Константин Комаров в «Вопросах литературы» об УПШ и РПР

В третьем номере журнала «Вопросы литературы» за 2017-й год опубликованы материалы круглого стола о роли критики в современной литературе, прошедшего на прошлогоднем липкинском Форуме.

Общее настроение – сдержанная тревога.

Моя речь довольна оптимистична. Правда, забыл сказать о Кузьмине и прямом лирическом высказывании, но это поправимо. Тем более я и так об этом всегда и везде говорю.

А вообще все высказались по делу.

………………………………

«Константин Комаров. Роль критики в литературе, будь то литература современная или не современная, переоценить трудно, потому что, как ни крути, наша страна логоцентрична и без критики здоровый литературный процесс вряд ли возможен. Белинского не просто так называли «властителем дум». Полемика критиков революционно-демократического лагеря и критиков-эстетов находилась в центре общественной жизни второй половины XIX века. И в XX веке накал критических дискуссий не ослабевал: вспомним хотя бы 1920-е годы — ЛЕФ, «Перевал»… Сейчас формы существования критики меняются, времена для нее непростые, само ее существование в какой-то степени проблемно. Но я думаю, что современная критика отвечает на эти вызовы разнообразием своих форматов, способов и стратегий критического мышления.

Этот «веер» представлен на липкинском семинаре журнала «Вопросы литературы», где каждый год присутствуют критические произведения в диапазоне от классического литературоведческого анализа до каких-нибудь совершенно прекрасных экспериментальных вещей. Например, есть замечательный критик с Камчатки Василий Ширяев, вошедший уже, как мне кажется, в историю русской критики хотя бы одной своей фразой: «Алла Латынина пишет вкрадчиво, как будто кота чешет». Это его стиль, и пусть таким будет. В смысле многообразия форм и языка русской критики все не так уж плохо.

Мне близка традиция Чуковского, когда совершенно естественным образом критическая остросюжетность, история (в прекрасных статьях о Некрасове, к примеру) сочетается с глубочайшим знанием материала. Он прочитал о Некрасове все что мог, перерыл все архивы, чтобы написать 50-страничную статью, которая читается как очень увлекательный детектив. В этом мне видится гармония остроты критического повествования с добросовестным исследованием материала, заинтересованным проникновением в него. Поверхностность критике противопоказана.

Поэтому всегда обидно читать некоторую, особенно газетную, критику, когда человек, что называется, для галочки рецензирует произведение, совершенно не вдумываясь в его содержание, вызывая лишь одно размышление — а читал ли критик то, что он рецензирует?

У Ницше (на мой взгляд, он был блестящим филологом в первую очередь) есть статья «Мы, филологи», в которой он говорит, что критик должен быть «при тексте», то есть не следовать за текстом слепо, доверяясь ему во всем, но при этом и не навязывать ему насильственно свою интерпретацию. Чтобы слово критика каким-то образом просвечивало сквозь слово автора, о котором он пишет, чтобы создавалось какое-то живое смысловое мерцание.
Вот этого мне несколько не хватает в современной критике, которая зачастую бывает, что называется, тусовочной, занимается сведением счетов, когда какой-то автор или какое-то произведение сразу резко маркируются негативно просто по факту того, что автор этого произведения относится к иному, так сказать, литературному сообществу, нежели критик, который о нем пишет.

Еще одна проблема — это взаимодействие живого литературного процесса и академического сообщества. Когда на филологическом факультете есть хотя бы один человек, который реально взаимодействует с литпроцессом, это уже хорошо. Хотя бы один. Это формирует какую-то подлинность литературной жизни. К сожалению, наличие такого человека — редкость. И получается, что существует разрыв между академическим литературоведением и движением литературы здесь и сейчас. У нас на Урале проходят конференции по творчеству современных поэтов. В сентябре 2014 года в Екатеринбурге прошла конференция «Уральское поэтическое движение (1981-2013): история, аналитика, прогнозы». В ней приняли участие ученые и культурные деятели из разных городов России (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Челябинск, Пермь) и из других стран (Великобритания, Израиль). В докладах были затронуты такие проблемные области, как хронология и концептуальность Уральской поэтической школы, ее мифологическая составляющая, поколенческаяструктура Уральского поэтического движения (УПД), традиции и новаторство в творчестве современных уральских поэтов, эстетика и поэтика УПД, инфраструктура УПД. Конференции сопутствовал поэтический фестиваль, в ходе которого состоялись поэтические чтения, презентации книг, показ поэтического видеоарта.

Сейчас под руководством челябинского поэта и культуртрегера Виталия Кальпиди и издателя Марины Волковой идет работа над изданием второго тома проекта «Русская поэтическая речь», включающего статьи филологов, философов, культурологов, простых читателей, посвященные осмыслению различных феноменов современной поэзии. Частью этого проекта является проведение круглых столов по современной поэзии в библиотеках, университетах, музеях по всей России. Подобные проекты нужны для интеграции академического сообщества в живой литературный процесс. Жаль, что не везде есть заинтересованные активисты, способные их организовать и реализовать.

Чувствуется в современной критике некий дурной герметизм. Если учитывать нашу традициюлитературоцентризма, учитывать Белинского и прошлое русской критики, то сейчас не хватает распахнутости в жизнь. Возможно, критика устала отвечать на вызовы времени или просто взяла паузу, чтобы заняться чисто эстетическими проблемами, проблемами текста. В конце концов, может, ничего страшного в этом нет, потому что в любом случае все всегда упирается в текст. А возможно, страшно писать публицистические вещи о том, что происходит. Но я не думаю, что более страшно, чем это было раньше.

Поэтому мы часто имеем дело с крайностями: либо с абсолютно ангажированными текстами, либо с текстами, которые вообще никак не учитывают социально-политическую обстановку и в силу этого получаются хилыми. А ведь большое мастерство нужно, чтобы эту золотую середину соблюсти. Таких людей немного. Критик с «лица необщим выраженьем» — это всегда товар штучный».

<….>

«О сохранении творческой индивидуальности, но уже не в критике, а в поэзии, мог бы заговорить и К. Комаров. Но он ограничился только упоминанием двухтомника «Русская поэтическая речь». Отличительной чертой вышедшего первого тома этой поэтической антологии является анонимность включенных в нее подборок. Таким способом редакторы проекта (одного из трех — Д. Кузьмина — К. Комаров почему-то забыл упомянуть) намерены приблизиться ни много ни мало — к познанию истинных целей существования русской поэзии. Хотят ли составители опровергнуть мнение относительно того, что в современной поэзии не появляются новые имена, а лишь ощущаются «колебания стиля»? Вероятно, ответ мы получим во втором томе, где критики будут обсуждать результаты анонимного эксперимента, осуществленного в томе первом (тогда и «Вопросы литературы» откликнутся — обязательно!)».

Читать: Роль критики в современной литературе
Жить можно. Свердловск-Екатеринбург: городипоэты

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники


Добавить комментарий

*

code