Лавринович Владимир Алексеевич

Верхний Уфалей
Верхний Уфалей

Родился в 1946 году в Сибири. С 1960 года живет в Верхнем Уфалее.  Работал слесарем в ООО «ВКХ». Стихи его печатаются на страницах газеты «Уфалейский рабочий». Издавался в  журнале «Юность». В 2012 году в Челябинском издательстве «Абрис» вышел сборник стихов «Тропинка».

Шамага*

Шамага – она артачится,
Исподлобья глазки – ёжики.
По проулкам ветер прячется,
Полоснёт по шее ножиком.
Мужики здесь бородатые,
Неприветливые, злые,
А усадьбы всё богатые.
За забором псы цепные.
Постучишь, залают бешено
Неизвестные породою,
Но подсолнухи развешены
Над парными огородами.
Будто вовсе и не здешние.
На хозяев не похожие
Улыбаются потешные
Одинокому прохожему.
*Шамага – район В-Уфалея

На Уфе

Курма* курится к непогоде,
А здесь, внизу.
Медведица к реке выходит
Встречать грозу.
Седые тучи нависают.
Теснят простор
И молнии штыки вонзают
В вершины гор.
Противоборство дня и ночи,
Земли, небес.
Вздыхает, ухает, хохочет
Угрюмый лес.
Весло сжимая, онемела
Моя рука.
Бежит.
Спешит на встречу с Белой
Уфа река.
* (Курма-гора у пос. Уфимка)

Юбилей

Здравствуй, славный завод,
ты все молод собою.
Ну, а рядом с тобою
и я не старик.
Я к твоим тополям
за родной проходною
Сединою своею
сегодня приник.
Сколько минуло лет,
а возможно столетий…
Видишь, стал я огарком
горевшей свечи.
А давно ли мальчишкой
шестнадцатилетним
Я здесь пропуск
в рабочую жизнь получил.
Как живешь, дорогой,
как рождается никель?
Как положено, в муках,
а может, легко?
Обнимите ветвями меня,
обнимите,
Тополя, поднимите
меня высоко.
Посмотрю на тебя,
на цветенье металла
И слезу не смахну
с глупо дрогнувших век.
Жаль, конечно, но то,
что заводу так мало,
Целой жизнью измерил
простой человек.
У тебя нынче праздник –
Все двери открыты
Поздравляю тебя –
я не мог не прийти.
Я приполз бы к тебе
и больным, и забытым.
Слишком долго нам было
с тобой по пути.
А сегодня устал я,
устал я, не скрою.
Но покуда живу,
буду рядом с тобой.
Пусть в печах твоих пламя,
играя рудою,
Согревает мне память
своей теплотой.

Уфалей

Все собираюсь много лет.
Не уезжаю.
Не потому, что тяги нет
К иному краю.
Не потому, что привязал
Себя карьерой
Или за что-то наказал
Суровой мерой.
И надоел мне Уфалей,
И он мне дорог –
Тупик дороженьки моей
Уральский город,
Как пес, привязан я к нему.
Но мне понятно:
Сорвусь, свободу не приму,
Вернусь обратно.
Манят далекие края,
А сердцу ближе,
Земля, где реченька моя
Туманы лижет.
И никогда не убежать
Гулять по свету.
Ведь старики мои лежат
В земельке этой.

***

Не торопливо, вдоль реки,
На шутку злы, скупы на слезы.
Вели пыляшие обозы
«Шамагинские» мужики.
Везли уральскую руду
В завод «шамагинские» кони,
Рассвет алел на небосклоне,
Качались лодки на пруду.
Мой изначальный Уфалей,
Смотрю на древние вершины,
Над ними в небе голубином
Страницы повести твоей.
Ты горевал, но не сдавал
Своих высот в лета лихие
Упорно трубы заводские.
Как свечи к небу поднимал.
Мой работяга Уфалей,
Те времена ушли далеко.
Была порою так жестока
Судьба сторонушки моей
Где тот «шамагинский» мужик?
Где те «шамагинские» кони?
Но все горит на небосклоне,
Рассвета сказочного лик.

Урал

Уральский рудоносный край
Под небом синим,
Ты потерпи, не умирай
В тисках России.
Храни задумчивость лесов,
Времен теченье,
Тоску звериных голосов,
И птицы пенье.
Храни таинственность озер,
Весны разливы.
Тепло состарившихся гор
И слёзы ивы.
Храни. На гору я взберусь
И… Легких мало!
Вздохну и жадно захлебнусь
Тобой, Уралом.


Добавить комментарий