КФС. Янис Грантс

КФС. Янис Грантс

Янис Грантс о поэте и поэзии в проекте КФС (Коллекция феноменов саморефлексии).

«Читатель ищет в стихах узнавание себя; ищет ответ на своё личное состояние, описанное такими словами, которые, он, может быть, искал, но найти не смог. Либо ищет новый опыт какой-то: «А я бы так не подумал, а я бы до такого не дошёл…»

(Из фильма-интервью Виталия Кальпиди «Сверкая искоркой бесстыдства» https://www.youtube.com/watch?v=kjelKDWWkXU&list=PLAq_JTxlUlESlcZFw98G3uW3lEEMXesE4&index=9&t=0s).

«Мне кажется, что я пишу хорошие стихи. Но стихи – это результат. А я люблю то, что предшествует результату. Можно сказать, что я люблю свои стихи за процесс их написания. Не исполнилось ещё и десяти лет, как я стал вхож в уральские литературные круги. Поздний старт для  поэта  –  это  приговор.  И  дело  не  в  том,  что надо  многое  наверстать.  Дело  в  том,  что  заново учиться писать стихи гораздо труднее, чем просто начать их писать. Заметили, позвали, напечатали – всё это важно, но второстепенно. Основное: я пишу».

(Энциклопедия. Уральская поэтическая школа.  https://www.marginaly.ru/html/Vsjachina/Enciklopedija/summary/grants.pdf)

 

ОСЯ

 

Ося подворовывал

Хлебец. Осю били.

Осю бить – за счастье:

Ося как мешок.

 

Ося был без норова.

Осю не любили.

«Ося! Хочу страсти:

Расскажи стишок!»

 

Не Гомером грезил он.

Клянчил, как приблудный,

Корку хлеба чёрного,

Да куда уж там…

 

Гадина – поэзия,

Мачеха паскудная,

Где теперь некормленый

Ося Мандельштам?

 

 

ЯПОНСКАЯ ПОЭЗИЯ

 Саше Маниченко

 

маниченко думает что смерти нет

думает что он проживёт две тысячи лет

а потом ещё две тысячи лет

и ещё две тысячи лет

 

и ведь знает собака на что ему это бесчисленное количество лет

 

хочу говорит перевести всех японских поэтесс XIII-XV веков

 

а куда он их перевозит не уточняется

(Антология современной уральской поэзии. 2004-2011 гг.  https://www.marginaly.ru/html/Antolog_3/avtory/014_grants.html)

 

 

НАСЛЕДИЕ

блуждая в кромешной тьме по малоизученной квартире, я сломал палец

У левой ноги: споткнулся о десятикилограммовое наследие поэта Айги.

 

так и познакомились я и Твой любимый поэт.

Твой любимый поэт уже некоторое время, как того, а у меня для того и причин-то, кажется, нет.

 

когда (вследствие боли) перед глазами запрыгали звёзды, кое-что мгновенно открылось мне наперёд: всё будет так, как в конечном итоге и произойдёт:

 

порвём театрально, сдымлю полпачки, исчезну впотьмах.

возможно, мы будем здороваться на поэтических вечерах.

 

палец срастётся криво у моей левой ноги.

и это будет самым ярким воспоминанием о Тебе

и самым неизгладимым впечатлением от наследия поэта Айги.

(Книга из серии «ГУЛ» https://www.mv74.ru/kniga/gul-yanis-grants/)

 

 

За хлебом

 

Владе Смехову

 

кропал стишки свои, кропал.

за так. для никого.

пошёл за хлебом и пропал –

как не было его.

 

его не хватится жена.

и мать. и дочь. и пёс.

никто не вспомнит ни хрена,

купаясь в луже слёз:

 

пошёл за хлебом и – привет.

на клетчатом простом –

ожог от спички, чайный след

и кляксы под крестом:

 

бубубубубубубубу

бубу и не бубу

я скоро вылечу в трубу

я вылетел в трубу

(Интернет-альманах «45-я параллель» https://45parallel.net/yanis_grants/stihi/)

 

ПУШКИН

Невский

я шёл пешком. а Пушкин ехал.

в медвежьей шубе ехал в свет.

он что-то крикнул мне из меха.

и я махнул ему в ответ.

 

я шёл. домой. дрянная проза.

я шёл. по Невскому. домой.

и воздух конским пах навозом.

ещё – дымком. ещё – Невой.

прислуга свечи зажигала.

тишайший снег слетал с небес

 

тарифом новым зазывала

собчак с биллборда МТС.

 

Утёс

 

он.

в бакенбардах.

в завитушках.

невзрачный.

неказистый.

Пушкин.

он.

смуглолицый.

горбоносый.

стоял в накидке на утесе.

 

и небо сонно моросило.

и чайки спали на волне.

и одинокий.

и – красивый

стоял Поэт.

и снился мне.

 

(Книга из серии «ГУЛ» https://www.mv74.ru/kniga/gul-yanis-grants/)

 

 

«У стихотворения нет и не может быть какого-то очевидного и выпирающего смысла. Иначе вряд ли это стихотворение. Стихотворение наполнено смыслами, явными и тайными.»

(Интервью о видеопоэзии https://mediazavod.ru/articles/daily/drugie-rubriki/virus-chteniya/142278/)

 

«— Трудно быть поэтом?

— Легко, потому что ты следуешь за своим даром и не перечишь ему, — улыбается Грантс»

(Из интервью «Вечерний Челябинск» https://vecherka.su/articles/society/8402/).

 

Отрывки из интервью «Я хочу писать о голых чувствах»

«Поэзия должна говорить человеческим языком, а какая-то и языком улиц. И совершенно не надо превращать ее в высокое искусство. Конечно, безоглядная всепобеждающая любовь должна быть, но и сахарница или пепельница – тоже хорошее исследование для стихотворения»,

….
«– А вы считаете себя челябинским поэтом?

– Конечно. Я здесь живу. Это мой дом, это мой любимый район и мой любимый город. Ну и потом, об этом тоже говорят те немногие критики, которые обращают внимание на мое творчество:  местный колорит в моих стихах постоянно присутствует. Даже говоря о названиях объектов и  улиц: «На углу Руставели-Гагарина», или «На Станкомаше выходит, шурша», или «Под кондитерский цех гримируется ЧМК», или «Ты в офисе на Кривой, я сахар гружу, кривой». Ну и потом, посвящения местным людям, поэтам. И городской колорит, и заселенность людьми в этих стихах – все это челябинское.

Поэтому – челябинский поэт Грантс.»

(http://slo-vo.ru/kultura/yanis-grants-ya-hochu-pisat-o-golyh-chuvstvah)

 

О проекте:

КФС, коллекция феноменов саморефлексии, проект,
реализованный в рамках подготовки круглого стола “Поэт и поэзия в современном обществе”
для доклада М.Волковой “Поэты IV тома АСУП о поэте и поэзии”.
Круглый стол, в свою очередь, первое мероприятие грантового проекта “Апология поэзии”, руководитель проекта д.ф.н. А.Житенёв.

Презентация к докладу М.Волковой “Поэты IV тома АСУП о поэте и поэзии”

Фотоотчет о круглом столе

Статья Е.Извариной о круглом столе


Добавить комментарий