Категории:

Важное

КФС. Артём Носков

Артём Носков о поэте и поэзии  в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

* * *

Звук утонул в пелёнках,

В нашем с тобой добре,

За ухом у ребёнка,

В мёде и серебре,

На языке качелей,

В трещинах потолка,

В шуме замочной щели,

В зеркале дурака,

В пыльном дрожанье моли,

В капельке комара.

Бог захлебнулся в слове,

Значит, и нам пора.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с. )

 

 

* **

 

У обочин трётся нищета,

Тщетность отражается в бетоне.

Я себя немного недопонял.

Значит, понял ровно ничерта.

Немота, замотанная в стих,

Выступает капельками пота.

Хронос отстаёт от хронотопа,

И пространство пашет за двоих.

Моя тень выходит из толпы,

Выносящей скорбное за скобки,

Где асфальт, нетоптаный и топкий,

Принимает формулу стопы.

Воздух притворяется водой

В раскалённой плоскости скамейки.

Я выдумываю время по копейке,

Пока время не пришло за мной.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с. )

 

 

* * *

Слово начнётся со слова,

Т. е. с себя самого.

Что на бумаге не ново,

То для меня не ново.

Спит у порога тревога,

Словно живая коса,

Видно, за то, что я Бога

С маленькой буквы писал.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с. )

 

 

 

* * *

 

Перо по птичьему закону

Гореть не хочет, но горит,

Сидит под лёгкими ворона

И по-вороньи говорит,

Как в чреве серости дремучей,

В порочной череде причуд,

Крик, обречённый на беззвучье,

С листа прочтут.

 

(Сетевая словесность https://www.netslova.ru/noskov-a/stihi.html )

 

 

 

* * *

 

На прогулке праздной среди холмов,

Где стареет дуб и растёт сорняк,

Ты напишешь стих, прочитаешь вновь,

И, запутав ноги в его корнях,

Полетишь на них с высоты себя,

Обнаружив лёгкость внутри глазниц.

Ведь глаза закрыты того лишь для,

Чтобы не разбиться, упавши вниз.

И, летящий ночью в залитый луг,

Ты успеешь мельком спросить у трав,

Почему они не отпустят рук,

Сиротливо лезут тебе в рукав.

И тогда тебя посреди полей

Вдруг разбудит громкий отцовский храп.

Ты проснёшься, снимешь с себя репей,

Ощущая дробь муравьиных лап.

И пойдёшь на кухню цедить чифир

Сквозь полынь, душицу и зверобой.

И стихи родятся, родят эфир,

И наполнит поле себя тобой.

 

 

(Сетевая словесность https://www.netslova.ru/noskov-a/stihi.html )

 

 

 

КФС. Майя Никулина

Майя Никулина о поэте и поэзии в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

 

 

* * *

 

Какие там поклонники? Она,

дурнушка, нелюбимая жена,

и мужу-то понравиться не смела,

и всех его поклонниц и гостей,

всегда к нему спешащих, а не к ней,

покорно принимала и терпела,

никак не отличая никого…

И после смерти мужа своего, –

а значит, небо этого хотело, –

пережила их всех до одного

и схоронила всех, кого сумела.

Зато потом, пока была жива,

наследница, законная вдова,

все мужнины тетрадки и блокноты

и прочие бессмертные дела

от всякого разбора доброхотов,

редакторов, агентов и сексотов

оберегала и уберегла.

И, совершив свой невозможный труд,

– Ах, матушка, так долго не живут…

– Живут, живут… – у ней хватило силы

на то ещё, чтобы в последний срок

исхлопотать заветный ордерок

на подселенье в мужнину могилу.

Когда её – великая эпоха

иссякла, – выносили за порог,

споткнулись вдруг и уронили гроб:

жалели мало и держали плохо.

Уж так её, упрямую старуху,

отметила судьба. И сам Господь,

как соль земную, брал её в щепоть,

а не водил под локоток, как шлюху.

(Антология современной уральской поэзии. 2004-2011 гг. https://www.marginaly.ru/html/Antolog_3/avtory/050_nikulina.html)

 

 

Днестровский лиман

(отрывок)

 

4

Слову людскому пристало ли жить в суете?

Разве счастливая близость души и погоды

больше не в силах держать свою волю в узде

и благородным движением полнить длинноты?

 

Где возвышающий душу гимнический жар?

Где чистопробная тяжесть одической лести? —

Всё только окрик, истерика, топот, базар —

словно мы все расселились в цыганском предместье.

 

То-то далась нам наука в лохмотьях плясать,

псов передразнивать да в темноте хорониться,

слово кривое подкинуть, узлом завязать,

правду зажать, как ворованный грош в рукавице.

 

Мне нахлебаться бы вдоволь свободы своей,

выпасть бы ночью дорожной из общей телеги

в дальние земли, куда с незапамятных дней

правят свои паруса корабельщики-греки,

 

где приднестровские степи — вблизи и вдали —

равно бедны и безвидны в кругу горизонта,

мысли приходят высокие, как журавли,

строятся клином и тянутся письмами с Понта.

 

(Антология современной уральской поэзии. 1997-2003 гг. https://www.marginaly.ru/html/Antologia_2/033_nikulina.html )

 

 

 

* * *

 

Друзья мои, сладчайшими словами

не воротить и рук не отогреть…

Как я хотела раньше умереть,

чтоб никогда не расставаться с вами.

 

Поэты, голодранцы, крикуны,

живые дети смерти и войны,

последние погибшие солдаты,

ни перед кем уже не виноваты,

посмертной славой не защищены.

 

Оставшиеся грозно молодыми,

застывшие в ребяческой гордыне,

глядите нам, незнаемым, вослед

весёлыми и страшными глазами…

Не в том печаль, что нет вас рядом с нами, —

 

в помине нет… Уже в помине нет.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с.)

 

 

 

Из эссе Юрия Казарина «Седьмая — Майя. Поэт Майя Никулина»

 

«Судьбу не пытаю. Любви не прошу.

Уже до всего допросилась.

Легко свое бедное тело ношу —

до чистой души обносилась.

 

До кухонной голой беды дожила.

Тугое поющее горло

огнем опалила, тоской извела,

до чистого голоса стерла».

 

(«Урал» №2-2017 http://uraljournal.ru/work-2017-2-1747)

 

 

***

 

«Жизнь я прожила совсем не писательскую: вот уже более полувека непрерывно работаю, практи-чески каждодневно с 9-ти до 6-ти; правда, всегда с книгами, читателями и писателями – в библио-теке, в редакции, в школе».

 

(Энциклопедия. Уральская поэтическая школа. https://www.marginaly.ru/html/Vsjachina/Enciklopedija/summary/nikulina.pdf)

 

 

Из книги Казарин Ю. В. Беседы с Майей Никулиной: 15 вечеров / Ю. В. Казарин. –

Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2011. – 476 с.

 

«Поэзия занимается как раз улавливанием этих самых вибраций, которые, может быть, через какое-то время можно будет описать и в прозе».

«Что касается таланта: талант – это свобода. На мой ум, только так».

 

(и еще 476 страниц разговоров о поэзии http://mv74.ru/upsh/majya-nikulina.html , ссылка на книгу внизу)

 

 

 

 

КФС. Елена Миронова

Елена Миронова о поэте и поэзии в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

 

***

 

Металлургический раёк

 

Саше Петрушкину

Металллургический раёк

рутинным сном прошит,

пасётся ночь, нудит сверчок

в развалинах души.

 

Кого-то спят, кого-то ждут

за кромкой темноты.

Там в каждом доме книги жгут,

чтоб утром не остыть.

 

А ты – беспомощен и пуст –

стоишь на той версте,

где нас листают наизусть

и те… и те… и те…

 

Вокруг в поваленных лесах

гудит повальный спирт…

И зреет музыка в часах

и на зубах скрипит.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с.)

 

***

«А еще есть стихи, написанные на коленке между кухней и детской в те редкие минуты, когда, наконец, удается сделать паузу и прислушаться… – к себе, к детскому разноголосому гаму, к обалденному пению вечерних сверчков…»

(Энциклопедия. Уральская поэтическая школа. https://www.marginaly.ru/html/Vsjachina/Enciklopedija/summary/mironova.pdf)

 

КФС. Алексей Миронов

Алексей Миронов о поэте и поэзии в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

 

***

 

Сейчас сотворим и покурим

«Сейчас сотворим и покурим, –

Сказал и устало вздохнул. –

Так много космической дури

Я в это творенье вдохнул.

Так много, что им и не надо.

Пусть будет светить иногда

В волшебную мглу листопада

Лесная ночная вода.

Они повздыхают на небко

И божью коровку спугнут.

И все ожидания редко,

Неправильно сбудутся тут».

И вот от такого «покурим»

Плывут до сих пор облака.

И аурум тонет в лазури.

И в звёздном укропе река.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с.)

 

 

ЧАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ

 

Глянешь в прорезь языка,

в полуочный кремний Бога:

по задворкам кадыка

мало света, сердца много…

Закадычен, замутнён

задненёбный дактиль-птеро:

из глагольных то имен,

то из ветхого Гомера

вынимаем твой сверчок –

твой диод одноимённый.

Многословно спит молчок,

в створках месяца дозорный.

Божьим языком свечи

дышит чайная вечеря,

и горчит обол в ночи,

и молчит моя потеря.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018. – 760 с.)