КФС. Илья Будницкий

Илья Будницкий о поэте и поэзии в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

Русские поэты

 

Посмотри на липы, затем — на клёны,

Кипарисы… — портики и колонны,

(Промелькнули Тютчев и Огарев), —

Подари им славу — корона астра! —

От «гульден с оленем» и до пиастра,

Как один-единственный из даров,

 

Что достоин выпасть слоновой костью,

Сологубом в рамке, с пенсне и тростью,

А за ним сиренью — сплошной Серов… —

Что ещё попало в костры амбиций? —

Не шиповник? — кровь отворяли спицей,

Словно полем вырос болиголов,

 

И идём, преследуя перелески,

Нет — не липы с клёнами — клоны, смески

Разбивают слово на черепки —

На шипы и кипы, черты и резы,

Ля бемоли (ниже!) и фа диезы,

на болота, омуты, бочажки

 

У реки, бегущей из точки в точку,

Что росло до неба — свернулось в кочку,

Промелькнуло вороном, воронком, —

Лишь Козьма Прутков не по этой части,

Он для славы мал и велик для власти,

И свернулось слово, как смертный ком

 

У камина Бунина, вместе с веком,

Кто смотрел на юг — оказался греком,

Кто на север — немец до немоты,

Потому силенциум лучше злата,

Потому у Фета ума палата,

И разводят каменные мосты.

 

(ЖЖ поэта https://budnitsky.livejournal.com/)

 

Из цикла Писатели, поэты, музыканты (несколько десятков стихотворений, посвященных поэтам разных времен и языков): https://stihi.ru/2010/04/24/1657?fbclid=IwAR0oDBXa99wrTC530-8QBJl5OrzrWYVuLnI3wdrvQbdKN_P0vXDYfQTY2P4

 

В библиотеке три старушки, четыре старика,

Поэты, словно побирушки, сойдясь издалека,

бормочут, шепчут, причитают, — услышат ли, поймут? —

Опять о глории мечтают, огонь сердечных смут

среди скрипучих дряхлых стульев ( толкни соседку вбок),

Австралия — природа ульев, раскрашенный лубок, —

так чудится пенсионеру, он видит лишь отлив,

как ящер, переживший эру, но помнящий, что жив. —

А ты — приехал и уехал, чудесные деньки, —

Среди оваций и успеха пригрелись старики.

(ЖЖ поэта https://budnitsky.livejournal.com/)

 

 

Отрывки из  интервью главному редактору альманаха «Белый ворон» Сергею Слепухину «Только стихи!» 

«…стихи – вот главное доказательство существования поэзии»

«…русская поэзия – это что-то прорывающееся к изначальному языку, праязыку, о котором сказано: «В Начале было Слово»… Язык поэзии должен обладать силой глубинного воздействия, духовной, ментальной, эмоциональной; всеми способами воздействовать на слушателя, читателя, реальность… Я верю в неотменяемость законов безупречной формы, звукописи, работы мысли, умения видеть и творить. Стихи должны быть живыми, меняться и открывать новые смыслы, если со временем мы меняемся сами. Поэтому я утверждаю: Поэзия, как любое творчество, есть одновременно и ремесло и вдохновение. Если мы позволяем себе не быть мастерами формы, не овладевать ремеслом, то и вдохновение будет исковеркано нашим небрежением к законам стихосложения, как зачастую происходит у любимого мною Губанова…»

(https://www.promegalit.ru/public/11704_ilja_budnitskij_tolko_stikhi_intervju_glavnomu_redaktoru_bv_sergeju_slepukhinu.html )

 

 

Хотелось бы понять — к чему мне речь,

Что сохраняют звуки и слова? —

Допустим, слово «взять» и слово «лечь», —

Под заморозок, молча, как трава,

Допустим, слово «снег», над ним «луна»,

Холодное мерцание песка,

Разлука, отчуждение, стена,

Прощание, прощение, тоска,

Забвение, дыхание, рассвет,

И лепет вместе с музыкою сфер,

И речь, которой не было и нет,

Поскольку нет на свете меры мер…

(ЖЖ  https://budnitsky.livejournal.com/)

 

 

* * *

«И так дерьма наешься, что с богами беседуешь…»

 

 

Конкретика? – пожалуйста: страна,

Где видят небо, но не видят дна,

где гильотина – средство от ангины,

и детские болезни левизны

не более, чем сифилис, страшны,

в сравнении с реальностью – невинны.

И символы – кровавик, хризолит,

в чекисты записавшись, Айболит

поставил всем желающим по клизме,

и хочется, и колется отлить –

но стоило ль очарованье длить –

мы всё равно живём при коммунизме.

Единство и борьба – то строй, то грабь,

то прозой – кайся, рифмами – силлабь,

то бронзовей у створок мавзолея.

Не хочется – постранствуй по морям,

втирай о просвещенье дикарям,

пока светлеет тёмная аллея.

Затёртый образ, но зато живой,

нам по миру скитаться не впервой,

но Родина, как язва, не абстрактна,

за лесом не деревья – темнота,

и нет неопалимого куста…

Не гильотина? – значит, катаракта.

 

(Антология современной уральской поэзии. 2012–2018 гг. – Челябинск : Издательство Марины Волковой, 2018).

 

***

Прикроватный столик полон книг,

и,  как неприлежный ученик,

то одну раскрою, то другую… –

молча полистаю и усну,

или откровением блесну –

все ещё бессмысленно тоскую…

 

Почему бессмысленно? – смотри –

по реке поднялись дикари,

и не возвратились из похода, –

паводок, и засуха, и лед –

все с рекой случится и пройдет,

повторится временами года.

 

Живопись наскальная щедра –

киноварь до росчерка пера

так же поражает, как и стрелы,

попадет – и дышишь по складам,

подражая отмелям и льдам,

притворяясь черным или белым –

 

в книгах все оттенки учтены, –

что случилось? – нет твоей вины

в снова повторившемся сюжете –

по складам читают дикари –

 

если хочешь – слово повтори,

даже если слова нет на свете…

(«Витражи» № 10-2018 http://журнальныймир.рф/content/stihi-1521)

О проекте:

КФС, коллекция феноменов саморефлексии, проект, реализованный в рамках подготовки круглого стола «Поэт и поэзия в современном обществе»
для доклада М.Волковой «Поэты IV тома АСУП о поэте и поэзии».
Круглый стол, в свою очередь, первое мероприятие грантового проекта «Апология поэзии», руководитель проекта д.ф.н. А.Житенёв.

Презентация к докладу М.Волковой «Поэты IV тома АСУП о поэте и поэзии»

Фотоотчет о круглом столе

Статья Е.Извариной о круглом столе


Добавить комментарий

*

code