«Русская поэтическая речь» в суждениях и перспективе

kalpidi_3«Словарь шумит на перекрестке…» — писал когда-то поэт и филолог Лев Лосев, вспоминая Ленинград 1957-го, поэтическую столицу — в годы одновременно и столь суровые, и столь благодатные для стихотворцев. Слово вершило судьбы, поэты, выступая перед огромными (особенно по сегодняшним меркам) аудиториями, «питались» повседневной речью — и на глазах обновляли и расширяли ее состав и смыслы…

Ныне «среда обитания» молодых поэтов в значительной мере виртуальна, тексты распространяются (а иногда и рождаются) в глобальной сети, встраиваются в повседневное общение — однако уже не масс и толп, а индивидуумов и малых «групп по интересам». Какое место и какая судьба определены сегодня слову поэта? В Челябинске не так давно реализована первая часть эксперимента «Русская поэтическая речь (РПР, РуПоР)» — вышла в свет антология, включающая «ранее не публиковавшиеся подборки 115 поэтов России и зарубежья, пишущих на русском языке — без указания авторства текстов». Сразу же заметим, что после выхода в свет второго тома предполагается раскрыть имена поэтов.
Частично проект «РПР» генетически связан с составленными челябинским поэтом и культуртрегером Виталием Кальпиди (на верхнем фото)тремя антологиями современной уральской поэзии и проектом «Галерея уральской литературы», осуществленным совместно с издателем Мариной Волковой. Теперь, как следует из процитированной выше аннотации, идея вышла за региональные рамки. Солидное количество авторов, объем подборок в 150–180 строк вкупе с анонимностью служат магистральной цели предполагающегося второго тома РПР. В нем будут собраны материалы, подготовленные по результатам критического (а возможно — социологического, психологического, статистического и т.д.) анализа текстового массива первого тома. Именно массива — по возможности нерасчлененного, то есть превратившегося в «кусок», либо, по многозначному выражению И. Бродского, «часть речи». Состав авторов второго тома пока обсуждается, а круглый стол в Екатеринбурге (не первый и не последний в задуманной серии встреч в разных городах страны) был призван прояснить круг тем и подходов, а также первые впечатления, сложившиеся у приглашенных поэтов и критиков по прочтении книги «Русская поэтическая речь. Антология анонимных текстов».

Казалось бы, столь объемная и составленная с помощью квалифицированных номинаторов антология просто по определению не может не привлечь качеством содержания. Однако прием анонимности — по своей сути, игровой, провокационный, необходимый, как заявляют авторы проекта, лишь на первом его этапе — сыграл против их же намерений. Дискуссия за круглым столом состоялась, но практически единственным ее «фокусом» оставался вопрос о праве на имя либо на анонимность в литературе, а также в связи с этим о значении личности в создании художественного произведения, в его распространении, восприятии и оценке. Писатель и журналист Евгений Касимов (на нижнем фото справа) напомнил, что самые древние из дошедших до нас текстов имеют как раз анонимное происхождение, так что данная антология принципиально является одновременно и новаторской, и глубоко архаичной. По мнению поэта и драматурга Аркадия Застырца (на нижнем фото слева) «имя [авторская индивидуальность] должно прорастать с самом поэтическом тексте». У литературоведа, доктора филологических наук Л.П. Быкова по прочтении антологии возникло ощущение, что «все стихи написаны одним автором, но в разном эмоциональном состоянии». Возможно, таким образом возможен в сознании читателя «переход от общения с отдельным поэтом к общению с поэтической речью». Собственно, это поставили своей задачей и идеологи «РПР». «Мы исходим из предположения, — поясняет В. Кальпиди, — что современная русская поэзия — это не сумма индивидуальных поэтических практик, а многоступенчатые взаимоотношения того, что эти практики достигли и того, чего они не достигнут никогда, находясь в состоянии индивидуальной разорванности».

Естественно, далеко не все согласны с этой точкой зрения. Несколько приглашенных в антологию авторов ответили отказом. В настоящее время ведутся переговоры уже с филологами, предполагаемыми авторами второго тома (в том числе и сотрудниками кафедр Челябинского государственного университета, Уральского федерального университета, сектора истории литературы Института истории и археологии УрО РАН). Им, как и вообще всем возможным читателям вышедшей антологии, предстоит все тот же эксперимент: абстрагироваться от известной иерархии литературных репутаций и анализировать поэзию «в чистом виде», ее стихию, конгломерат, внутренние законы, парадигмы движения. По словам В. Кальпиди, «русская поэтическая речь — одна из форм бытия, нужна новая гуманитарная идеология и технология подхода к огромному массиву текстов».
Однако и выход второго тома не поставит точку в исполнении проекта «РПР». В перспективе «он должен стать культурным сюжетом, формировать новую — сейчас непредсказуемую — реальность». Для современного человека реальность окружающего мира — это в значительной степени сюжет понимания, самопонимания, взаимопонимания, работы с динамически непостоянными смыслами нашего существования. Что как не современная поэзия может послужить этому решительным подспорьем? Сегодня авторы, читатели, критики и аналитики оказываются во все более тесном общем пространстве взаимодействия и взаимовлияния – в этом, видимо, и специфика того, чем сегодня является в традиционном понимании «литературная работа». Думается, соприкосновение с миром поэзии обогатит мультидисциплинарный характер современного гуманитарного знания, даст новый импульс перспективным исследованиям.

Е. ИЗВАРИНА, фото автора и В. ДУЛЕПОВА
http://www.uran.ru/node/4750

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

*

code