Размышления после конкурса

Размышления после конкурса
«Южноуральская книга-2013»

Наталья Константиновна Сафонова, член жюри конкурса “Южноуарльская книга”, размышляет об итогах конкурса.

Послесловие к итогам конкурса «Южноуральская книга-2013»

“В то время, когда, согласно социологическим выкладкам, в нашем социуме утвердился «наивно-адаптивный тип культурного поведения» и люди в массе своей жаждут вкусного хлеба и ярких зрелищ, находятся все же в обществе и другие, кто по-прежнему «не убирает ладони со лба», жертвуя «мыслимыми удовольствиями в пользу немыслимых». И тихая, упорная и упрямая деятельность подобных людей дает нам надежду на то, что мир наш останется человеческим, а не рухнет в животно-овощное состояние. Об этом всегда думаешь, когда раз в два года рассматриваешь плоды трудов южноуральских издателей, истинных подвижников культуры и просвещения.

В этом году ресурс конкурса был очень пестрым, разнообразным в жанрово-видовом отношении – организаторы и члены жюри то и дело сталкивались с проблемой тесноты номинаций, (не все книги в них «помещались»!). И, конечно, конкурс был богат на открытия, порадовал интересными в содержательном отношении и яркими в издательском исполнении изданиями.

Мое преимущественное внимание было, как всегда, отдано детско-юношеской литературе. Этот сегмент конкурсной выборки (номинация «литература для детей и молодежи») в этом году был не так велик, но картина дополнялась изданиями других номинаций, которые, так или иначе, имели своим адресатом юных читателей.

Начну с художественной литературы для детей. В этом году здесь безраздельно царила поэзия. Была всего одна прозаическая книжка и одна очерковая. Кстати, и во «взрослой» художественной литературе поэзия тоже доминировала. Откуда такой «поэтический взрыв»?

Недавно, Дмитрий Быков, размышляя о поэзии 21-го века, высказал мысль, что «поэтическая речь есть абсолютная самоценность сама по себе», потому что это один из способов «гармонизировать мир», противостоять энтропии, угроза которой в новом веке становится все очевидней. Может быть, поэтому мы стали так отчаянно массово графоманить, кстати и некстати пытаясь изъясняться стихами.

У детей потребность в гармонии значительно сильнее, чем у взрослых, она, без преувеличения, необходимое условия их бытия и развития. Поэтому то, что издатель Марина Волкова и ее издательство делают так много для собирания всего лучшего, самого интересного, перспективного, яркого в российской детской поэзии, то это им просто низкий поклон! Я имею в виду сборник-победитель предыдущего конкурса «Я сижу на облаке» и победитель нынешнего конкурса (Гран-при) сборник «Если ветер запереть», куда вошли стихи победителей международного конкурса детских поэтов «От 7-ми до 12».

Книжка открывается замечательным манифестом авторов и издателей:
«Детство – это не возраст, а состояние души. Поэзия – это естественная среда обитания детей. Детям нужны не стишки, а Поэзия. Мы против: упрощенчества, морализаторства и сюсюканья в детской литературе. Мы за: богатство тем, глубину образов и сложность форм. Наш девиз: «Равнение на Маршака!». И книжка удерживается в пределах заданных высоких координат,(не всегда стопроцентное попадание, конечно, но в большинстве случаев).

Стихотворение, Елены Харламовой из республики Карелия, выбранное для названия сборника, действительно заглавное, задающее тон и направленность всей книжке :

Если ветер запереть
В комнатке под лесенкой,
Он едва ли станет петь
Озорные песенки.
Он зачахнет без дворов
С золотыми листьями,
Одичает без голов
С ветреными мыслями,
Днем и ночью будет спать,
Словно кот, у тумбочки,
И разучится играть
На волшебной дудочке.

Это и про поэта, которому в удел нужен весь мир, незакрытый никакими заборами и запорами, и про ребенка тоже. Ребенок еще не думает взрослыми «занятыми мыслями», как сказал один наш юный читатель. Его взгляд на мир бескорыстен и щедр, а день сладостно огромен и добр. Эту сладкую долготу и доброту детского дня замечательно передает Нина Пикулева в стихотворении «Я проснулся и лежу»:

В доме тихо. Дремлет кот,
Дышит пузиком.
Дождь идет. И снег идет.
Мама в платье узеньком
Перед зеркалом поет
Нежно, тихо, тоненько.
Папа рядом, он ее
Называет Оленька.
Я проснулся. И лежу.
Не спеша на мир гляжу.

Книга раскрывает нам «чудетство», (великолепный, замечательно емкий образ питерского патриарха детской поэзии Михаила Яснова!), во всем его прекрасном многообразии. Визуальный образ книги тоже получился замечательно «чудетским» (художник Р.Шарапов) – книга вся выдержана в «утренних» красках: рассветно-синий, хрупкий сиреневый, нежно-зеленый.; все – порыв, и все – обещание.

«Чудетство» нужно не только детям, нам, взрослым, «чудетства» тоже жаждется – об этом говорит в своей книжке «Радуга для друга» Владимир Швед, чья книга заняла в конкурсе второе место:
Чудо и детство
Вечно едины,
Растают в Чудетстве
Сомненья, как льдины…
Хочу я в былое сегодня вглядеться,
Мне необходимо уехать в Чудетство.

Да для чего ж нам туда возвращаться, когда давно бы пора распрощаться?
«Детство, гдетство, почемутство» нужно нам, «чтоб в себя вглядеться и собой остаться», – убежден поэт. У В.Шведа получилась хорошая книжка – ровная по отбору, цельная по звучанию, здесь много интересных поисков в поэтических ритмах, много увлекательной словесной игры.

Ведь какой должна быть хорошая поэзия для ребенка? Об этом хорошо сказал тот же Михаил Яснов: «Я ценю писателей, занимающихся интерпретацией детского языка, воссозданием детской психологии и не упускающих из виду ситуацию взрослой культуры». В книгах-призерах нашего конкурса, (здесь кроме названных, занявшая первое место книжка Я.Грантса и Д.Сиротина

«Стихи на вырост», поделившая второе место Р.Дышеленкова с книжкой «С Алисой в страну вопросов», занявшая третье место книжка М.Придворова и А.Сиротина «Бабайки» – все книги издательства М.Волковой), это есть, где-то сильнее и ярче, где-то не столь выразительно, но тяготение именно к такой концепции детской поэзии очевидно.

Конечно, хочется сказать обо всех, всех осчастливить и порадовать новыми хорошими детскими книжками, но это будет «бесконечная история»! Не удержусь только, чтобы не упомянуть книжку Я.Грантса и Д.Сиротина. (Я,Грантс, понятно, наш, а Дмитрий Сиротин аж из Воркуты!), «Стихи на вырост». Эта поэтическая книжка дважды особое дело. Почему? Во-первых, потому что это чисто мальчишечья поэзия, обличающая мальчишеский взгляд на мир, мальчишескую ментальность с ее напористой энергией, деятельным отношением к жизни, стремлением к независимости. Это герой, стремительно вырастающий из детских одежек и детских вещей, герой, жаждущий попробовать себя в тысяче дел – как герой стихотворения Я.Грантса «Хор», который нисколько не удручен, что «не вышло с хором»; манящие огни славы зазывают его уже на тысячу других дорог:

А давайте на спор,
Что споет скоро хор
В честь побед моих громких в дзюдо!
Энергетический потенциал героя настолько мощный, что бывает, порой, разрушительным для окружающих и для самого мальчишки, как в стихотворении того же Я.Грантса «Раздача слонов»
Знаю давно: у РАЗДАЧИ СЛОНОВ
Список значений примерно таков:
– ВЫГОВОР (в классе пускал самолеты),
– ТРЕПКА (портфелем заехал в кого-то),
-ВЗБУЧКА (разбил в коридоре плафон),
– и НАГОНЯЙ (потерял телефон)

Во-вторых, это поэзия для отроков, для мальчишек, которым между 9-ю и 11-ю. И это ощутимо по особой остроте зрения, особенно когда дети глядят на нас, с удовольствием фиксируя наши промахи и недостатки, как в стихотворениях Д.Сиротина «Папа-весельчак», «Первое апреля» и др. И потому, что ребенок начинает останавливать взгляд на том, что проскальзывало мимо в счастливом губошлепистом детстве: смерть, необратимые разлуки («Встреча», «Колыбельная коту» Д.Сиротина) и эти открывающиеся горестные неизбежности жизни заставляют отрока, при всей его жажде независимости, особенно ценить прочность дома и семейного мира. Семейная тема – сквозной лейтмотив стихов Д.Сиротина. В них явственно ощутима отроческая тревога от колебаний семейного пространства («Ссора», «Подслушанный разговор» и др.), где ссорятся самые близкие тебе люди, обвиняя друг друга в навешивании на уши пресловутой «лапши»:
… И долго я грустил в ночной тиши.
Хотелось мира в доме. И лапши.

Во многих стихах Д.Сиротина есть та психологическая точность, которая создает пространство доверия и способствует лирической проникновенности его поэзии при всей, иногда, шероховатости в ритмике или рифме.

Среди призеров только одна прозаическая книжка – это маленькая повесть А.Середы «Правило Льва», ( она поделила второе место с поэтами).
С реалистической прозой для детей, (т.е., не сказочной и не фэнтезийной; этого добра в издательском книгопотоке даже чересчур и далеко не всегда высокого качества), особенно для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста сейчас довольно напряженно. В частности в нашей, российской детской литературе. Здесь мы мало что нового можем предложить ребятам и держим их преимущественно на классическом литературном «пайке», что, в общем-то, неплохо, но явно недостаточно. Реалистическая проза на этом возрастном этапе нужна ребенку, чтобы помочь ему в сложной работе формирования личностного пространства, в выработке своей первой ценностной иерархии; ему нужны книги, в которых он бы видел привычный мир в знакомых ситуациях, мог наблюдать, сравнивать, задаваться вопросами, делать какие-то обобщения. Поэтому это, конечно, несколько сложнее, чем стихи.

Поэт чаще всего обращается к универсальному детству, к тому в детстве, что мало зависит от времени. Реалистическая проза требует большей социальной панорамности, точности, узнаваемости жизненных реалий; в том числе и в характере мышления ребенка, его языке. Видимо, новой российской детской литературой еще мало освоена планета современного детства; нет еще ясного понимания, о чем и как говорить с современным ребенком.

Поэтому можно порадоваться смелости Андрея Середы (и, опять-таки, издательства М.Волковой!), дерзнувшего выступить именно в этом жанре. Маленькая повесть маркирована 6+ и предлагается в серии «Семейный вечер» вполне обосновано, так как посвящена семейной теме и в ней есть материал для совместного обсуждения ребенка и взрослого. В повести есть то, что оценит читатель возраста, которому она адресована – герой, которому хочется сопереживать и подражать. Шестилетний Лев носит свое гордое имя недаром; в свои совсем невеликие годы он уже умеет быть опорой и защитником своей мамы, (они живут с мамой вдвоем, увы, расхожая ситуация). У мальчика есть в душе какой-то верный компас, позволяющий ему, если не сознавать, то чувствовать, что справедливо и что несправедливо и хотя он уже понимает реальные пределы своих возможностей, но бескомпромиссно бросается на защиту справедливости. Писатель не делает мир вокруг героя стерильным; мальчик на каждом шагу сталкивается с несовершенствами жизни, создаваемыми взрослыми – он сталкивается с их обманами, слабостями и «вредными привычками». Ревнителям 436 закона здесь есть за что зацепиться: то ребенку в праздник дают «полрюмочки шампанского», то он узнает, кто такие «любовники», то мамин друг оказывается негодяем и, не стесняясь ребенка, отрывается на ненормативной лексике (весьма компактно – «ах, ссу…», но все же!). О подобных вещах можно спорить, особенно относительно меры и формы, но если мы говорим о реалистической прозе, то должны помнить, что отражаем реальную, объективную картину мира; ребенок и без нас видит и слышит все, важно, как мы расставим акценты, куда направим мысли и чувства ребенка. В данном конкретном случае, мне кажется, уже из контекста ситуации маленькому читателю ясен и этот «нехороший» герой и суть его «нехорошести», так что, прибегать к сильным речевым фигурам, чтобы это подчеркнуть, не было необходимости. Книга, конечно, неровная, не во всем художественно дотянутая, тем не менее, как попытка освоения этого довольно пустынного сегодня литературного пространства в детской российской литературе она заслуживает внимания и интереса.

Как-то само собой в номинации «литература для детей и молодежи» выделилась подноминация «О детях для взрослых». В этом ответвлении оказались очень симпатичные книги. Во-первых, конечно, книга К.Рубинского «Детствоведение» (изд. все той же М.Волковой), где подзаголовок весьма многозначительный: «для взрослых, желающих сохранить в себе детство». Компактная, но необыкновенно емкая книга! Она необычная – поэтичная, философская, ироничная, горькая и страстная. Автор хочет, ( и ему это вполне удается!), вызвать у взрослых тоску по детству, как по утраченной гармонии, сформировать благодетельный трепет бережения детства. Вдобавок это еще и чудесный праздник СЛОВА – столько здесь ярких поэтических неологизмов! Вспомнить, хотя бы, мгновенно запоминающиеся «бедагогика», «теорёвы», «заплачи».

продолжение на стр 2

Страница: 1 2


Добавить комментарий