КФС. Юрий Казарин

КФС. Юрий Казарин

Из статьи «Лодка Владимира Казакова»

«Вот я думаю текст. И текст думает меня. Мы вцепились друг в друга и не отпускаем себя от него и себя от себя. Я сплю и думаю о нём. Его нет, он не существует — но тем не менее думает обо мне. Мы думаем друг друга: я создаю его — а он переделывает меня. Сотворение и пересотворение. Что важнее?»

(«Урал» №2-2015 http://www.zh-zal.ru/ural/2015/2/19kaz.html)

 

Из эссе «Детские молитвы»

«Дикая детская речь — вот один из способов реализации чистого языка поэзии. Не — литературы. Не — стихотворчества. Не — просодического говорения, в котором всё явственнее проглядывается стихотворный/поэтичный нарратив».

(«Урал» №3-2015 http://www.zh-zal.ru/ural/2015/3/18kaz.html)

 

Из эссе «Сердце любит сердце»

«Поэт говорит всегда, даже когда он молчит. Поэт говорит в себя. Говорит долго, иногда — вечно. Человек думает думу. Поэт — стихи. Потому что стихи — сердце думы, которая существует и клубится внутри и снаружи. Дума-стихи утомляет веки, делает глаза невидящими, но смотрящими в себя, внутрь, — как вода, обволакивающаяся отраженьями всего на свете и поглощающая в себя свет, переходящий — в глубине — в слоистый полусумрак, сумрак, мрак. Губы шевелятся, трогают воздух, пробуют на твердость и мягкость, долготу и силу — звук, которого нет и который есть в тебе, внутри, в сердце думы.
Поэт думает стихи всегда. Он говорит в себя — и забывается: воздух и уста приходят в согласие — и появляется звук, звукоряд, слог, ритм, слова, фразы. Их словно что-то выталкивает наружу — и они слышны. Точнее — слышатся. Не всем, а чаще тем, кто думает свои стихи (и необязательно записывает их). Процесс думания стихов бесконечен, и появившиеся на свет стихотворения — это паузы, звуковые паузы, возникающие в непрекращающемся мощном течении думы… Безумие? — Ну да. Оно самое. Онтологическое и неизбежное».

(«Урал» № 7-2015 http://www.zh-zal.ru/ural/2015/7/16kaz.html)

 

Из эссе «Внутреннее небо»

«В любой сон я вхожу сквозь стихи”.
…..
Чтобы войти в сон, ты думаешь стихи. Чтобы войти в стихи, в стихотворение, — ты должен умереть — оговорка! — уснуть. Чтобы записать сон-стихотворение, ты должен воскреснуть, проснуться — и потерять нечто, без чего сон-стихотворение остаётся (записывается) или просто сном, или просто стихотворением. Вот тебе и сочинительство, литература, менеджмент, маркетинг и читатель (потребитель)!.. Такие дела».

(«Урал» № 8-2015 http://www.zh-zal.ru/ural/2015/8/20kaz.html)

 

Из эссе «Особенно собака»

«Поэзия, в своем языковом воплощении, обновляет мир, являя ему то, что считается или погибшим, исчезнувшим, или забытым, исчезающим. Поэзия не отражает мир и не отображает его — она увеличивает в нем (и — преувеличивает) те предметы, процессы, атрибуты и явления, которые, возрождаясь в просодии, в мысли и в образе, преображаются, как бы возникая в мире заново, в первозданном, в первоприродном, в оптимальном виде — в той форме, функции и содержании, которые соединяют в одно целое сущее и воображаемое, когда степень адекватности таких миров приближается к тождеству. Прямо говоря, поэзия в языке и в мире работает одновременно и со словом (с любой единицей языка и мышления), и с делом».

(«Урал» № 4-2016 http://www.zh-zal.ru/ural/2016/4/osobenno-sobaka.html)

 

Из эссе «После плача перед песней»

«Стихотворение — есть квант (сложнейший, комплексный, разноприродный) такой связи / гравитации, тяготения, притяжения. Поэзия — это и энергия, и форма целостного комплекса связей мировых, вселенских — внутренних и внешних. Поэзия извлекает себя из себя. Такое извлечение (просодия!) не формализуется звуком, но превращается в него — всё сразу или частично».

(«Урал» №5-2016 http://www.zh-zal.ru/ural/2016/5/posle-placha-pered-pesnej.html)

Продолжение на следующей странице

Страница: 1 2 3 4 5 6 7


Добавить комментарий