О современной южноуральской поэзии

Иллюстрация С.Андрусенко к стихотворению Я.Грантса "Горе"
Иллюстрация С.Андрусенко к стихотворению Я.Грантса "Горе"

О современной южноуральской поэзии (по поводу статьи Т. Александровой)

С большим удовольствием прочитал статью Татьяны Александровой «Счастливые папы». Кстати, фрагментарно познакомился с творчеством наших литераторов – по приведенным цитатам.

Честно сказать, впечатление – не очень: средненькая у нас поэзия, хотя есть строчки просто изумительные:

«Вам папу? Папы дома нет:
Он вышел в этот … в Интернет!»

Здорово, сильно! Правда, автору – Сиротину – на таком уровне удержаться непросто: стихотворение про первоапрельскую шутку сына, на которую папа затаил обиду аж до осени, неудачно – не технической (тут всё безукоризненно), а именно содержательной стороной. Что же это за злопамятность такая у папы? Не позавидуешь сыну…

Сильно разочаровала Пикулева:

«Он мяукает и лает,
Попроси — он скажет: «Кар — р — ррр!»
А когда захочет чаю —
Сам включает самовар.
Он умеет все на свете:
Прыгать, плавать, песни петь,
Хохотать, мечтать о лете,
С нами мультики смотреть!»

Это – во-1-х – перифраз известной детской песенки: «Папа может, папа может всё, что угодно…» Уважающий себя писатель, мне кажется, должен быть щепетилен (а также начитан и наслышан) в таких вещах.
Во-2-х – чувствуется специфическая поэтическая ленца: лень придумывать свежую рифму, поэтому на «Каррр» можно вставить «самовар», хотя в какой семье сейчас самовар встретишь?

Хороша Раннева, но – тоже пресловутая ленца и отсутствие слуха:

«И так же, как мой папа…», –

фраза неблагозвучна, прыгает, как теннисный мячик, хотя всё стихотворение ритмизировано совершенно по-другому.

Хорош Шилов, но рифма «папы – шляпы» и у него, и у Ранневой – тяжело воспринимается, как что-то заезженное, замусоленное. Кстати, мужские шляпы в городе – это скорее исключение, чем правило. То есть, опять: поэзия не идет за жизнью, а пытается поиграть в жизнь, создает искусственную жизнь, новую реальность. Ну, и логика дает видимый сбой:

«Если летают по городу шляпы,
Значит, гуляют счастливые папы».

С чего бы? Если папы потеряли шляпы, которые теперь летают по городу, – это может произойти по тысяче причин, в числе которых возможно, правда, и эйфорическое состояниие… Просто напрашивается пародия: «Значит, гуляют поддатые папы». Это ближе к действительности.

И что еще сильно смущает: очень немужественный, сопливый, женственный образ папы, ОТЦА. Отец – это защитник и добытчик прежде всего. Собирательный же образ папы (на основе прочитанного) просто страшен своей инфантильной беспомощностью:

«Он мяукает и лает,
… А когда захочет чаю —
Сам включает самовар.
Он умеет все на свете:
Прыгать, плавать, песни петь,
Хохотать, мечтать о лете,
С нами мультики смотреть!»

Этим умения папы исчерпываются.

«Ни с того ни с сего
Обнимаются,
Ни с того ни с сего
Вдруг целуются.
То становятся сразу
Слезливыми
И носы утирают
Платочками…
А за окнами
Мамы счастливые
На руках с сыновьями
И дочками».

Откуда, простите, у автора-мужчины такое бабье восприятие рождения ребенка? Где он это подсмотрел?

«… рядом
Папа бедный,
Измученный
И бледный,
Измученный
И бледный,
В бинтах и гипсе
Весь…
Зато на кухне
Полок
Для маминых
Засолок,
Для маминых
Засолок
Теперь
Не перечесть».

Написано – с технической точки зрения – превосходно. Но о чем – вернее, о ком это написано? Неужели о мужчине?

Мне возразят: да это ирония, может быть даже самоирония… Что в этом плохого?
Боюсь, что поводов для оптимизма тут нет никаких. Речь идет о вещах фундаментальных, о перевороте в сознании, который осуществляется давно, о тотальной феминизации, от которой страдают сами женщины. И – о безответственности современных литераторов, так или иначе на сознание, на мировосприятие воздействующих.

Повторю снова: всё сказанное выше – исключительно на материале Татьяны Александровой (поэтому, кстати, объективным я быть не могу, хотя тоже показательно: какие именно стихи отложились в памяти у автора).

Побудительная причина к написанию такой статьи – очень почтительное, почти религиозное отношение к поэзии и поэтическому слову. Любая небрежность тут и непростительна, и недопустима. Стихотворение должно вылежаться, стать «чужим». Начинающим (да и не только начинающим) поэтам хорошо знакомо желание – кстати, превосходно обыгранное Пушкиным в «Капитанской дочке» – немедленно побежать похвастаться, почитать, опубликоваться. Хорошо, когда Бог милует от поспешности: потом не бывает стыдно… На мой взгляд, большинство современных поэтов – не только южноуральских – это авторы одного-двух-десяти, в лучшем случае, стихотворений, настоящих стихотворений, но издают-то целые книги, да и не по одной. Поди найди-ка в них то самое единственное, настоящее… По этой причине за развитием нашей южноуральской литературы я совсем не следил. Сейчас (во многом благодаря М. В. Волковой) интерес появился, хотя первые впечатления (кое-что почитал у Грантса и у др.) – далеко не восторженные. Я и мэтров имею в виду, вернее, тех, которых – по неизвестной мне причине – принято таковыми считать. Хотя, возможно, литературный вкус у меня – не изощренный (как хотелось бы), а извращенный (что вполне допускаю). Не взыщите.

Путник К.В.
Путник К.В.

21. 2. 2012


P.S. От редактора сайта:
Статья – часть проекта «Южноуральская литература».

Эпиграф проекта: «Нет ничего, что не имеет числа» (Нет ничего, что не названо, — вольный перевод Пифагора на язык гуманитариев))).

Суть проекта: сбор статей об южноуральской литературе и распространение лучших статей по библиотекам области.

Назначение проекта: познакомить библиотекарей и читателей библиотек (а также посетителей сайта) с частью нашей южноуральской культуры.

Ожидания от проекта: проект «Южноуральская литература» призван инициировать развитие литературной критики на Южном Урале; он может привлечь внимание библиотекарей и читателей к южноуральским авторам и их произведениям, а также может послужить ресурсом для профессионального самоопределения южноуральских литераторов.

Условие участия в проекте: писать могут все, и все написанное будет опубликовано на сайте (кроме брани и бреда, разумеется).
Желательно, чтобы объем написанного был не более одной страницы (3000 знаков). Такой объем продиктован удобством для читателей библиотек: лучшие статьи об южноуральской литературе мы будет рассылать по библиотекам области с просьбой распечатать статью и разместить ее на стенде (желательно с выставкой книг южноуральских авторов).

Предыдущие статьи проекта:

Янис Грантс «3000 знаков о южноуральской литературе»

Нина Ягодинцева «Южно-уральская литература, дубль 2»

Ирина Аргутина «Южно-уральская литература, дубль 3»

Нина Пикулева «Южно-Уральская литературная премия»

Нина Пикулева “Владимир Алексеевич Черноземцев


комментария 3

  • Челябушка

    22 февраля 2012

    Не возражаю против критики, но только после того, когда хотя бы одно стихотворение прочитано полностью. А ведь в материале Татьяны Александровой были приведены фрагменты стихов и загадок. Загадки, к тому же, судят по принципу создания загадок, а это говорит о многом.
    С уважением отношусь к Константину Путнику, но здесь он поторопился судить об авторах и делать выводы. Давайте знакомиться! По-настоящему!

    Ответить
  • Татьяна Александрова

    23 февраля 2012

    Уважаемый  Константин Владимирович!
    Поздравляю Вас с днем настоящих мужчин!
    Рада, что моя маленькая заметочка вызвала у Вас интерес к современной поэзии. Но я удивилась, что Вы взялись судить по отдельным фрагментам о всей современной южноуральской поэзии. Да еще записали в южноуральцев  авторов Дмитрия Сиротина и Олега Бундура (они только издавались в “Издательстве Марины Волковой”, а живут в других областях  России).
    А зачем-же так об ушедшем-то Шилове? Христианская заповедь нарушена: об ушедшем либо хорошо, либо никак.
    Хотя со многими Вашими замечаниями я очень даже согласна.
    Со всеми не спорю о литературных вкусах.
    Библиотекарь с сорокалетним стажем Татьяна Сергеевна Александрова

    Ответить
  • Путник

    23 февраля 2012

     
    Уважаемая Татьяна Сергеевна!
     
    Простите великодушно, если не должным образом воспользовался Вашей заметкой. Возможно, Вы правы, и я действительно поспешил выносить свое суждение, но ведь это только заголовок не очень удачный (обобщенный), а говорил я о конкретных фрагментах, процитированных Вами. К тому же и специально оговорил, что мое мнение и необъективно, и фрагментарно. О том, кто из писателей к какому региону принадлежит, я вообще ничего не знаю, да это, думаю, и не важно. Точно так же мне ничего неизвестно о покойном Шилове (я и это специально оговорил). Но почему же не высказаться о его творчестве? Что в этом нехристианского? Оригена, несмотря на очевидные заслуги и большой талант, осудили на церковном соборе спустя столетия после его смерти. Да несть числа таким примерам. Мы ведь не о личности говорим, а о творчестве, которое оказывало и оказывает воздействие на людей. Тем более, и литература – такая стезя, ступая на которую человеку нужно понимать, что о его творчестве, очень возможно, будут спорить десятилетия (потому что оно останется, когда мы уйдем) и разные, в том числе и обидные, и несправедливые точки зрения будут высказывать.
     
    Что касается моих оценок качества современной южноуральской литературы, с которой до сих пор я был мало знаком, тут (соглашусь с Вами) спор о вкусах и личных предпочтениях. Поэтому своих суждений я никому не навязываю.
     
    Благодарю Вас и «Челябушку» за отклики и еще раз прошу извинения, если доставил неприятные минуты.
     
    С уважением. Путник.
     

    Ответить

Добавить комментарий