ГЛАВА № 113

Художник достигает вершины тогда, когда публика начинает слышать его молчание.

* * *
Всё то, что я писал в те времена,
в стране известных намертво расценок
на похороны, выпивку до дна
в любом из баров, метры между стенок,

на стоимость минуты из мечты,
на стоимость минуты из желаний,
на слово «ты»,
весь перечень обоснований,

составленный тогда из запятых,
унылых в феврале и марте
и в августе бессмысленно простых,
лишь только занял место на флеш-карте
в четыре гигабайта голубой,
подаренной тобой,
лежит в кармане джинсов за два цента
и ждёт момента.

* * *
Весь город этой светошумовой.
Смотри, куда верчу я головой,
над чем я провожу сейчас рукой –
над пустотой, над тёмным детским садом,
над городом по имени Другой,
над адом.

Я выше этого, но выше самолёт
слезоточивый след оставит в небе
и шумом связь мобильную прервёт,
ненужную, как всё, где раньше не был.

На лифте долго ехать до земли.
Холмами, спусками, чужими адресами
гулять всю ночь, пока не замели
снегами
и войной не замели.
Вон люди непонятные прошли.

* * *
Это Кай возвращается пешком по сугробам
Не будет Каю больше высокоэтажных пьянок
Холодных проспектов
Чужих конспектов
Ледяной водки
Искрящей проводки
Шумного бала
Односпального покрывала
С вышитыми цветами

Ссор с ментами
Громкого смеха
Это Кай возвращается спозаранок
Виноваты Кай и осколок оба
Земля им мехом

Это Принцесса всё вместо туфельки потеряла
Не будет ей больше неба что ниже туч
Дворов-колодцев
Верных оруженосцев
Солнца на цыпочках
Таксистов в очках
Памяти девичьей
Славы пока ничьей
Стоит Принцесса возвращается у вокзала
Вся в слезах от старой комнаты в сумочке ищет ключ

Чуть позже в том скучающем городе, протекающем у реки,
На набережной, как сон алкоголика беспорядочной и короткой,
Кай встречает Принцессу, Принцесса встречает Кая
Не особенно и вникая
Какого-то мая
Что-то важное происходит и возникает
Вот уже её рука не может жить без его руки,
Вот уже катер плывёт на остров.
Осколок Кая становится особенно острым.
Принцесса мучается мечтами, Кай спасается водкой.

И над миром другое Солнце восходит.
Уже можно жить здесь не только летом.
Здесь теперь будут трогательные слова
Улыбки сладкие как халва
Счёт до ста
Счастье и красота
Секрет синих глаз
Вдохновение и экстаз
Пусть даже кроме этого ничего и не происходит
И прошлая жизнь навсегда затягивает с ответом

* * *
Не выходи из комнаты плацкартной,
из темноты кудрявой непонятной,
не пой.
Не говори со мной.

Не выходи из тамбура, кури.
Дыхание, примёрзшее к двери,
к стеклу вагона, мерзкому, как нет,
приснится мне.

Не выходи на сцену и перрон
из-за кулис тяжёлых, как бетон.
Движения достаточно и шума.
Прошу.

* * *
– кто со мной поиграет в скраббл
кто слово «маркшейдер» выложит
вдоль всей улицы зимней
большепокровской

– если большепокровская бы была бы
мы бы поднялись бы выше
над этой вот линией
приподнялись бы просто

разложили бы игровое поле
в зиме по колено
играли бы пару лет
но ничего не поделаешь этой улицы нет

есть покой и воля
а иначе всё шло бы обыкновенно
мы выкладывали бы «крепжоржет»
«выме» «рыле» «смерть» «залупа» «кабриолет»

* * *
два трамвая на перекрёстке как иисус христос
превращают в пиво жару и на шее засос
и царапины на животе превращают в правду
два трамвая остановившиеся на мифическую преграду

красного света горящего в пять утра
своими звонками синяки на спине умеют забрать
в поцелуй синяков уже больше ста
и только трамваи спасут со своего креста

а когда их нет или не веришь или тебе не с руки
дойти до трамваев остаётся ветер с реки
на набережной а от ветра слеза
образуется и утекает за

* * *
идёт смерть по улице несёт блины на блюдце
спят медведи бомжи под мостом милуются
кому вынется тому и сбудется
кудри вьются
рыбы подо льдом бьются

ноги ступают по льду опасаются
увязают как будто в глине

говорит льдинка льдине:
мы лёд по ногами
и небо над плавниками

(крапивин)

бьёт барабанщик в виртуальный свой барабан
палочками бормочет песню с ответами на вопросы
жилкой под коленкой диктует «руки убрал баран»
откидывает со лба отросшие за каникулы волосы

космонавт обнимает его но это не тот отец
с цифрой пять запрещённой на пряжке и в зрачках
их вены синхронизируют ритм возгласов и сердец
и рефлекторно лайкают всё подряд их смартфоны задержанные в руках

* * *
в воде по щиколотки
в песке по самые шрамы
играть в маленькие городки
слать длинные телеграммы
узнать в ответ
лазер фиолетовый цвет
горячий привет
узнать перед смертью как переходить дорогу
как трогать недотрогу
гладить пушок над верхней губой
не быть с тобой
целыми днями молчать ничего не пить
всё забыть
и от удивления умереть что так может быть
со словами «смотри какая-то баба гуляет с биглем»
мы все погибнем

* * *
в этом мире нет никогда войны
у кого ни спросишь – всё спокойно в полном порядке
из всех шумов – лишь волны накатываются на валуны
выпускники играют с бутылками в прятки
сердце бьётся под мантией-невидимкой
кто-то в стенном шкафу печально сопит и дышит
ещё слышно как ночь испаряется августовской дымкой
голубь грузно перебирает лапами по двускатной крыше
маленький катер едва заметно качается на воде
в этом мире нет места беде
её никогда не бывает
ведь даже когда дамблдор умирает
он потом появляется в гарри поттере и дарах смерти
оказывается за всё в ответе
разъясняет сюжет
а войны никогда нет

Опыт прочтения

О Главе № 113 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 30, 204, 270, 272, 325, 348, 349, 417, 597, 611, 668–669.
Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».