Уральское поэтическое движение (Уральская поэтическая школа). Издатель более 70 книг уральских писателей. Реализовал множество культуротворческих проектов, среди которых «Антология современной уральской поэзии» (3 тома: 1996, 2003 и 2011 гг.), «Энциклопедия. Уральская поэтическая школа» (2013): www.marginaly.ru/, «ГУЛ»-2014 (Галерея уральской литературы) в соавторстве с Мариной Волковой:http://www.marginaly.ru/html/Gul/Gul_index.html

 

Волкова Марина Владимировна издатель, культуртрегер, автор и организатор десятков проектов продвижения чтения и литературы: Читательские марафоны (с 2007 года около трех тысяч марафонов в тридцати регионах России и Беларуси), «Я живу на Урале», «История в лицах: Емельян Пугачев и другие», «Километры и книгобайты», «Год челябинской детской литературы», «Год семейного чтения» и многих других. Современной поэзии посвящены проекты «ГУЛ» (Галерея уральской литературы и Год уральской литературы) в соавторстве с Виталием Кальпиди и «Современная поэзия. Современный человек» в соавторстве с Александром Переверзиным, издательство «Воймега». Основной сайтhttp://mv74.ru/, страницы поэтических проектов http://mv74.ru/gul/,http://mv74.ru/gul/sovrpoeziya.html
Кузьмин Дмитрий Владимирович русский поэт, переводчик, издатель, филолог. Автор книги стихов (малая премия «Московский счет» за лучшую дебютную книгу года), стихи переведены на 12 языков. Кандидат филологических наук, преподавал в университетах России и США, соавтор учебника «Поэзия». Редактор-издатель журнала поэзии «Воздух» (вышли 29 номеров) и издательства «АРГО-РИСК» (выпустило около 400 книг), составитель шести антологий поэзии и малой прозы, основатель интернет-проектов «Вавилон: Современная русская литература» http://www.vavilon.ru и «Новая литературная карта России» http://www.litkarta.ru/

Марина Волкова, издатель, культуртрегер

https://45parallel.net/chistota_eksperimenta

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

*

code