День политзаключенных

Я – политзаключенный на всю жизнь

День политзаключенных
30 октября - День политзаключенных

30 октября отмечался «День политзаключенных» (есть несколько других названий, например, со словом «советских» или «День правозащитников» или «День узников совести»)/
Сотни и тысячи людей были диссидентами («внутренними» и «внешними»). Очень многие были в лагерях и тюрьмах. Это для них День памяти, скорби.

Но были миллионы не сидевших, не репрессированных, но судьбы которых были поломаны. Это несудимые политзаключенные. Мне иногда хочется предъявить в магазине или где-нибудь книжечку «Ветеран холодной войны» и получить какие-то льготы за пустые прилавки, голод, талоны и разрушенную судьбу.

О судьбе.

Не буду о комсомольской юности с верой в коммунизм (тем более, что был в 50-е годы на освоении целины в Казахстане).
В конце 60-х поступил в Челябинский государственный институт культуры и тут-то наступило ПРОЗРЕНИЕ. Спустя многие годы я написал в архив института:

ДСК и “диссидентство”
(ДСК – дискуссионный студенческий клуб)

Меня попросили вспомнить на одну страничку что-нибудь о ДСК. Давно не было более трудной задачи. Для меня воспоминания о клубе – минимум 40 страниц, потому что он заложил фундамент моей послестуденческой жизни.
Прочли заголовок? Это маленькая часть жизни клуба, которую можно уложить в пару страниц.

ДСК (в студенческом обиходе “Доска”) начался с идеи преподавателя психологии Малининой В.М. Сама, будучи очень не ординарным человеком, она искала “гениев” среди студентов. Первые заседания клуба были похожи на психотеравпетические группы встреч. Но нас волновали социальные проблемы. И тогда появилась Алешко Е.Н. Как-то так, случайно. Члены ДСК очень насторожились (был слух, что она член парткома). Мы заподозрили в Елене Николаевне “Око Государево”. Заседания проходили скучно, напряженно. Но однажды Е.Н. пригласила неизвестного нам тогда Цукермана В.С. Никогда не забуду это заседание ДСК! Цукерман был таким молодым, озорным, парадоксальным, ничего не боящимся, говорившим открыто то, о чем мы думали. И ставил каскад вопросов перед нами.

Не надо напоминать какие это были годы? Если бы КГБ записало нашу встречу….. Прорвало плотину, сломались стены. И главное в отношении к Алешко. Мы ее приняли!!! И с этого момента началась настоящая история ДСК!

Вечер. Длинный темный коридор второго корпуса (тогда он назывался “баб-корпус”, потому что это был библиотечный факультет на котором было 99% девушек) и мы, крадущиеся как тени в свободную аудиторию. Там быстро ставилась электроплитка, на нее ведро воды, столы сдвигались в круг, к потолку подвешивался на леске большой бублик а на столы ставились тарелки с сушками и пачка с сахаром. Никогда в своей жизни я не ел более вкусных сушек… Вы понимаете уже о ЧЕМ я говорю?

Девиз ДСК: “И В СУШКЕ – СУЩНОСТЬ!” (кстати, автор этого девиза – Елена Николаевна Алешко)

Маленькая рефлексия: В те студенческие годы мы были постоянно голодны. Иногда вся еда за день была мороженка (дешево и колоритно) и булочка с чаем. И когда на заседании ДСК было вволю сушек……… Ну это вооще тащились. Интеллектуальный и физиологический ужин при свечах (это обязательный атрибут клуба).

Большой бублик выполнял функцию “Я говорю” пока он в твоих руках, никто не смеет говорить, но, сказав, ты отправляешь его желающему сказать. Типа: “Хау, я все сказал” Эти индейские, супердемократические правила для нас были в диковинку. Это были во истину первые уроки демократии.
Главное чему я научился в ДСК – умению участвовать и вести дискуссию. Потрясающая школа! Этому, поверьте, нигде не учат. Всякие сегодняшние Ток-Шоу детский лепет на лужайке в сравнении с тем, что мы проходили в ДСК.

Быть в замкнутом пространстве нашего клуба мы, естественно, не могли. Поэтому появилась институтская стенгазета “КАМЕРТОН”. Вот уж где собралась элита умов!!!! Это были сливки (100%ДСК). Один раз в неделю в переходе между первым и вторым корпусами появлялась стенгазета “Камертон” на 12 листах ватмана (!) издательства ДСК. Это было всегда СОБЫТИЕМ. Администрацией ВУЗа воспринималось это весьма благосклонно. Типа : “Ну пусть пошалят, гардемарины. Пар надо выпускать…”

Но когда вышел праздничный выпуск к 8 Марта (к сожалению, не помню какого года) Ректор института Сапронов сам сорвал газету со стены и топтал ногами. Очень умный человек спасал нас “неразумных” (это мы поняли позже, а тогда возмутились).

Мы не могли и не хотели принять этого. Мы – ДСК!!! Мы – свободные люди. О, этот юношеский максимализм, который отозвался на всей жизни!
И тогда я предложил выпускать газету “Notremak” т.е. “Камертон” латинецей с заду наперед. Ребята это приняли. “Notremak” выдержал 5 выпусков, появлялся в переходах, столовых, но, к сожалению, уже не имел триумфа “Камертона” потому что его быстро кто-то срывал.
Хотя, на мой взгляд, это были шедевры дизайна и текста. Олег Петров (наш выпускник, сегодня главный художник самого главного театра Челябинска им. Ю.Н. Орлова), Юра Фейгин и Леонид Голицын (царствие им небесное) были душой редакции. И они делали такой “art”, который сегодня только снится господам имиджмейкерам.

Затем с каждым из нас в отдельности провели работу Товарищи и ДСК надолго прекратил заседания хотя мы, конечно же, собирались по квартирам. Последней нашей акцией была литературно-музыкальная композиция, показанная в концерте в День Международной солидарности 1 Мая. Ее тема была об одиночестве каждого из нас в этом мире.

Нас сильно “проработали”. На заседании кафедры звучало такое: «Есть уроды и инвалиды, которые сидят на паперти и просят подаяние, а есть люди, которые даже без рук зубами держат ручку и пишут правду о нашей замечательной жизни. Так вот вы – уроды, сидящие на паперти» А мне это аукнулось при отчислении с последнего курса из института. Предлагали отчислить с формулировкой “на основе идейной и гражданской незрелости”. Это был бы крест на многом в жизни. Но, как мне потом сказали, спас меня ректор. Светлая ему память!

Он придумал хитрую формулировку: «Отчислить за неправильное отношение к ведущим преподавателям кафедры». Дальше началось неправильное отношение ко мне. Я стал политзаключенным без посадки. 2 месяца жил на жд вокзале, питаясь тем, что остается от пассажиров. А в ВУЗе у меня были блестящие перспективы (уже на 3-м курсе мне позволили читать лекции студентам по специальности. Это было признание моих способностей и путь в светлое будущее).

После исключения из института все мои попытки найти работу по специальности в учреждениях культуры вызывали у работодателей улыбку: «Работы нет». Я понял, что у меня – «волчий билет» Телефонное право. Меня кончили. Нашел работу грузчика на хлебокомбинате и «откормился» чуть-чуть хлебом с подсолнечным маслом (незабываемый вкус!) Жил и спал в сушильном шкафу для спецодежды (это было так тепло!) Я работал по 16 часов в сутки в две смены. И вдруг мне намекнули, что такие БОМЖи им не нужны. Откуда прилетело? Оттуда. Не может «политзаключенный» есть хлеб с подсолнечным маслом и репчатым луком, даже если это единственное, что у него есть.

В течение недели, слава Богу, я случайно нашел работу в следственном изоляторе ИЗ 701 (пересылочной тюрьме) в должности фотодактилоскопа (фотографировать зеков и снимать отпечатки пальцев) – я с детства увлекался фотографией и в юности комсомольской моей был корреспондентом республиканской газеты «Молодой целинник». Думал, ну вот здесь-то уже не достанут. Я уже почти заключенный. Как я ошибался… Нашли через военкомат и прислали призывную повестку. Долг перед Родиной есть всегда, даже если ты ничего не должен, это священно и с тебя всегда потребуют быстро, скоро и по закону. За что я должен? За то, что родился в этой стране? Я об этом не просил. Но защищать ее буду, как умею. Нужно с оружием? Научите. Вот если Родина должна перед тобой, то убьешься ходить по судам.

На последней комиссии, где определяется место службы, главный военный комиссар сказал, что, дескать ты, парень, будешь служить в окружном ансамбле в качестве конферансье (я в институте учился на режиссерском отделении и был хорошим актером). Думал мечты сбываются, политзаключение закончилось. Можно вообще все как-то по-другому начать. По задорному, по комсомольски.

Нет. Воронье свои жертвы не оставляет пока до мозга последней косточки не дойдет. Без всяких объяснений я попадаю на службу в стройбат на лесоповал в Кировской области (Кайские болота, где Чернышевский отбывал). Лес валили только зэка и стройбат наполовину из сидевших по-малолетке. Мы даже присягу принимали без оружия, а с лопатой вместо автомата. АПОФЕОЗ ДЕДОВЩИНЫ, замешанный на уголовщине. Меня спасал возраст. Я был на 4 года старше общего призыва. Два года с бензопилой под постоянной угрозой жизни (6 ребят «случайно» погибли под падающими деревьями), по пояс в снегу зимой и полностью в болотном гнусе летом. Могу я считать себя политзаключенным? Все было сделано просто из кабинета по телефону. Сколько нас таких – верящих, стремящихся к лучшему, я думаю, лучших, которые стали политзаключенными без посадки? МИЛЛИОНЫ! 30 октября это наш День памяти…

P.S. Волчий билет («волчий паспорт» или «волчий аттестат», есть выражение «выгнать с волчьим билетом») — документ, паспорт с отметками, свидетельствующими о неблагонадежности его обладателя и лишающий его каких-либо гражданских прав. Позднее, в более широком смысле, — отрицательные, компрометирующие характеристики, отмеченные в документах (в личном деле, в трудовой книжке, справках и т. п.), не дающие обладателю таких документов возможности в дальнейшем получения хорошей работы, должности или других благ.
Применительно к учащимся:
Учащиеся гимназий и университетов, получившие «волчий билет», не могли продолжить образование в казенном учебном заведении. Обычно «волчий билет» выдавался за совершение хулиганского поступка или за участие в антиправительственных митингах, собраниях и пр. Собственно говоря, никакой билет не выдавался. Педагогический совет гимназии принимал решение о самом тяжком дисциплинарном наказании для учащихся — исключении без права поступления в любые другие казенные учебные заведения; это решение затем утверждалось министром просвещения и о нем извещались другие учебные заведения. Если учащийся желал, ему выдавали справку о прослушании курса, в которой и было записано, что у него нет права поступления в учебные заведения.
(Справка Википедии)

Александр КАМОЦКИЙ

Елена Николаевна Алешко, октябрь 2011
Елена Николаевна Алешко, октябрь 2011


комментариев 7

  • Мих

    24 ноября 2011

     
    «Записки неудачника»
     
    Много букав.
    Но занимательно.
    Начнем по порядку.
    Будем цитировать и  разбирать  цитаты.
     
    «миллионы не сидевших, не репрессированных, но судьбы которых были поломаны».
    Безусловно,  судьбы людям ломало проклятое социалистическое государство. Благословенное капиталистическое на такое не способно. Ну и люди с поломанными  судьбами  – непьющие и некурящие ангелы. По утрам вижу роющихся у помойки людей с поломанными  судьбами. Сталин проклятый дотянулся.
     
    «получить какие-то льготы за пустые прилавки, голод, талоны и разрушенную судьбу»
    Понятно,  что все остальные вокруг спали  и ели на золоте. А льготы за неудавшуюся судьбу – это прекрасно. Думаю, надо  написать  в Страсбург и  выкатить счёт проклятой рашке.
     
    «Не буду о комсомольской юности с верой в коммунизм (тем более, что был в 50-е годы на освоении целины в Казахстане).»
    А почему «не буду»?  Это весьма любопытно. Автор застыдился своей юности,  своих друзей, своей работы? На целине был – все равно, что  вертухаем на зоне постоял. Интересно, во  что сейчас автор верит?  В светлый капитализм, небось?
    А во всеобще равенство людей и во всеобщий достаток верить, понятно дело,  позорно.

    «Цукерман был таким молодым, озорным, парадоксальным, ничего не боящимся, говорившим открыто то, о чем мы думали. И ставил каскад вопросов перед нами.»
    И о чем вы таком думали и какие вопросы ставили, любопытно узнать. И если он такой смелый, то  почему вопросы ставил перед вами,  а не  перед  вышестоящими органами.
    Видать всё же чего-то боялся. Знать, всё же трусоват был.
     
    «Не надо напоминать какие это были годы? Если бы КГБ записало нашу встречу……»
    Какие? За анекдоты сажали? Про это даже анекдоты есть.
     
    «Маленькая рефлексия: В те студенческие годы мы были постоянно голодны.»
    Удивительная вещь. В студенческие годы почему-то все всегда голодны. Но в эти годы, небось, голодны были по особенному,  тоталитарно.
     
    «Иногда вся еда за день была мороженка (дешево и колоритно) и булочка с чаем»
    Трагично. Автор не получал стипендию и не подрабатывал по вечерам. Он же творец. Работать руками стыдно. Лучше тихо голодать и страдать о разрушенной судьбе.
     
    «Интеллектуальный и физиологический ужин при свечах»
    Не смог представить себе «физиологический ужин». Воображение рисовало жуткие картины.
     
    «Большой бублик выполнял функцию «Я говорю» пока он в твоих руках, никто не смеет говорить, но, сказав, ты отправляешь его желающему сказать. Типа: «Хау, я все сказал» Эти индейские, супердемократические правила для нас были в диковинку. Это были во истину первые уроки демократии.»

    Обычная культура беседы для студентов института культуры оказалась открытием. Полагаю,  до бублика они убивали друг друга чайником, за право голоса.
     
     
    Далее, пропущу смешное про газету. Интересен вывод.
    «О, этот юношеский максимализм, который отозвался на всей жизни!»
    Я бы перефразировал: «о, этот юношеский инфантилизм»
     
    «И тогда я предложил выпускать газету «Notremak» т.е. «Камертон» латинецей с заду наперед.»
    Хорош литератор.: – С «заду наперед»
     
    «Хотя, на мой взгляд, это были шедевры дизайна и текста. ..делали такой «art», который сегодня только снится господам имиджмейкерам.»
    Я бы добавил: – и водка была слаще, и женщины красивее.
     
     
    «А мне это аукнулось при отчислении с последнего курса из института. Предлагали отчислить с формулировкой «на основе идейной и гражданской незрелости». Выходит (по  фразе), отчислили не за стенгазету и не за мартовский концерт. Любопытно,  а за что отчислили-то? В те времена обычно гнали либо за двойки, либо за пьянки. А уж вылететь на последнем курсе …
     
    «Он (ректор) придумал хитрую формулировку: «Отчислить за неправильное отношение к ведущим преподавателям кафедры».»
    Если автор исповедуется в статье, то чего себя сдерживать. Расписал бы, как все было.
     
    «Дальше началось неправильное отношение ко мне. Я стал политзаключенным без посадки. 2 месяца жил на жд вокзале, питаясь тем, что остается от пассажиров.»
    Не уточняется, кто неправильно относился к автору.
    «2 месяца жил на вокзале» –  значит, попёрли из общаги. Это в корне не верно. Должны были обеспечить благоустроенным жильем. Ничего, что очереди на жилье по всей стране.
    Да и друзей вдруг не оказалось. То был целый клуб единомышленников, все такие клёвые, все такие смелые и остроумные.  И вдруг никого. Даже бесстрашный Цукерман от друга отвернулся.
    Питался объедками – на работу идти не хотелось, легче было побомжевать
     
    «После исключения из института все мои попытки найти работу по специальности в учреждениях культуры вызывали у работодателей улыбку: «Работы нет».
    Совки проклятые, сидели  и улыбались. Не хотели брать человека без специальности и диплома на хорошую работу. Это только в благословенной западной демократии любой с улицы, или отчисленный из института может без проблем устроится на любимую должность.
     
    «Я понял, что у меня – «волчий билет» Телефонное право.»
    Начальники забросив все дела по ночам тайно перезванивались друг с другом. Кстати, любопытно узнать, а кем хотел автор устроиться работать?
    Да.
    Для сведения.
    В США, попав по малолетке в околоток за травку или еще за какую мелочь, можно смело поставить крест на карьере. Всю жизнь тебя будет сопровождать отметка о проблемах  с законом. И никакой амнистии. Если, конечно ты не сын миллионера.
     
     
    «Меня кончили. Нашел работу грузчика на хлебокомбинате и «откормился» чуть-чуть хлебом с подсолнечным маслом (незабываемый вкус!) Жил и спал в сушильном шкафу для спецодежды (это было так тепло!) Я работал по 16 часов в сутки в две смены.»
    Не совсем понял автора. Вот, он на целине побывать успел. Чем там занимался?
    Кем работал? Судя по тяжелой судьбе, делать по итогам ничего не умел. Пошел  работать грузчиком. Не слесарем, не каменщиком, не токарем на завод. Выбрал самое простое и ненапряжное. Минимум ответственности – это выбор настоящего творческого интеллигента. Зарплату за две смены  проклятые коммунисты не платил, поэтому питался подножным хлебом. На столовку денег не было. Наверное,  ГБ-шники  возле кассы отбирали. Есть подозрение,  что в сушильном шкафу пару раз переночевал по пьянке.
    Утверждение иного противоречит основополагающей мысли автора, о  тоталитарном контроле за его судьбой. За пару ночевок в шкафу его бы быстро вахтер сдал  в  участок, а  там и этап за бродяжничество светил. Однако, тут КГБ со шкафом не дало маху, не упустил диссидента.
    «И вдруг мне намекнули, что такие БОМЖи им не нужны. Откуда прилетело? Оттуда. Не может «политзаключенный» есть хлеб с подсолнечным маслом и репчатым луком, даже если это единственное, что у него есть.»
     
    Откуда прилетело, кстати? Что значит намекнули? И вообще, подозрительный тип.
    Работает в две смены, а на еду денег не хватает. Наверное, откладывает на подрывную деятельность. Хлеб  с луком выдавил скупую слезу.  Вспомнил Буратино.
     
    «В течение недели, слава Богу, я случайно нашел работу в следственном изоляторе ИЗ 701 (пересылочной тюрьме) в должности фотодактилоскопа (фотографировать зеков и
    снимать отпечатки пальцев) .»
    Ужасно! Органы недобдели и позволили врагу внедриться в святая святых.
    Вот я и узнал, чем занимался на целине автор. Не пашню пахал, а затвором щелкал.
    А то ведь «освоение целины» звучит весьма героически.
     
    «Нашли через военкомат и прислали призывную повестку. Долг перед Родиной есть всегда, даже если ты ничего не должен, это священно и с тебя всегда потребуют быстро, скоро и по закону. За что я должен? За то, что родился в этой стране? Я об этом не просил»
    Вот это творцу не понять. Родине он ничего не должен. Защищать её стыдно. Даже по закону. Стыдно, что родился в этой стране. Об этом не просил. Хочется добавить:
    «Убил бы себя. Ты же не просил  рожать. К матери пошел бы. Сказал,  что жить стыдно. Она бы поняла. Пожалела бы убогого»
     
    Дальше мой мозг порвался от логических построений.
    «Но защищать ее буду, как умею. Нужно с оружием? Научите.»
    Зачем учить? Стыдно же.
    Однако, все оказалось проще. Автору засветило устроиться в ансамбле. Конферансье.
    Да вдруг обломалось. Нашли, похоже, выпускника с дипломом. А бедолага попал в стройбат. Бо, ничего руками не умел, мог только носить больше и кидать дальше. А ведь хотел  в бадминтонные войска.
    Понятно,  что  в армии адский ад.
    «6 ребят «случайно» погибли под падающими деревьями»
    Кавычки для «случайно» подразумевают, что гибель была заранее построена проклятым государством, а не явилось результатом собственной безалаберности и глупости.
     
    «по пояс в снегу зимой и полностью в болотном гнусе летом. Могу я считать себя политзаключенным? Все было сделано просто из кабинета по телефону.»
    Мафия! Дотянулся проклятый Сталин. Из могилы достал.
     
    Эта фраза  бесподобна:
    « Сколько нас таких – верящих, стремящихся к лучшему, я думаю, лучших, которые стали политзаключенными без посадки? МИЛЛИОНЫ!»
    Ну, понятно, они «лучшие». Которые ни руками ничего сделать не могут, ни головой придумать. Кто из института культуры не вылетал, в стройбате не служил, тот, понятно, из «худших». Тем более, если и жизнь удалась, и работа нашлась, и  детей народилось.
    Миллионы работающих на заводах,  строящих страну, защищающих её – они худшие.
    Потому что умеют работать,  потому что сами свою судьбу решают. А вот,  если ты непризнанный гений, то виноваты все, но только не ты.
     
     
     
     
     
     

    Ответить
  • Мих

    25 ноября 2011

    Я удивлен, что ответ пришел по почте, но не появился под вашим письмом. Порочность ваших логических построений заключается в том, что вы хотели заниматься творчеством за чужой счёт и быть независимым от этого” чужого счета”. Так не бывает. Либо трусы, либо крестик. Любое государство исповедует идеологию. Это база. Вопрос в том, насколько тонка и хитра эта идеология. А традиционная “фига в кармане” советской интеллигенции уже не смешна. Ужасы трудных и не очень сытых времен мне не надо рассказывать. Только все они не идут в сравнение с ужасами современного бытия. Демократия принесла стране миллионы убитых, десятки миллионов потерявших всё. Никакой Сталин и в дурном сне не мог бы сотворить подобное со своим народом. А все страдания о голодной молодости – это страдания человека, который сегодня сыт и не видит как миллионы вокруг него голодают. Ну и описывая свои проблемы вы ловко уходите от контекста, от тех времен, о том как жили вокруг другие люди. Как жил мир. Исходя из подобных воспоминаний создается иллюзия, что где-то за стенкой была земля обетованная, но вас туда не пускали. Ну так укажите, куда бы вы хотели податься в те времена, где еще, в какой стране были институты культуры с бесплатным образованием и стипендией. Не можете себя содержать, но хотите быть человеком искусства – сделайте выбор. Миллионы людей делают подобный выбор. Выбор реальности, а не мечты. Вы выбрали мечту. Ваше право. Зачем тогда эти слезы постфактум? Вы же понимали, что решив учится в этом институте вы будете без копейки. Но пошли туда. Это и есть инфантилизм. Неспособность отвечать за свои поступки. Ну и то что вас исключили из идеологического института за идеологию вполне нормально. Это был ваш и только ваш выбор. Вы жалеете себя и только себя. Ну, собственно, это опять же характерная черта современного российского творца. Кстати, учебные заведения, подобные вашему, ну и прочие литературные институты и институты кинематографии были только в Советском союзе. На демократическом западе вам бы шанс на подобную учебу никто бы не предоставил.

    Ответить
  • Александр Камоцкий

    27 ноября 2011

    Не было комментариев на мою статью. Я подумал, что интересно только ВАМ и потому написал на Ваш адрес. Вы захотели опубликования этого письма. Мне не трудно. Только – зачем? Столкнулись два мироощущения в которых уже каждый из нас по Высоцкому: «Не надо не нужные споры, я себе уже все доказал». Вы захотели публичного спора? Зачем? Мы просто разные, которые имеют свое право. И не надо спорить. Теперь мое письмо Вам, извольте, опубликовываю:
      
     У каждого – своя правда, но есть истина. Что есть истина?   Спасибо Вам за критический анализ моей писульки. Много неточностей, недосказанности, несовпадений. Я виноват, как автор, но не ставил задачей все подробно писать. Да, это похоже на судьбу неудачника, но только похоже, опять таки из-за неумения написать. Без Вашего позволения пройдусь по фактам для понимания меня и истории.

    «Записки неудачника» 
    Много букав.
    Но занимательно.
    Начнем по порядку.
    Будем цитировать и  разбирать  цитаты.
     
    «миллионы не сидевших, не репрессированных, но судьбы которых были поломаны»
    Безусловно,  судьбы людям ломало проклятое социалистическое государство. Благословенное капиталистическое на такое не способно. Ну и люди с поломанными  судьбами  – непьющие и некурящие ангелы. По утрам вижу роющихся у помойки людей с поломанными  судьбами. Сталин проклятый дотянулся.
     Ответ: Из контекста моей писульки понятно, что речь не “о роющихся у помойки людей”, а о людях потерявших право на труд из-за работы идеологической системы (таких много, но это далеко не все, кто роется).
    «получить какие-то льготы за пустые прилавки, голод, талоны и разрушенную судьбу»
    Понятно,  что все остальные вокруг спали  и ели на золоте. А льготы за неудавшуюся судьбу – это прекрасно. Думаю, надо  написать  в Страсбург и  выкатить счёт проклятой рашке.
     Ответ: Я никого не виню, просто констатирую факт. Как сложилось так и сложилось. Разбираться будет история. А Вы не голодали, получая 200 гр. масла на месяц и килограмм вареной колбасы из которой текла вода? Вы не получали пачку “Примы” по десятикратной цене у цыган? Может у Вас постоянно в доме было подсолнечное масло или Вы как и я покупали бутылку масла из под полы по стоимости коньяка? У вас, наверно, холодильник сам рожал три картошки и луковицу в день?( Я помню как заплакала жена и свое обещание, что больше такое не повториться. И начал вкалывать на трех работах, хотя была государственная служба, где платили в их понимании, нормальные деньги. На них можно было прожить неделю). Неужели Вас это миновало? Какое счастье! Как Вы жили, что до сих пор остались поклонником того времени? Вспоминая о походе в лес, мы не помним камаров и т.д. помним только как было здорово. О льготах “Ветерана холодной войны”, конечно шутка.
    «Не буду о комсомольской юности с верой в коммунизм (тем более, что был в 50-е годы на освоении целины в Казахстане).
    А почему «не буду»?  Это весьма любопытно. Автор застыдился своей юности,  своих друзей, своей работы? На целине был – все равно, что  вертухаем на зоне постоял. Интересно, во  что сейчас автор верит?  В светлый капитализм, небось?
    А во всеобще равенство людей и во всеобщий достаток верить, понятно дело,  позорно.
    Ответ: Не позорно. Я сохранил до сих пор свой комсомольский билет. Горжусь тем временем. Романтика. Вера. “Бригантина подымает паруса”. Судя по Вашим рассуждениям, Вам лет 50. Между нами – 10 лет. Я старше. В детстве это огромный разрыв. В молодой жизни – уравнивается, потом опять – разрыв. Когда Вы пешком ходили под стол, я был бойцом Боевой Комсомольской Дружины, которая наводила порядок в городе и оберегала таких малышей как Вы тогда. Вера! Романтика! Комсомольские сборы на базах. И вот с таким “инфантелизмом” я попал в институт. Интеллегенция в первом поколении моей родословной. Чистый лист на котором можно писать. А тут на меня обрушился Мир знаний.
    
    «Цукерман был таким молодым, озорным, парадоксальным, ничего не боящимся, говорившим открыто то, о чем мы думали. И ставил каскад вопросов перед нами.»
    И о чем вы таком думали и какие вопросы ставили, любопытно узнать. И если он такой смелый, то  почему вопросы ставил перед вами,  а не  перед  вышестоящими органами.
    Видать всё же чего-то боялся. Знать, всё же трусоват был.
     Ответ: Ставить вопросы тогда было нельзя. Понимаете, о чем я? На заседаниях ДСК мы обсуждали книги авторов, которые распостранялись в самиздате. Это величайшие произведения сегодня. Не буду перечислять. Цукерман ставил нам мозги. Потому, что верил в то, что тогда недоступное прорастет в нас.
    «Не надо напоминать какие это были годы? Если бы КГБ записало нашу встречу……»
    Какие? За анекдоты сажали? Про это даже анекдоты есть.
     Ответ: Не сажали, а тихо говорили “тет а тет”, что не нужно громко говорить и у стен есть уши. Это буквально слова “куратора” КГБ, сказанные мне.
    «Маленькая рефлексия: В те студенческие годы мы были постоянно голодны.»
    Удивительная вещь. В студенческие годы почему-то все всегда голодны. Но в эти годы, небось, голодны были по особенному,  тоталитарно.
     Ответ: Нет, наверно. Стипендия была 28 рублей, 10 отдавал за проживание в комнате в частном секторе на троих студентов. Общаги в институте в то время не было. Оставалось, не трудно посчитать, 60 копеек на день. Специфика института в том, что с 8 утра идут общие лекции, а после обеда мастерство, которое длится до 8 или позже вечера Подработать невозможно. Когда готовили дипломный спектакль “Машенька”, где я играл главную роль академика Окаемова,было три состава, а я один. И с каждым нужно репетировать. Был нервный срыв.
    «Иногда вся еда за день была мороженка (дешево и колоритно) и булочка с чаем»
    Трагично. Автор не получал стипендию и не подрабатывал по вечерам. Он же творец. Работать руками стыдно. Лучше тихо голодать и страдать о разрушенной судьбе.
     Ответ смотри выше.
    «Интеллектуальный и физиологический ужин при свечах»
    Не смог представить себе «физиологический ужин». Воображение рисовало жуткие картины.
     Ответ: Одна из физиологических потребностей человека – пища. Я не точно выразился – пардон.
    «Большой бублик выполнял функцию «Я говорю» пока он в твоих руках, никто не смеет говорить, но, сказав, ты отправляешь его желающему сказать. Типа: «Хау, я все сказал» Эти индейские, супердемократические правила для нас были в диковинку. Это были во истину первые уроки демократии.»
    Обычная культура беседы для студентов института культуры оказалась открытием. Полагаю,  до бублика они убивали друг друга чайником, за право голоса.
     
     Ответ: “Обычная культура беседы” и сегодня не достижима. Посмотрите ТВ. “Пусть говорят” и т.д. Все орут, перебивают, плохо слышат. Это сегодня, а в те времена могли и чайником. Все были горячие и самоопределялись. ДСК дал на всю жизнь культуру открытой дискуссии. Попробуем не в интернете, а в реале?
    Далее, пропущу смешное про газету. Интересен вывод.
    «О, этот юношеский максимализм, который отозвался на всей жизни!»
    Я бы перефразировал: «о, этот юношеский инфантилизм»
     Ответ: СОГЛАСЕН. Если понимать под инфантелизмом веру в справедливость и не замутненное детское восприятие. Человек на столько человек на сколько в нем сохранилось детское восприятие мира.
    «И тогда я предложил выпускать газету «Notremak» т.е. «Камертон» латинецей с заду наперед.»
    Хорош литератор.: – С «заду наперед»
     Ответ: Я не литератор и могу допустить просторечное выражение вместо “справо – налево”. Уж простите меня не грамотного.
    «Хотя, на мой взгляд, это были шедевры дизайна и текста. ..делали такой «art», который сегодня только снится господам имиджмейкерам.»
    Я бы добавил: – и водка была слаще, и женщины красивее.
     
     Ответ: Это не забавы юности. Это действительно так, поверьте. У меня есть доказательства.
    «А мне это аукнулось при отчислении с последнего курса из института. Предлагали отчислить с формулировкой «на основе идейной и гражданской незрелости».
    Выходит (по  фразе), отчислили не за стенгазету и не за мартовский концерт. Любопытно,  а за что отчислили-то? В те времена обычно гнали либо за двойки, либо за пьянки. А уж вылететь на последнем курсе …
     Ответ: В этом и парадокс(?). Пьянок не было, двоек тоже. Я много чего не написал. Был конфликт с мастером курса, когда я сделал курсовую постановку (отчет за семестр) сказки Ф.Кривина о том, что в царстве царя Гороха – царь гороховый и министры у него – шуты гороховые (это во время Брежнева). В конце сказки герой плакал о том, что у него был Белый бычок, который рассказывал сказки, а его за это убили. А персонаж от автора говорил:”Эх, ты, дурак, нашел кому сказки рассказывать” и рукой показывал на экзаминоционную коммиссию. Мастер отстранил меня и сделал финал: все герои сказки встают со знаменем и идут на дворец Гороха. То же натянуто получилось, но как-то прошло. А концерт был не мартовский, а майский в День международной солидарности. В этом и была фишка. Они все про солидарность, а мы про одиночество в толпе. Начитались самиздата. И стихи были не наши, а авторов, которые сейчас в золотом фонде русской поэзии. Инфантилизм! Внутреннее бунтарство. Молодость. Смотрели в подпольном киноклубе “Кентавр” шедевры мировой киноклассики Спорили.
    Неужели это все прошло мимо Вас? Мы жили в параллельных мирах?. Мы вечерами выходили на ул. Ленина и у “Детского мира” читали стихи. Устраивали спонтанные вечера поэзии в парке им. Пушкина. Это все, что мы могли тогда в силу своего «инфантилизма».

    «Он (ректор) придумал хитрую формулировку: «Отчислить за неправильное отношение к ведущим преподавателям кафедры».»
    Если автор исповедуется в статье, то чего себя сдерживать. Расписал бы, как все было.
     Ответ: А так и было. Ректор идеологического ВУЗа не мог сделать иначе. Пришлось бы отвечать за идейную подготовку студентов.
    «Дальше началось неправильное отношение ко мне. Я стал политзаключенным без посадки, 2 месяца жил на жд вокзале, питаясь тем, что остается от пассажиров.»
    Не уточняется, кто неправильно относился к автору.
    «2 месяца жил на вокзале» –  значит, попёрли из общаги. Это в корне не верно. Должны были обеспечить благоустроенным жильем. Ничего, что очереди на жилье по всей стране.
    Да и друзей вдруг не оказалось. То был целый клуб единомышленников, все такие клёвые, все такие смелые и остроумные.  И вдруг никого. Даже бесстрашный Цукерман от друга отвернулся.
    Питался объедками – на работу идти не хотелось, легче было побомжевать
     Ответ: Итак, общаги не было. Ее в природе не было. Когда хозяйка квартиры, которую мы втроем снимали, узнала, что я не студент, она просто меня выгнала, потому что жилье она сдает только студентам. У нее такой уговор с участковым милиционером. Она боялась. Круг единомышленников как-то резко сократился. Со мной разговаривали на бегу, пряча глаза:”Ну, ты, понимаешь, старик, дела”. Осталось несколько истинных друзей (двое). Они помогали. Я немножко не правильно написал, что жил на вокзале и т.д. Я ночевал на вокзале, где мог днем подрабатывал, например, на расфасовке газет в типографии, на покраске скамеек. В типографии деньги платили через две недели работы (а две недели надо жить). Поэтому на вокзале я подкарливался остатками гарнира, иногда оставленной котлеткой и т.п. Есть хотелось все время. Молодой, развивающийся организм. 
    А над Цукерманом были люди, которые решали…
    «После исключения из института все мои попытки найти работу по специальности в учреждениях культуры вызывали у работодателей улыбку: «Работы нет».
    Совки проклятые, сидели  и улыбались. Не хотели брать человека без специальности и диплома на хорошую работу. Это только в благословенной западной демократии любой с улицы, или отчисленный из института может без проблем устроится на любимую должность.
     Ответ: Никакие они не совки проклятые. Просто они наводили обо мне справку, а им говорили:”Нет”. Таков был порядок. Устроиться я хотел в Дом культуры методистом в отдел культработы. То, что я знал и умел, но они не просто улыбались, а говорили: “На весь день 35 руб. в месяц” при самой нижней ставке 90 руб.
    «Я понял, что у меня – «волчий билет» Телефонное право.»
    Начальники забросив все дела по ночам тайно перезванивались друг с другом. Кстати, любопытно узнать, а кем хотел автор устроиться работать?
    Да.
    Для сведения.
    В США, попав по малолетке в околоток за травку или еще за какую мелочь, можно смело поставить крест на карьере. Всю жизнь тебя будет сопровождать отметка о проблемах  с законом. И никакой амнистии. Если, конечно ты не сын миллионера.
     
     Ответ: Смотри выше. А по поводу США не понял. В чем Вы меня подозреваете? В травке и водке? Как это знакомо. Вас понесло.
    «Меня кончили. Нашел работу грузчика на хлебокомбинате и «откормился» чуть-чуть хлебом с подсолнечным маслом (незабываемый вкус!) Жил и спал в сушильном шкафу для спецодежды (это было так тепло!) Я работал по 16 часов в сутки в две смены.»
    Не совсем понял автора. Вот, он на целине побывать успел. Чем там занимался?
    Кем работал? Судя по тяжелой судьбе, делать по итогам ничего не умел. Пошел  работать грузчиком. Не слесарем, не каменщиком, не токарем на завод. Выбрал самое простое и ненапряжное. Минимум ответственности – это выбор настоящего творческого интеллигента. Зарплату за две смены  проклятые коммунисты не платил, поэтому питался подножным хлебом. На столовку денег не было. Наверное,  ГБ-шники  возле кассы отбирали. Есть подозрение,  что в сушильном шкафу пару раз переночевал по пьянке.
    Утверждение иного противоречит основополагающей мысли автора, о  тоталитарном контроле за его судьбой. За пару ночевок в шкафу его бы быстро вахтер сдал  в  участок, а  там и этап за бродяжничество светил. Однако, тут КГБ со шкафом не дало маху, не упустил диссидента. 
    Ответ: На целине я оказался в 1957 году 6-летним мальчиком. Там школа, комсомол, идейное воспитание. До 18 лет. Не рулил я комбайном. Но дух и гордость целинников впитал. Деньги на хлебокомбинате выдавали раз в месяц или при увольнении (а до этого нужно жить). При поиске работы по объявлениям сработало слово “хлеб”, рабочих профессий у меня не было. В сушильных шкафах я был не один. Там и сейчас работают горемыки с разной судьбой. И вахтеры никого не гоняют. Не много желающих на эту работу и потом есть человеческое сочувствие. Когда наконец-то там я получил зарплату, я начал искать новое место работы. Извините за некоторую драматизацию ситуации с “намеком на бомжа”, просто они не могли дать даже место в общаге. Не было такой возможности и в отделе кадров мне сказали:”Молодой человек, чего ты не можешь найти нормальную работу? Чтобы общага была.” Так я и нашел тюрьму и получил общагу и нормальный заработок.

    «И вдруг мне намекнули, что такие БОМЖи им не нужны. Откуда прилетело? Оттуда. Не может «политзаключенный» есть хлеб с подсолнечным маслом и репчатым луком, даже если это единственное, что у него есть.»
     
    Откуда прилетело, кстати? Что значит намекнули? И вообще, подозрительный тип.
    Работает в две смены, а на еду денег не хватает. Наверное, откладывает на подрывную деятельность. Хлеб  с луком выдавил скупую слезу.  Вспомнил Буратино.
     Ответ: Так мне тогда казалось. Я везде видел какой-то подвох. Тут в моей писульке немножко перебор.
    «В течение недели, слава Богу, я случайно нашел работу в следственном изоляторе ИЗ 701 (пересылочной тюрьме) в должности фотодактилоскопа (фотографировать зеков и снимать отпечатки пальцев)
    Ужасно! Органы недобдели и позволили врагу внедриться в святая святых.
    Вот я и узнал, чем занимался на целине автор. Не пашню пахал, а затвором щелкал.
    А то ведь «освоение целины» звучит весьма героически.
     Ответ: При приеме на работу в ИЗ 70/1 у меня было долгое собеседование с начальником. Я все рассказал. Он меня понял, поверил. Он видел запутавшегося юношу в интеллигентском свободомыслии. Работа была чисто техническая, абсолютно подконтрольная и этот начальник просто по-тихому принял меня на работу. Видимо мудрый был человек. Как-то везло мне в жизни на таких людей и на других. А «щелкать» затвором это за подло? А как же: «Трое суток шагать, трое суток не спать, ради нескольких строчек в газете»?
    «Нашли через военкомат и прислали призывную повестку. Долг перед Родиной есть всегда, даже если ты ничего не должен, это священно и с тебя всегда потребуют быстро, скоро и по закону. За что я должен? За то, что родился в этой стране? Я об этом не просил»
    Вот это творцу не понять. Родине он ничего не должен. Защищать её стыдно. Даже по закону. Стыдно, что родился в этой стране. Об этом не просил. Хочется добавить:
    «Убил бы себя. Ты же не просил  рожать. К матери пошел бы. Сказал,  что жить стыдно. Она бы поняла. Пожалела бы убогого»
     
    Дальше мой мозг порвался от логических построений.
    «Но защищать ее буду, как умею. Нужно с оружием? Научите.»
    Зачем учить? Стыдно же.
    Однако, все оказалось проще. Автору засветило устроиться в ансамбле. Конферансье.
    Да вдруг обломалось. Нашли, похоже, выпускника с дипломом. А бедолага попал в стройбат. Бо, ничего руками не умел, мог только носить больше и кидать дальше. А ведь хотел  в бадминтонные войска.
    Понятно,  что  в армии адский ад. 
    Ответ: Это не серьезный разговор, Вам попала шлея сарказма и Вы стали ее жертвой.

    «6 ребят «случайно» погибли под падающими деревьями»
    Кавычки для «случайно» подразумевают, что гибель была заранее построена проклятым государством, а не явилось результатом собственной безалаберности и глупости.
     Ответ: Государство здесь не при чем. Это есть звериная тема. Сколько офицеров погибло в атаках на фронте  от выстрела в спину? В моем стройбате на лесоповале все, работающие на делянках прапорщики и офицеры лебезили перед солдатами (бывшеми зека в погонах), потому что хотели жить. Потому закрывали глаза на ночные избиения, издевательства (если я Вам напишу в подробностях, у Вас кровь будет стыть в жилах). Дедовщина сегодня в строевых войсках это детский сад. Конечно, все погибшие ребята были нарушением техники безопасности. Но только кто там был, шепотом рассказывали о батарейном лесоповале, который категорически запрещен, но помогает выполнить план.»Даешь кубометры леса!» Это когда подпиливают деревья (10 -15) и последнее роняют. Это делается по-тихому. Доказать ничего почти невозможно.

    «по пояс в снегу зимой и полностью в болотном гнусе летом. Могу я считать себя политзаключенным? Все было сделано просто из кабинета по телефону.»
    Мафия! Дотянулся проклятый Сталин. Из могилы достал.
     
    Эта фраза  бесподобна:
    « Сколько нас таких – верящих, стремящихся к лучшему, я думаю, лучших, которые стали политзаключенными без посадки? МИЛЛИОНЫ!»
    Ну, понятно, они «лучшие». Которые ни руками ничего сделать не могут, ни головой придумать. Кто из института культуры не вылетал, в стройбате не служил, тот, понятно, из «худших». Тем более, если и жизнь удалась, и работа нашлась, и  детей народилось.
    Миллионы работающих на заводах,  строящих страну, защищающих её – они худшие.
    Потому что умеют работать,  потому что сами свою судьбу решают. А вот,  если ты непризнанный гений, то виноваты все, но только не ты. 
    Ответ: Вы – то сами понимаете, что передергиваете? Вспомнил, как меня вызвали в райком партии, когда я режиссировал праздник “Проводы Зимы” в парке им. Гагарина. Взгрели вплоть до увольнения за то, что кульминацией праздника было сожжение чучела Зимы. “Вы что там задумали!? Зимой мы выпускаем трактора, выплавляем металл, строим и т.д. А вы сжигаете это все? По-вашему зима это плохо?” Вы мне в последней реплике напомнили это заседание райкома. А моя судьба неудачника сложилась хорошо, не взирая или вопреки. Перестройка все поставила на место. 
     
    А теперь ответ на Ваш комментарий к этому личному письму для Вас (раз уже оно становиться публичным) Возникло ощущение, что Вы готовы вслед за В.И.Лениным подписаться под его словами: «Интеллигенция не мозг, а [censored] нации». Коммунисты тех, кто им не служил, отправляли теплоходами за границу, в ГУЛАГ, в психушки или просто создавали условия лечь на дуло револьвера или залезть в петлю. А позже объявляли «инфантилами» и устраивали негласные запреты на профессию. Ну, тля они, не могут у станка стоять. «Гении», которых мы должны кормить. Не понимают, что в любом государстве правит идеология. Не подчиняются, заразы. Сами во всем виноваты! Неудачники. 

    Скучно мне с Вами.

    Ответить
  • Александр Камоцкий

    27 ноября 2011

    Посмотрел как встал мой комментарий на портале и возмутился. Кастрировали слова вождя. В собрании сочинений В.И. Ленина это высказывание без купюр. Попробую процитировать по-другому, потому что это слово очень важно.  “Интеллегенция не мозг , а г..но нации” У вождя без точек.

    Ответить
  • Алексей

    28 ноября 2011

    Автор статьи, вы никакого отношения не имеете ни к политзаключенным, ни к диссидентам. Вы банальный неудачник, нытик и хлюпик. Вы не любите свою страну, не уважаете своих соотечественников. Вам повезло, что вы родились именно в этой стране, в другой с Вами бы так не нянчились. “Непризнаный гений” в кировских болотах с бензопилой в руках – это самое полезное что похоже сделали в своей жизни. Понятно, что хочется быть великим настолько, что хотелось бы, что бы все КГБ и прочий репрессивно-идеологический сектор СССР только о вас и думал, но увы это не так. Думаю что великое Ваше имя в тех органах даже и не знали. Вы узник собственного эго.

    Ответить
  • Александр Камоцкий

    29 ноября 2011

    Вы читать не умеете? Где в моей статье есть претензии к КГБ? Наоборот я написал, что им все  это было не важно. Все суровые ветра дули из ВУЗа с его партийно-административным аппаратом, который беспокоился о своей шкурке. Я знаю их имена. А КГБ  мы не интересовали. Там очень умные люди (которые, кстати, всегда были и есть выше идеологии, которую придумали партократы) и не занимались всякой  младенческой ерундой. Они реагировали тогда, когда была опасность для страны. Это совсем не НКВД и тем более ФСБ.. Более того, о чем я узнал впоследствии, они одергивали функционеров в их рвении выслуживаться и выглядеть. Вы не умеете читать и думать. Почему вы не спросили меня о том, как же этот «хлюпик» стал успешным в жизни? Может он не такая уж размазня? Почему это ему удалось?
    Партийно-административная номенклатура гробила творческих людей и выписывала им «волчьи билеты». И таких людей великое множество. Я хотел бы, чтобы они откликнулись. Или у них как у меня до сих пор сидит холод в груди?

    Ответить
  • Александр Камоцкий

    29 ноября 2011

    Вот В. Путин на днях сказал, что наша оппозиция нанята на зарубежные гранты. Ату их всех! Не стоят за станком. «пособники», враги. Как это все знакомо! Ищи врага!!! Первое дело это громогласно заклеймить. А потом уже появиться враг. Все оппозиционные партии. Но, как ВРАГИ. Сколько раз нужно наступить на грабли? Моя жизненно- мелкая история в масштабах страны – тоже самое. А такие как вы будут кричать: «Ату его!»

    Ответить

Добавить комментарий для Александр Камоцкий Отменить ответ