Сергей Слепухин, поэт, писатель, художник, издатель, культуртрегер. 12 книг. Автор Уральской поэтической школы. Живет в Екатеринбурге.
http://mv74.ru/upsh/sergej-slepuxin.html

ГЛАВА № 58

Лирические стихи – это самые изысканные, но все-таки консервные банки, куда закатаны и вкусная печаль, и сладкое горе, и надежда, что когда-нибудь тот, кто заставил тебя всё это пережить, отравится-таки твоими консервами.

* * *
Машина прошипела шинами,
Взъерошился забор, озверился,
Понабежали тени длинами –
Коротышами и детинами –
Замерить то, в чём дом уверился.

Жуть, трепет, страх ползли, задверные,
на дно палаты дурки бешеной,
ликуя и смеясь, наверное,
во мгле, на старый гвоздь повешенной.

В обличье букв и слов над безднами
культяпками стучали, ятями,
и пропадали под железными
завинченными в ночь кроватями.

И кто-то крикнул нам измученно
чревовещателя рыканием:
«Свободу усмиряют скрюченно –
то божья кара, наказание!»

…Скрутив «козла», махру отборную
насыпав, в половине пятого
конвой ушёл на двор в уборную,
и в окнах за решёткой чёрною
скончалось время, в точку сжатое.

* * *
«Пустота как присутствие…»
Д. В.

Опасность обычно таится с наветренной стороны,
Тени убийц копошатся в бездонных зелёных лужах,
Вентиляционные шахты отрыгивают из глубины,
Дремлющий запах горя вываливая наружу.

Он и есть, по сути, последняя темнота,
От голоса, ставшего чуждым, глаза отрешаются спешно,
Фонари, зажигалки – выкинь! Куриная слепота!
На ощупь! Только на ощупь! Если спасёшься, конечно…

* * *
На поверку вещи границ не имеют,
серебристая тень и чернильный омут
не удержат предмет в постоянных пределах,
не смирят в запёкшихся очертаньях.

Вот и мы из собственной формы уходим
величаво, с гордой хвастливой осанкой.
Что нам абрисы, контуры, силуэты,
несвобода, данная при рожденье!

Лёгкий шаг бесчисленно множит склоны,
чистят небо ангелы, крыл не жалея,
наблюдают сверху глазами птицы:
мы храним себя не дольше мгновенья.

* * *
Мир потускнел, стал мокрым, грязно-серым.
Скудеет шарканье в больничных переходах,
Скрипит каталка, чья-то труповозка.
Так в преисподней стонут поезда.

Открой глаза, чтоб их захлопнуть снова.
Приложишь ухо к черноте могильной,
Биенье жизни прожитой услышишь
В ребристом горле скорбного туннеля.

Ах, огненная гусеница вербы,
Накаливанья нить пушистой лампы,
Светильник в старом храме изваяний
В конце пути, там где-то, где-то там…

Обмяк контактный рельс, «М» кровяная
В палате интенсивной терапии,
Лишь провода от капельницы сбоку
На фото доставляют слабый ток.

* * *
Мраморные берега станций метро,
браслеты света в чёрном рукаве,
сочит под шпалами шалая вода,
ближе к свету – воробьи и крысы.

Кувалды сбивают накладки с рельсов.
Вырубленные в бетоне могилы зернисты.
Для свежих шпал, новоявленных трупов?
Играет шпала? Своё отыграла?

Прячется ночь желтками яичными.
В голом тоннеле вентиляционные шахты
гонят стужу в метро, в холодных струнах –
долгота, счислимая приблизительно к смерти.

* * *
по животу который
под пальцами поджимается
в подлесок прячься
зверёк пугливый
извивается червь
на части разрезанный
запретными словами
вползает в ухо

темнота колодца
зиндан подмышечный
паук
нависаю
слюной на нитке
холодильник задрожал
завёл тряскую песню
что-то и в тебе
жалобно передёрнулось

любви испарения
солёные запахи
трутся сбиваются
пускаются врассыпную
по плодам узнаю их
на вкус
на ощупь
с терновника виноград
с репейника смоквы

Из Горана Бреговича

Снова ветер, ветер свистит в ночи,
И собака во тьме рычит,
Непогасший отблеск искры свечи
«Выводи машину» кричит.
Прокачу, красотка, садись со мной,
Я-то знаю, что ты не прочь,
Это тачка смерти, но я живой,
Я тебя укачу в ночь.

Опусти стекло, дай вдохнуть, дыхнуть,
Освежи немного меня.
Намотал круги, поломал свой путь,
И внутри не осталось огня.
Только ты качаешь не в такт головой,
Говоришь, что сможешь помочь.
Это тачка смерти, а я живой,
Я тебя увожу в ночь.

Прикоснись ко мне, ты совсем дитя,
Пахнет кожа парным молочком,
Позабуду о смерти, с тобой летя,
И сыграю с судьбой в очко.
Я к началу жизни несусь, заводной,
Чтоб конец увидеть точь-в-точь,
В этой тачке смерти, пока живой,
Навсегда уношусь в ночь.

* * *
Пребывание тела в пространстве
сродни бесприютности тени,
просветлённый проём
лишь блазнит в непролазном лесу,
жизнь течёт изнутри
водосбором прохлады и лени,
через миг исчезая,
как тени крыло на весу.

* * *
Иллюминация отчаянья: зажечь все лампы!
Пыль стереть с чёрно-белых «влюблённых».
Больше нет языка сказать всю правду,
лунное зеркало – белладонна.

Ложный бог наказывает, истинный – убивает.
Имена – скелеты, их плоть в могиле.
Я тебя так любил, а ты – зараза!!!
Неделимы атомы – боль, и только…

* * *
Чем ближе к Солнцу, высотник, тем оно холоднее,
Утечка ли кислорода, запахи темноты,
Я гляжу в лобовое: двое, один – заметно бледнее,
Но сбитый с небес лётчик, к счастью, Сергей, не ты.

Судорожно хватаешь всё, что в горле застряло,
Сырое, зелёное, дряблое, постный Рембо сонет,
Белые карлики кутаются в космическое одеяло,
До жуликов, дыр этих чёрных, дела пилоту нет.

Донорское лицо под шлемом грустит одиноко,
В одной из немых галактик, на одной из глухих планет.
Трагический Робокоп – удар электрическим током
В стране, где, увы, веками выдуман белый свет.

Памяти Алексеева
«Что видно из окна»
И. А.

Злая маска лица,
и на череп косынку надели,
простынёю казённой
застелен медлительный взгляд,
за стеною окна
двор больничный, грибочки, качели,
и кончается жалость,
мечтается к маме – назад.

Лысый дядька, серьга.
Дерматин на кушетке помятой.
Телик, плеер, таблетки…
Опять не дают умереть.
Не читать, не стонать –
обезьяной сидеть виновато,
будто Брейгель дежурный
назначил смертельную клеть.

Голубым и зелёным сползло
то, что жизнью казалось,
нос приплюснут к стеклу,
в промежутке зависший мертвец.
Ты пока не смердишь, человец,
подожди ещё малость,
в передозе трамала
настанет счастливый трындец.

* * *
как мышь в ночном горшке несётся время
года кругами в страхе нарезая
не будет продолженья в лад и рифму
зверёк издохнет завтра поутру

Опыт прочтения

О Главе № 58 написано во втором томе «Русская поэтическая речь-2016. Аналитика: тестирование вслепую»: 55, 80, 205, 210, 211, 249, 268, 269, 332, 349, 358, 413, 497, 531.

Отдельных отзывов нет.
Вы можете написать свою рецензию (мнение, рассуждения, впечатления и т.п.) по стихотворениям этой главы и отправить текст на [email protected] с пометкой «Опыт прочтения».