Сапгировские чтения. День второй

Сапгировские чтения. День второй

Сапгировские чтения. День второй

Второй день Сапгировских чтений в РГГУ начался с закрытых дверей аудитории: в субботу в университете трудно найти ответственных за инфраструктуру.

Сапгировские чтения. День второй

Потому было время вспомнить первый день конференции (рассказ о нем ЗДЕСЬ)

Сапгировские чтения. День второй

Заседать начали на кафедре у Юрия Борисовича, потому первые фото почти камерные.

Открыла второй день Светлана Артёмова (Тверь) докладом  “«Все поскакало вкруговую…»: стихотворение Сапгира «Одиночество» в контексте творчества В. Маяковского и К. Чуковского”.

Сапгировские чтения. День второй

Рядом со Светланой – поэт, писатель, художник и исследователь Татьяна Грауз (ее доклад я, к сожалению, не слушала). На чтениях Татьяна еще “работала” фотографом, ее фото участников появлялись в фейсбуке почти синхронно выступлениям.

Сапгировские чтения. День второй

После доклада Светланы завязался диалог Артёмова-Орлицкий.

Сапгировские чтения. День второй

Орлицкий, как всегда, прекрасен.

Сапгировские чтения. День второй

Доклад  самого “дальнего” участника Сапгировских чтений Юрий Орлицкий перенес с первого дня чтений на второй (Эржен Сангадиева из Улан-Удэ). И правильно  сделал: тема “Аллитерация в стихах Сапгира и Дугарова: эксперимент или традиция?” вписалась в общую канву разговора отлично. А еще было отдельное удовольствие слушать Эржен: люблю улавливать неотличимые почти особенности речи людей, живущих в уголках России, где я еще не бывала.
Сапгировские чтения. День второй

Поэт и исследователь Антон Азаренков из Смоленска  поразил нас “новыми технологиями” в литературоведении: с помощью компьютерной программы он исследовал “Звук и смысл в нерегулярном стихе: на примере творчества Ольги Седаковой”.

Сапгировские чтения. День второй Сапгировские чтения. День второй
По-моему, большинство из нас слушали Антона как нео-шамана, с почтением смотрели на таблицы и графики в его ноуте.
Сапгировские чтения. День второй

Сапгировские чтения. День второй

И только Михаил Павловец осмелился оппонировать.

Сапгировские чтения. День второй
В этот момент пришла отважная Евгения Вежлян, отыскавшая-таки в недрах РГГУ ключ от конференц-зала, и мы перешли в “правильное помещение”.

Сапгировские чтения. День второй
Михаил Павловец из оппонента превратился в докладчика, но и доклад у него  был с “внутренней оппозицией”: умеет Павловец показать одно явление с разных точек зрения, словно бы как минимум два докладчика стояли за кафедрой.
Сапгировские чтения. День второй
Да, тема доклада Павловца – “Антология «У Голубой Лагуны» Константина К. Кузьминского как авторский проект”.

Сапгировские чтения. День второй Сапгировские чтения. День второй

Доклад Евгении Вежлян лично для меня превратился в увлекательный квест: я пыталась выстроить связи между Сапгиром, Сорокиным и Шкловским (Евгения использовала понятие “остранение” применительно к прозе Сорокина).

Сапгировские чтения. День второй

Каюсь, это увлекательное занятие по объединению троицы в нечто целое отвлекло меня от самого доклада “Об одном приеме: «ничьи» реплики, «голоса», «подслушанные» слова в текстах неподцензурной литературы”.

Сапгировские чтения. День второй

Следующим шел мой доклад “Формы бытования и предъявления современной поэзии”.

Сапгировские чтения. День второй

Собственно, речь шла об одной самой привычной, но самой непопулярной ныне форме – поэтической книге, и о том, почему поэтическая книга вынуждена вести “партизанскую войну” по захвату внимания читателей на других полях искусства и коммуникаций. Презентация к докладу ЗДЕСЬ (во время выступления ее не удалось показать, несмотря на помощь Евгении Вежлян).

Сапгировские чтения. День второй

А фотографировал меня Михаил Павловец, за что ему отдельное спасибо.

Сапгировские чтения. День второй

Юрий Цветков свое выступление превратил в рабочее совещание по подготовке издания о литературной жизни Москвы 90-нулевых. Юрий предложил участникам чтений называть литературные места Москвы тех лет, в ответ демонстрировал соответствующие статьи из будущей книги или дописывал предложенное в реестр будущих статей. Мой вклад в этот список – библиотеки (вспомнила Чеховку и Добролюбовку).

А еще я слушала выступление Цветкова “«Литературная Атлантида: поэтическая жизнь 1990–2000-х». Свидетельства очевидцев” и с тоской вспоминала об “Энциклопедия. Уральская поэтическая школа“. “С тоской”, потому что провинцией в этом случае оказался точно не Урал.

Сапгировские чтения. День второй

Доклад Натальи Фатеевой (Москва) “К вопросу о сочетаемости в современной русской поэзии” из разночинщины и практической направленности последних двух выступлений вернул нас в строгие рамки науки. И к Сапгиру, разумеется, который бы одобрил приводимые Натальей примеры, в основном из поэзии Нади Делаланд.

Сапгировские чтения. День второй

Сапгировские чтения. День второй

Галина Зыкова продолжила линию экспериментального академизма, если так можно сказать, докладом “Поздние поэтические тексты Всеволода Некрасова (1990-е-2000-е гг.): обзор источников”.

Сапгировские чтения. День второй

К сожалению, на этом мое участие в Сапгировских чтениях закончилось, мне надо было торопиться на встречу с Андреем Пермяковым, потому не пришлось, увы, услышать доклады:

Ольга Северская (Москва). Ефим Бершин. «Натюрморт (холст, масло)»: поэзия или живопись?
Татьяна Данильянц (Москва). Философия природы: о поэтическом гербарии Геннадия Айги.
Татьяна Грауз (Москва). О «сияюще-твёрдом» в стихах Айги.
Татьяна Михайловская (Москва). Ры Никонова  и ее перформансы.
Ольга Бартошевич-Жагель (Москва). Сравнительный анализ строфики у Дениса Новикова и Осипа Мандельштама.
И выступление Фарая “Сонеты и другие стихи. И другие поэты”.

Огромная благодарность всем участникам чтений, а Юрию Борисовичу – особо!

 


Добавить комментарий