ГЛАВА № 111

Читающий эту главу знает, что в основе любой книги лежит отрицание того, что в начале было Слово, потому что в книгах изначально заложено очевидное и сладкое разочарование: мол, в конце концов всё кончится словами…

* * *
Как пахнет блондинка в вечернем метро
И в утреннем метро
И перекись у виска.
Мы будем пить крем-соду и ситро,
Всё время нас ухватит за бока,
За жабры нам не хватит табака,
Но подсластит свинцовый бубль-гум
Весь этот гам, не слышный нифига,
И глум, и голод, и весенняя пурга.

Мы будем жить, как скажет воробей,
Как пискнет стриж под сводами подземки.
Я стала быть, как воздух из грудей
Там, выше нас, каскадами поземки.
Давай ты будешь каждым из людей
Давать свои запястья и коленки,
Покуда не закончится гвоздей.

* * *
Не плодить одиноких штук
Стык в стык,
Шов к шву.
Шероховатые голоса
Цепляются за молву.
Шаг
В шаг
Попадает след,
Пропадает стыд.
Снег идёт
По твоим стопам,
По твоим словам,
Так
И должно быть.
Так тяжёлое лёгкое
С той
Стороны ребра
Не мужчина, не женщина,
Не кузнечный мех,
А пустая шкурка, сухой наждак.
Там, где денег нет,
Не велика нужда,
Но, где света нет,
Особенно дорог блеск.
Не платить одинокий плеск
Занавески о зимнюю гладь окна.
Пластик, новые виды, стены меняют цвет,
Становятся как страна.

* * *
Год последний, предвоенный,
Весь какой-то сокровенный.
Неужели это я
До этого дожила?
Тень тяжёлая, не моя,
Тянет жилы дотла
И сама вытягивается антенной.

Мы ещё не знали тяжёлых плеч,
Как их давит солнце,
Окутанное в слои
За слоями.
Мы здесь все свои
И в яме.

Нет, не все свои –
Уже и память не та,
Узелок на память
Вытянут, как места
На коленях, которым таять.

* * *
Выходит из моды,
Как из воды,
Земная поверхность,
Её долгие проводы,
Лишние слёзы,
Здесь помарка, описка, следы.

И, затмевая чёрный свет собой,
Поверхность лунная в её прозрачном глянце
Становится одеждой, и рябой
Её перед покачивается в танце,
И спинка, и невидимый подбой.

Ничья душа, одетая в луну,
Подумав, не склоняется ко сну,
Но выдвигает свой невеский довод –
Хрустальный уголь, сложенный в слюну,
И вся сгорает в уголке диванном,
Как и в глазном сгорела бы, и ну-
Жен здесь, по-видимому, провод
С глазного дна к безглазому не дну.

* * *
Будет дымка, морозный туман,
Минус восемь, кончается мир.
И сидят по панельным домам
Те, кто не был, и те, кто был.
Стань огнём, говорят, огонёк
Над конфоркой горящего дня.
В пиромании
Детской
Подросток сжигает листок,
И сквозь них проступает стена.

* * *
Так и плыли мы до поры, до воды.
Доплывали голыми до воды,
Застывали порами у коры,
И смола
Тянулась,
Как тянется только мать.
И плыла по берегу
Тень моста
Тенью дерева
В глубине куста.
Так и плыли мы, рассекая кров,
И неясный отзвук не шёл на свет.
Это было практически
Как менять
Этикетки спичечных коробков
На наклейки с других планет.

* * *
Где воздух спирает грудь
И страх расширяет вены,
Проходи, сгорающий человек,
Сквозь ледяные стены.
Пролетай, тающий леденец,
Между щекой и горлом.
Ты пропадёшь в лёгкие,
И это будет скорее акцент,
Чем говор.
Так каждый день человек уходил,
И его оставалось мало,
Хотя плоть полнела
И душа его прирастала.

* * *
Здравствуй, огонь,
Синий газовый пламень,
Стань моей правой рукой,
Стань моей левой рукой,
Стань моими ногами
На пол, коснувшись ногой
Рыжего пластика плоти
Каждой щели половой.
Свет из окна ноутбука
Тоже весьма синеват.
Впредь тебе будет наука
Вечных весёлых ребят.
Пламя встаёт над ногами
В длинном глазастом дыму.
В узкой и тесной Вселенной
Страшно тебе одному.

* * *
Это тело далёкого мира
Шлёт телу далёкого мира
Приватный привет,
И эпоха меж ними,
Как в нимбе,
Стянулась в дугу.
Так картинка на свет
Раздвоилась на лево и право,
На глаз и на глаз.
Говорю: «Не могу»,
И сказать не могу,
Чем она обернётся для нас.

* * *
Се грядёт невеста,
А тени над ней стоят,
И дорога вьётся воздушными петлями эстакад.
На капоте лента, и виадук
Для кольца раскрывает руку,
Хотя не имеет рук.
И горячий воздух взбивает за прядью прядь.
О, какая музыка понесётся по
Травянистым улицам,
Слюдяным депо,
Заводским переулкам в переплетеньи труб.
Се грядёт невеста,
Это её кольцо,
Из-под навеса
Светит её лицо.

* * *
Поскольку я на улицу вообще
Не выхожу с начала разговора
И до начала тоже не вхожу.
Так входит в кожу мыло или масло,
И там, под ней, подобное ножу,
Подобному реке, что не погасла,
Пока несла огни на глубине,
Другим огнём расходится во мне.
Ну, повтори, чего тебе не ясно?

Опыт прочтения

О Главе № 111 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 80, 204, 206, 210, 351, 370, 417, 551, 611, 642, 667.
Отзыв №1
Юсупова Регина, журфак ЧелГУ

В целом стихи интересные, с неожиданными поворотами сюжета. Читается очень легко. Все слова понятные и простые. Все стихи плавно меняют темы. Нет резких переходов. Мне нравятся рифмы в стихах. Например: «Будет дымка, морозный туман, минус восемь, кончается мир. И сидят по панельным домом те, кто не был, и те, кто был». Туман–домам, мир–был. Необычные, запоминающиеся и оригинальные рифмы.
Я думаю, что можно эти стихи сложить в песни. Песни под гитару. Представляю группу друзей возле костра, которые поют эти душевные песни. Особенно для песни подойдут следующие стихи: «Здравствуй, огонь, синий газовый пламень, стань моей правой рукой, стань моей левой рукой, стань моими ногами…»
Не смотря на то, что стихи написаны просто и в некоторых строках всего два по два слова, в них есть много смысла. Я считаю, что для каждого человека этот смысл свой. Каждый воспринимает эти стихи по-разному. И для каждого они что-то значат.
***
После прочтения этих стихов я представляю свой дом. Сразу становится тепло и уютно. Эти стихи немного грустные. А когда я вспоминаю свой дом, то всегда грущу. Стихи я прочитала медленно. Когда я приезжаю домой на выходные, то все стараюсь сделать не торопясь, растянуть время, дорожить каждым моментом.
Строчки «Так и плыли мы до поры, до воды. Доплывали голыми до воды, застывали порами у коры…» напоминают мне мое любимое место. Это озеро, которое находится через дорогу от моего дома. Туда я прихожу, когда нет настроения, хочу над чем-нибудь подумать или просто отдохнуть.
Когда читала стихи, то представляла моросящий дождь, так получается, что когда я прихожу на озеро, то погода всегда не очень хорошая. Эти стихи навевают мне некоторые воспоминания из прошлого. Читаю их и просто вспоминаю себя.

Отзыв № 2:

Татьяна Пухначева, кандидат физико-математических наук, Новосибирск, автор второго тома РПР-2016.

Свой – чужой, или не проходите сквозь стены.

***
Где воздух спирает грудь
И страх расширяет вены,
Проходи, сгорающий человек,
Сквозь ледяные стены.
Пролетай, тающий леденец,
Между щекой и горлом.
Ты пропадёшь в лёгкие,
И это будет скорее акцент,
Чем говор.
Так каждый день человек уходил,
И его оставалось мало,
Хотя плоть полнела
И душа его прирастала.

Стихотворение очень короткое, неклассические тринадцать строк. А написано про него получилось намного больше. Этот факт можно несколько оправдать сразу двумя причинами. Во-первых, в хороших стихотворных текстах есть такая особенность, как сжатие и кодирование информации. А во-вторых именно из-за этого их очень интересно разгадывать. Тем более, раз уж все кончается словами…
Итак, попробуем разгадать этот стих. От радости, или гнева, или еще какого-то сильной эмоции сперло дыхание. Скорее всего, это все же не очень положительная эмоция, коль скоро к ней добавился сильный страх. Настолько сильный страх, что сердце от него уходит в пятки и приливающей кровью распирает вены. Все вместе точно описывает состояние сильнейшего стресса. Стресс сжигает человека, поэтому он буквально горит, действительно «сгорающий». Горящий человек легко может пройти сквозь ледяную стену, просто-напросто расплавив ее.
Да уж, в гневе, например, человек способен делать весьма необдуманные поступки, о которых потом часто сожалеет. Вот и здесь, ну зачем, зачем плавить ледяную стену? Чтобы преодолеть преграду и проникнуть внутрь чего-то. Хотя нельзя исключить возможность проникновения наружу изнутри чего-то. В любом случае такое проникновение сквозь ледяную стену приводит к «перевертышу». Тающая ледяная стена тут же превратилась в тающий леденец и уже не человек проходит сквозь нее, а она проходит сквозь человека. В итоге возникает вполне логичная цепочка, ведущая к тому самому воздуху, которого не хватало в первых строках. Мы внутри, а там-то его много. Напомню чисто физиологический факт, что, как правило, дыхание «спирает» после вдоха, как бы лишая возможности продолжить и выдохнуть. А вот и цепочка: воздух – дыхание – речь (слова).
Хотя это не звуки связной речи, а скорее один громкий звук-всплеск, акцент. Как всплеск камушка, упавшего в воду, так же и всплеск леденца пропавшего в легкие.
Интересна тема акцент – говор, в которой проявляется еще один аспект. Возможно, он здесь далеко не самый главный, но все же дает некоторый дополнительный смысловой фон. Посмотрим, чем они отличаются и в чем похожи. И то, и другое кроме уже упомянутого звукового значения, имеет еще дополнительный смысл некоторой неправильности в речи. Но акцент есть неправильность в произношении, а слова при этом употребляются обычные. То есть акцент бывает у человека, который говорит на чужом, не родном языке. Это «чужой» человек. Говор — это употребление не совсем привычных стандартных слов. Говор можно услышать от человека, который говорит на родном языке, то есть у соплеменника.
Уйти без возвращения можно только один раз. И если каждый день уходить, то придется каждый день возвращаться. Почему же из-за этого человека остается мало? Потому что с каждым уходом, то есть проходом сквозь стену и обратно, он или частично сгорает и возвращается немного другим. Не совсем человеком, «чужим»? Кстати, другим уже потому, что эти переходы вносят изменения и в его плоть, и в его душу (плоть полнеет, душа прирастает).
И в конце уже совершенно крамольная, и скорее всего, совершенно нелепая мысль. Почему-то все это напоминает сложные семейные отношения, этакий перманентный семейный скандал.

__________________________________________________________________________
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».