Тайные тропы Уреньги

Такое близкое небо
Такое близкое небо

Из всех тайн Уреньги открою только одну, очевидную: Уреньга – это библиотека вечности. Едва ли мы когда-нибудь прочтём её каменные фолианты, но проводя ладонью по неровным краям страниц, чувствуешь такую силу и такой свет, каких, наверное, больше нет нигде.

 Первый ориентир тропы - покосная печка
Первый ориентир тропы - покосная печка

Если начинать по порядку – то это было традиционное восхождение с турклубом «Вершина», практически ежегодное – и чаще всего ближе к осени.

Тайно цветущий папоротник
Тайно цветущий папоротник

С Уреньгой шутки плохи – погода там может поменяться за 10 минут. Однажды в начале октября мы угодили там в жгучую метель и брели по сугробам выше колена – а у подножия в это время лил дождь.

Ветер выворачивает ели с корнем
Ветер выворачивает ели с корнем

В этот раз, начав подъём при чистом небе и ясном солнышке, на курумы мы вышли уже под свинцовые дождевые тучи. Он катились на нас с вершины, сначала как снежные комья, а потом как тяжёлые, скользкие, опасные льдины.

Колыбелька
Колыбелька
Заросли лесного хвоща - одного из древнейших растений
Заросли лесного хвоща - одного из древнейших растений

Первая сопка Уреньги (а их всего 14) – чуть выше тысячи метров.  Но это не просто высота. Это дремучая тайга с вывороченными елями, малинник, в который любят заглядывать медведи, запутанные тропы, где маркировка сорвана или затерялась. Это дальние покосы со стожарами и пересохшие родники – ещё недавно воды в дорогу можно было набрать и в лесу, и на курумах, а теперь жилки пересохли.

Встречный читатель
Встречный читатель

Уреньга – это сорванное на подъёме дыхание, «живые» камни курумников, трёхлепестковая кислица (у неё другое название, но это неважно, потому что когда на ходу срываешь её и жуёшь, сразу появляются силы – вот это главное).

 Облака всё ближе и ближе
Облака всё ближе и ближе
По живым камням
По живым камням

И наконец, Уреньга – это вершина, это огромная библиотека, где каменные тома со слипшимися от времени страницами разложены стопками, раскиданы в беспорядке, некоторые старательно отложены в сторонку…

Первые тома
Первые тома
Так, вероятно, рвётся ткань веков
Так, вероятно, рвётся ткань веков

Слоистая фактура горных пород такова, что кажется, возможно перевернуть страницу, прочесть хоть несколько строк – но увы, эти книги писаны явно не для нас.

Вторая сопка - а их всего 14
Вторая сопка - а их всего 14

Думаю, здесь должны быть и энциклопедии, и томики стихов, и звёздные атласы… Но нам остаётся только бродить среди этих сокровищ, забираться на самые большие стеллажи, следить за ветрами, птицами и пятнами облаков в долинах.

Свет и тьма
Свет и тьма

Опытные альпинисты никогда не задерживаются на вершинах – неизвестно, какая погода будет через пять-десять минут, а спуск всегда сложнее подъёма.

Сфинксы Уреньги
Сфинксы Уреньги
Высоты
Высоты

Нам же, наивным, всегда не хватает времени, и, уходя вниз по каменным рекам, мы всё время оглядываемся – слишком быстро скрывается из виду каменная библиотека с грозным названием Уреньга.

Фолианты вечности
Фолианты вечности

В эту зарисовку я включила только малую часть привезённых фотографий – прыгая по курумам, я повторяла, пробуя на вкус, название будущей фотовыставки: «Уреньга – библиотека вечности»…

В город, к людям
В город, к людям


комментария 2

  • Константин Рубинский

    25 августа 2012

    “Мы отыскали том, но каменной страницы yам не перевернуть” (с)

    Ответить
  • Нина Ягодинцева

    25 августа 2012

    Вот как раз там это и было написано, в первое самое восхождение…

    Ответить

Добавить комментарий